Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 29)


У них с Карриком нет будущего. Ей необходимо найти способ вернуться домой. И если ей не удастся повлиять на судьбу Каррика, он умрет молодым. С этим невозможно смириться. Почему она не встретилась с Карриком в Ассоциации фермеров Америки? Или на какой-нибудь распродаже? Или в любом другом месте в ее мире?

Каррик подошел ближе, положил руку ей на плечо. Она обняла его за талию. От их близости ей стало еще тяжелее, она хотела посмотреть ему в глаза, но не решилась.

— Все будет хорошо, Глинис, не надо волноваться.

В какой-то момент ей показалось, что он прочел ее мысли. Но потом она поняла, что он имеет в виду болезнь Сараид, что было бы вполне естественно.

— Я уверена, все обойдется, — промолвила она. — То же самое говорил Роберт, когда бедный Гораций метался по комнате, не зная, что предпринять.

Она ощутила напряжение в руке Каррика, ей даже показалось, что он споткнулся. Затем, ни слова не говоря, он привлек ее к себе. В глубине души Глинис понимала, что эти моменты близости и воспоминания о них будут поддерживать ее, когда произойдет несчастье.

— Глинис, — проговорил он тихо, — я должен извиниться за вчерашнее, я был слишком резок и категоричен. Мне нужно было объяснить… Есть вещи, которые я должен сделать, я не могу все бросить, как вы не можете бросить свое ранчо, свой «Рокинг эм».

— Я понимаю, — сказала она, судорожно сглотнув. Ей было гораздо легче сражаться с раздраженным Карриком. Такой нежный, как сейчас, он буквально сводил ее с ума.

Глава 16

Глинис сидела на диване, наблюдая за Горацием. Он вытирал платком пот со лба и отказывался от бренди, который предлагал ему Каррик. Он проводил взглядом выехавший со двора экипаж и после некоторого молчания повернулся к собравшимся в комнате.

— Доктор сказал, — спокойно проговорил Каррик, — что через несколько дней Сараид будет совершенно здорова. А пока ей следует находиться в постели и пить много жидкости. Доктор также порекомендовал нам как-то занять детей, чтобы они не беспокоили Сараид.

Глядя на мужа своей сестры, Роберт заметил:

— Мне кажется, вы тоже нездоровы. Гораций пожал плечами:

— Это всего лишь простуда, скоро пройдет.

— Гораций, — проговорила Глинис, — боюсь, у вас грипп.

Гораций застонал и тяжело опустился на стул.

— Доктор сказал, что сейчас свирепствует грипп. Все соседи переболели.

Глинис кивнула, подумав о том, что инфекция может быстро распространиться по всему дому.

— Вам лучше подняться к себе и лечь в постель, — сказала она, пощупав его лоб. Он был влажным и горячим. — Я не хочу обижать вас, но вы можете заразить остальных.

Откинувшись на стуле и положив ногу на ногу, Каррик внимательно смотрел на бокал с бренди.

— Через несколько часов, — сказал он наконец, — начнется шторм, и, судя по тучам, дождь будет сильным. Где находится ваш рогатый скот, Гораций?

— Он сейчас в восточной части пастбищ, следовало бы увести его повыше в горы.

— Разумная мысль, — согласился Каррик, поставив бокал на буфет. — Вы отправляйтесь в постель, а мы с Робертом попытаемся увести стадо в горы.

— Через несколько минут буду готов, только переоденусь, — сказал Роберт. — Надо попросить Ихана приготовить лошадей?

Тут в разговор вмешалась Глинис.

— Надо позаботиться о детях, — сказала она. — Их может напугать шторм. Вам не кажется, что Роберт должен остаться с детьми?

— Каррику одному не справиться со стадом, — возразил Роберт.

Каррик с улыбкой посмотрел на Глинис, и их взгляды встретились.

— Она и не предполагает, что я справлюсь один, и намерена отправиться вместо тебя, Роберт. Я вас правильно понял? — обратился он к Глинис.

Та кивнула:

— Именно это я и собиралась предложить. И я, и Берт имеем опыт в подобного рода ситуациях.

— Вы не можете оставить меня здесь в роли няньки, — сердито заявил Роберт. — К тому же это не женское дело. Оно сопряжено с опасностью.

— Роберт, я вас очень уважаю, но в вас говорит мужской шовинист.

Каррик рассмеялся, проигнорировав возмущенный взгляд кузена, и обратился к Глинис:

— Но учтите, к утру вы вымокнете до нитки, Малдун. Она небрежно пожала плечами:

— Не растаю, не беспокойтесь.

— Жаль, — произнес Каррик, и глаза его озорно блеснули. — А я надеялся, что вы растаете. Когда девушке очень холодно и страшно…

— На этот случай у девушки есть надежный конь.

Каррик громко рассмеялся.

— Идите переодевайтесь, Малдун, чем скорее мы перегоним стадо, тем раньше вернемся домой.

— Я не могу с этим согласиться, — не сдавался Роберт.

— Тебе все равно ничего не поможет, — уверенно сказал Каррик.

— Моя тетушка Рия всегда готовила горячий кофе и теплые печенья, ожидая моего возвращения в такую ночь, — проговорила Глинис, улыбаясь и глядя на Роберта. — Печенья с ореховым маслом были моими любимыми.

— Ореховым маслом? — переспросил Роберт, нахмурив темные брови.

— Можно с шоколадом и с изюмом.

Роберт сердито заворчал:

— Нет смысла добавлять еще обиды к вашему несправедливому решению. — И, глядя в пространство между ними, добавил: — Могу я посоветовать вам воспользоваться здравым смыслом и проявлять выдержку во время вашего путешествия?

Каррик усмехнулся и похлопал кузена по спине.

— Мы принимаем любые советы, Роберт. А сейчас помоги Горацию подняться наверх, пока он не свалился с ног.

— Если представится такая возможность, попытайся поговорить с ней серьезно, — сказал Роберт. — Выслушай ее и подумай о том, что она скажет.

Когда Роберт и Гораций покидали гостиную, Глинис ощутила на себе взгляд Каррика и посмотрела на него. Каррик помрачнел.

— Я позабочусь о лошадях, Малдун, — сказал он в раздумье. — Будьте готовы спуститься в конюшню.

Глинис шутливо отсалютовала ему и, приподняв юбки, последовала за Робертом и Горацио.

— Это настоящий потоп, он может оказаться гибельным даже для лягушек.

— Для лягушек? — переспросил Каррик, стараясь перекричать шум дождя.

Она усмехнулась:

— Подумайте об этом.

Каррик промок до нитки и замерз, но чувствовал себя бесконечно счастливым. Только потому, что рядом была Глинис.

— А в Канзасе бывают такие дожди? — спросил он.

— Да, особенно весной. И еще ураганы, а иногда даже

торнадо.

— Что значит — торнадо?

В глазах ее сверкнули озорные огоньки.

— Это очень интересно. Правда, животным не доставляет удовольствия, скорее внушает ужас.

— Вы так и не объяснили мне, что такое торнадо?

— Это спиральное закручивание воздуха, когда теплые массы с юга встречаются с холодным фронтом с севера. Оно втягивает в себя и уносит все, что встречается на пути, а ширина его может достигать мили.

— И вы считаете, что это может доставить удовольствие?

— Еще какое! Что может быть более ошеломляющим, чем буйство матери природы. Конечно, лучше не попадаться ему на пути, чтобы не погибнуть.

— Скажите, Малдун, что-нибудь может вас испугать? Она сразу сникла, но тут же взяла себя в руки и улыбнулась ему:

— Возможно, езда верхом на быке, но надо быть дураком, чтобы этим заняться.

— Я спрашиваю серьезно, Глинис, чего вы боитесь? Не останавливаясь, она посмотрела ему в глаза.

— Боюсь не вернуться домой.

Взгляды их встретились всего на одну секунду, но Каррик понял, что между ними возникла стена. Она отвела глаза и сказала:

— Животные захотят спуститься в долину, спасаясь от ветра. Я поеду в одну сторону, посмотрю, что можно сделать, а вы поезжайте в другую. Через несколько минут я вернусь.

Не успел он опомниться, как она исчезла. Каррик посмотрел на небо. Остатки дневного света быстро исчезали, в тучах не видно было ни малейшего просвета. Если ливень не прекратится, невозможно будет перейти водяной поток, отделявший их от дома. Они с Глинис вместе со стадом окажутся отрезанными от мира, пока не спадет вода.

Каррик пришпорил Молана. Он вспомнил, что поблизости, между деревьями на верхнем пастбище, должен быть каменный домик. Там можно укрыться от дождя, растопить печку и немного согреться.

У него будет время обдумать советы Роберта. Он решил, что нет смысла усложнять и так непростую ситуацию. Нельзя отрицать, что их влечет друг к другу. И если избегать разговоров о будущем, можно приятно провести время в пастушеском домике.


Глинис толкала деревянные ворота до тех пор, пока они не свалились на мокрую траву, а затем заставила Берта уйти от ворот. Толкая друг друга, стремясь первыми пройти в ворота, животные торопились на пастбище, которое было за воротами. Она оглядела стадо, которое ей с Карриком удалось собрать в последний час. Каррик ехал у края стада, заставляя животных не разбегаться. Повернув голову так, чтобы поля шляпы заслоняли ее от самых сильных струй дождя, Глинис наблюдала за Карриком. Он умел управляться с животными. Если дать ему хорошую лошадь и удобное седло, он будет отличным ковбоем.

Удовлетворит ли его положение наемного работника? Скорее всего нет. Захочет ли он более интимных, более постоянных отношений с ней? Этому не бывать, подумала Глинис. Она уже попробовала однажды, и последствия оказались ужасающими. Она не хотела сдаваться, не хотела оставить его одного на произвол судьбы.

Надо все хорошенько обдумать и еще раз поговорить с Карриком. Дела, о которых он говорил, безусловно, связаны с законом о церковной десятине. Но этот чертов сукин сын так уверен в своей безвременной кончине, что слушать ее не станет. И все же она попытается его убедить.

Половина стада прошла через ворота, когда она подъехала к Каррику.

— Похоже, они знают, куда направляются, — сказала она. — Вы ведь можете справиться с ними один? А я вернусь и посмотрю, не потеряли ли мы кого-нибудь. Кустарник там густой, в нем можно застрять.

Он покачал головой:

— Не надо, вода поднимается слишком быстро, ничего нельзя будет сделать. Отведем тех, кого удалось собрать.

— Вы идите вперед, а я догоню вас.

— Глинис! — воскликнул он.

— Я не могу оставить бедных животных. Я скоро вернусь, не волнуйтесь.


Пригнувшись к седлу, Глинис всматривалась в край обрыва. Теленок запутался в кустах, и она никак не могла набросить ему на голову петлю. Для этого ей пришлось бы спуститься вниз. Посмотрев на поверхность мутной воды, струившейся по ущелью, она попыталась оценить расстояние между водой и теленком. Неизвестно, удастся ли ей вытащить его, вода поднимается слишком быстро.

Она привязала один конец веревки к седлу, слезла с лошади и натянула веревку.

Берт оживился. Глинис стала двигаться к краю обрыва.

— Ну, старина, — обратилась она к Берту, — попытаемся спуститься вниз и побыстрее подняться обратно.

С трудом спускаясь по скользкому, грязному обрыву, глядя на орущего теленка, запутавшегося в кустарнике, Глинис засомневалась в своем здравомыслии. Только сумасшедший мог решиться на это. Взглянув на уровень воды в ущелье, она поняла, что у нее есть совсем немного времени. Согнув ноги, она проделала остальную часть пути на коленях и остановилась, ухватившись за ветку кустарника, в котором запутался теленок. То ли от холода и дождя, толи от напряжения плечо невыносимо болело.

Теленок подпрыгнул и отодвинулся от протянутой руки Глинис.

— Ну же, перестань сопротивляться, — проворчала она сквозь стиснутые зубы, пробираясь сквозь кустарник поближе к животному. — Ты что, не понимаешь, я ведь пытаюсь спасти тебя. Ты еще так мал, что из тебя не получится даже гамбургер.

Когда она всеми пятью пальцами схватила его кожу на шее, он испугался и замер. В этот момент она набросила ему петлю на голову.

— Теперь попробуем подняться, — сказала она, отпустила веревку и отошла немного в сторону. Не больше чем полсекунды веревка лежала на земле, затем натянулась и задрожала. Теленок пытался сопротивляться силе, тянувшей его вперед и вверх, но веревка была крепкой.

Пробираясь сквозь густой кустарник, Глинис приблизилась к теленку.

— Ты можешь даже помочь нам, — проговорила она ласково, пытаясь подтолкнуть его здоровым плечом.

В этот момент Берт, вероятно, приложил усилия, и заарканенный теленок продвинулся вверх на несколько футов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать