Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 30)


— Ну вот, — удовлетворенно проговорила Глинис, когда теленок начал перебирать ногами, — ты наконец понял, в чем дело.

Она карабкалась вслед за ним, и, хотя руки у нее устали и дыхание было затруднено, она твердо знала, что только держась за теленка, она даст возможность Берту вытащить их обоих наверх.

Им удалось подняться меньше ярда, когда теленок неожиданно поскользнулся, упал и стал брыкаться в тщетной попытке встать на ноги. Инстинктивно Глинис отпустила его, пытаясь увернуться от ударов острых копыт. И в тот же момент сама поскользнулась, упала на живот и поняла, что скользит вниз по откосу. А Берт в это время упорно тянул теленка вверх.

Она вскрикнула, оказавшись в ледяной воде. Она погружалась все глубже, намокшая одежда тянула ее вниз. Ее стетсоновская шляпа слетела с головы, и жесткая тесемка, державшая ее, оцарапала ей лицо. Она попыталась высвободиться из своего пальто и выбраться на поверхность.

Руки и ноги будто налились свинцом, в ботинках хлюпала вода, Глинис задыхалась. Паника овладела ею. Она утонет, погибнет вдали от своего дома, промелькнуло у нее в голове. Но она не сдавалась. Глинис делала все, что в ее силах, и наконец смогла вдохнуть воздух. Заставляя шевелиться руки и ноги, она стремилась к небольшому кусту, росшему на грязном каменистом склоне.

Схватившись за него, она огляделась и не увидела ничего, за что можно было бы зацепиться. Как же ей выбраться отсюда?

И вдруг что-то ударило ее по плечу, выведя из оцепенения. Взглянув наверх, она поняла, что произошло. Глинис глубоко вздохнула, схватилась за куст левой рукой, а веревку обвила вокруг правого запястья. Ей не нужно было сообщать о том, что она готова. Веревка моментально натянулась и потащила ее вверх. Она не смогла даже встать на ноги, только успела поднять голову, чтобы не захлебнуться грязью в той колее, которая образовалась от ее движения.

Трава… Она с восторгом смотрела на траву с крепкими корнями. Она спасена. Вздохнув, она медленно села на траву. И тут ее подняли крепкие мужские руки. Синие глаза пылали от ярости. Был ли на свете мужчина более прекрасный, чем Каррик де Марсо?

— Вы просто упрямая дура, — услышала она, — вы ведь чуть не погибли из-за этого идиотского теленка.

Она вымученно улыбнулась.

— Но в конце концов все обошлось, и только это имеет значение.

Он сильнее сжал ее руки.

— Клянусь, Малдун, иногда я готов…

— Договаривайте, — перебила его Глинис.

Что-то внутри у него сломалось, она почувствовала это в тот самый момент, когда он рывком привлек ее к себе и прильнул губами к ее губам. В его движениях не было ни нежности, ни мягкости, только невероятное желание. Глинис обняла его, готовая все отдать за эти моменты близости.

Ни к одной женщине его не влекло так, как к Глинис. Совершенно бессмысленно было сопротивляться этому влечению, пытаться быть сдержанным. Он готов был расплачиваться за любые последствия. В тот момент, когда он увидел ее, пытавшуюся бороться с течением, ищущую опору, он понял, что все, что ему надо в жизни, — это Глинис Малдун.

Он крепче сжал ее в объятиях, сильнее прижался к ее губам и сдержал стон, когда губы ее раскрылись. Все чувства его были обострены. Холодный дождь заливал спину, нотам, где Глинис прикасалась к нему, он чувствовал жар, от которого захватывало дыхание. Он погладил ее по щекам, как будто извиняясь за свое безрассудство.

Она вздрогнула от его прикосновения, и он слегка отстранился, не понимая, в чем дело. И вдруг увидел у нее на подбородке рану.

— О Боже, Глинис, что случилось?

— Шляпа слетела в воде, и державший ее шнурок

проехался по подбородку. Рана большая? — спросила она.

— Это даже не рана, просто царапина. Только на подбородке?

— Не думаю. — Она вздохнула. — Я вся в грязи. — Она осмотрела себя и, с улыбкой взглянув на него, добавила: — Теперь и вы тоже. Из-за меня. Простите, пожалуйста.

— Насколько я помню, это была моя инициатива, — ответил он, неохотно отпуская ее и снова ощутив холод.

— Да, конечно, но я не возражала, — ответила она.

— Не возражали, — с удовлетворением подтвердил Каррик.

— Да, — как будто неожиданно что-то вспомнив, проговорила Глинис, — я еще не поблагодарила вас за то, что вы спасли меня. Вы очень умело управляетесь с этим лассо. Кстати, теленок благополучно добрался до верха?

— Вам все равно, живы вы или нет, Малдун? — в свою очередь, спросил Каррик и тут же понял, что совершил роковую ошибку.

— Не вам задавать такие вопросы, Каррик.

— Нам еще надо загнать скот, — сказал он, злясь на себя зато, что разрушил почти волшебную атмосферу близости между ними.

— Рано или поздно нам придется поговорить, и вам от этого не уйти.

Каррик приуныл. Глинис скатала веревку и направилась к своей лошади, даже не обернувшись. Каррик последовал за ней.

Закрыв за собой ворота, они поднимались на небольшой холм, когда Глинис заметила группу животных, сгрудившихся по другую сторону каменной стены.

— Чье это стадо? — спросила она.

— Эта земля принадлежит Джулии Конрой, — ответил Каррик, — а животные — собственность короны. Видите букву «н», это знак сборщика налогов.

Она наклонилась вперед, стараясь рассмотреть животных.

— По-моему, не на всех есть метки, видно, не успели поставить.

Глинис усмехнулась, но продолжала внимательно смотреть на коров.

— Я как раз думала о том, что во время сильного шторма животные разбегаются в разные стороны, и если на них нет меток, невозможно определить, кому они принадлежат.

Она лукаво улыбнулась ему.

— Некоторые вообще могут потеряться.

Каррик громко рассмеялся.

— У вас просто склонность к незаконным действиям, Малдун.

— И бывают моменты вдохновения, — добавила она, продолжая улыбаться.

— Почему бы вам не отправиться в коттедж? Я скоро присоединюсь к вам.

— И предоставить вам одному получать удовольствие? Ни за что! Это ведь моя идея.

Он укоризненно покачал головой.

— Это серьезное преступление, Глинис. Если вас поймают, могут повесить.

— Я знаю, но не хочу, чтобы вы один рисковали жизнью. Либо мы сделаем это вместе, либо не будем делать вообще, — заявила она, упрямо вздернув подбородок.

Эти слова, как звон колокола, отозвались в его душе. У него было такое ощущение, будто на него нацелен пистолет. Сердце бешено колотилось.

— Вы не замерзли? — спросил он, пытаясь сменить тему. — Не устали? Не голодны? Вам не хочется снять с себя эту грязную одежду?

— Я выживу, не волнуйтесь, — ответила она, пожав плечами. — От дискомфорта еще никто не умирал.

— Иногда я просто не знаю, что мне делать с вами, Малдун.

Она, очень довольная, усмехнулась:

— Поразмышляйте об этом, пока мы будем искать место в стене, где лучше проделать дырку. А к тому времени, когда мы отправимся домой, у вас появится какая-нибудь разумная идея. — С этими словами она двинулась вдоль стены, внимательно изучая ее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать