Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 31)


Глава 17

Маленький коттедж оказался значительно удобнее, чем она предполагала. Крыша уцелела, камин быстро разгорелся. Здесь были стол, четыре стула, кровать, одеяла. Одежда, которую они обнаружили в шкафу, была просто божьим даром, учитывая, что они вымокли до нитки. В буфете они нашли все, что необходимо для мытья, а также кастрюлю, чтобы заварить чай. Каррик предусмотрительно захватил из дома мясо, хлеб и сыр.

Он сидел у огня, держа в руках кружку с чаем. Глинис смотрела на его широкие плечи, мускулистую спину, и в душе ее бушевала такая же буря, как за окном. Ей так хотелось сесть рядом с ним, попросить, чтобы он обнял ее, и замереть в его объятиях. Но она понимала, что заниматься с Карриком любовью равносильно самоубийству.

Глинис закрыла глаза и попыталась замедлить биение собственного сердца. Она должна быть разумной. Она не любит его. Она ценит его, как очень хорошего наездника, уважает его стремление облегчить положение ирландского народа, его борьбу против несправедливости британских законов. Ей нравится его чувство юмора. Рядом с ним Глинис чувствует себя в безопасности. Ни к одному мужчине она не испытывала такого влечения, как к Каррику де Марсо, хотя давно забыла о мужской ласке.

Она знала, что, если уступит своим желаниям, никогда не забудет его. Его образ будет ее преследовать. Но воспоминания бывают разными. Если между ними ничего не произойдет, она будет просто мечтать о нем. Если же окажется в его постели, ее сердце будет разбито.

Все было бы иначе, согласись Каррик вместе с ней переместиться в другое время. Это было единственным разумным решением для него. Не может нормальный человек отказаться от попытки спасти свою жизнь. Стараясь убедить его в этом, она действует не бескорыстно, защищая свои собственные интересы.

Глинис вздрогнула. Боже, она начинает торговаться с судьбой! Дал ила так не поступала, но ей не надо было спасать жизнь Самсона. Глинис оглянулась, посмотрела на Каррика, и сердце ее забилось сильнее, когда взгляд остановился на его темных вьющихся волосах. Интересно, влекло ли Далилу к Самсону так, как ее к Каррику де Марсо? К черту Самсона и Далилу. Какой смысл морочить себе голову судьбой библейских героев? Ее проблемы требуют немедленного решения.

— Надо брать быка за рога, Глинис, — прошептала она.

На звук ее голоса Каррик обернулся, ласково посмотрел на нее, и от этого взгляда кровь забурлила у нее в жилах.

— Вы что-то сказали? — спросил он.

Ей казалось, что сердце застряло у нее в горле, но она смогла улыбнуться и ответить.

— Я спросила, не хотите ли вы еще чаю. Ваш, наверное, уже остыл.

— Да, пожалуйста.

Она взяла кастрюлю и понесла к камину. Надеясь, что он не заметил, как дрожат ее руки, она взяла у него кружку и наполнила.

— Я могу к этому привыкнуть, — проговорил он, беря кружку и коснувшись пальцами ее руки.

— К чему? — просила она.

— К тому, чтобы во время шторма пить с вами чай по ночам.

— Да, конечно, — пробормотала она.

— Посидите со мной, Глинис, — попросил Каррик. Он взял ее за руку, стараясь усадить рядом с собой. Не в силах произнести ни слова, Глинис наклонилась и поставила кастрюлю как можно ближе к огню. Сердце ее учащенно билось, и прерывистое дыхание не позволяло притвориться бесстрастной.

А Каррик протянул руку, большим и указательным пальцами взял прядь ее волос, задумчиво посмотрел на нее испросил:

— Как его звали, Глинис? Кем он был для вас?

— Вы о ком? — Глинис округлила глаза.

— О том, кого вы старательно стараетесь не упоминать, о ком не хотите думать. Однако мысли о нем преследуют вас. Он был жесток с вами?

— Жестокость — понятие относительное. Все зависит от того, в чьих устах оно звучит.

— Расскажите мне о нем, — настаивал Каррик.

— Вы не хотите отложить этот разговор на другой раз? Глинис подумала, что если хочет заставить Каррика рискнуть, то и сама должна рисковать.

— Хорошо, я расскажу, — произнесла она с глубоким вздохом. — Его звали Джек Рэймер, я была молода и неопытна и вышла за него замуж. Мы состояли в браке два года, но уже к концу первого года стало ясно, что мы не сможем жить вместе.

— Вы любили его?

Вспоминая об этом периоде своей жизни, она обычно ощущала печаль. Но сейчас ей казалось, что она рассказывает историю из другой, чужой жизни. Это из-за Каррика она стала спокойнее относиться к своему прошлому? Вполне возможно.

— Если по-честному — нет. Теперь я понимаю, что была тогда больше влюблена в сказочные истории о вечной счастливой жизни после свадьбы. Джек был красивым мужчиной, отличным ковбоем с большой серебряной пряжкой на поясе. Я знала его с детства.

— Насколько я понимаю, страсти между вами не было?

— Вы весьма проницательны, Каррик. Не было.

— Почему вы его выгнали?

— Как вы догадались? — удивилась Глинис. — С таким же успехом Джек мог бросить меня.

— Во-первых, вы бы не вышли замуж за глупого человека, а это означает, что он был достаточно умен, чтобы понимать, что он теряет. Я уверен, это была ваша инициатива. Но почему?

— Как бы вам объяснить, — начала Глинис, — в тех краях, где я жила, принято было выходить замуж за людей своего круга. При этом земли оставались в руках старых владельцев, чужестранцы на ранчо не попадали. Джек казался наиболее подходящим из сыновей владельцев соседних ранчо.

— Но он не казался ни вам, ни окружающим большим подарком. Верно?

— Вы опять правы. — Ей

было не очень приятно признаваться в этом, но боль прошла. — Нет, Джек не был идеальным мужем. Он был замечательным кавалером, пока ухаживал за мной. И я долго не догадывалась о том, какая мне грозит опасность, а когда поняла, было уже поздно.

— Знаю по опыту, что у мужчины бывает один из главных пороков: пьянство, азартные игры и женщины. Какой был у Джека?

— Все три, — спокойно ответила Глинис. — Начинал он с выпивки, затем переключался на азартные игры, осыпал женщин подарками, если выигрывал, а когда проигрывал, они с удовольствием утешали его. Обычно он проигрывал… и проигрывал много.

— Надеялся, что вы будете оплачивать его долги?

— Дело дошло до того, что мне пришлось выбирать между ранчо и Джеком.

— И вы с ним расстались?

— Он понял, что я не пожертвую своим ранчо. Примерно за два месяца до второй годовщины нашей свадьбы Джек отправился в Лас-Вегас с одной сочувствующей ему дамой. Развод я получила в его отсутствие.

— Вы сожалеете об этом? — тихо спросил Каррик.

— О разводе? Ни капельки. О том, что вышла за него замуж? Конечно.

— Был у вас кто-нибудь после Джека?

— Нет. Ведь я никогда не покидала ранчо. А теперь скажите, какой из трех пороков предпочитаете вы, Каррик де Марсо?

— Женщин, — ответил он, погрузив пальцы в ее волосы, затем погладил ее плечо и посмотрел ей в глаза. — Должен признаться, что недавно меня очаровала одна невероятно упрямая зеленоглазая девушка с прекрасными каштановыми волосами.

Вот и настал этот момент, подумала Глинис. Сердце у нее едва не выскочило из груди.

— Послушайте, Каррик, не стану ходить вокруг да около, скажу прямо и откровенно то, что считаю нужным.

— Говорите, Глинис Малдун. Что вас тревожит?

— Вы! — Он удивленно вскинул бровь. Глинис поспешила добавить: — Вернее мы. Я… — Она судорожно сглотнула. — Боже, это так трудно…

Он усмехнулся, в глазах его сверкали озорные огоньки.

— Насколько я понимаю, вы имеете в виду влечение, которое мы испытываем друг к другу и с которым пытаемся бороться?

— Один из нас борется более решительно, — парировала она.

— Но почему, Глинис? Я знаю, что ваша репутация нисколько вас не волнует. Ваше прошлое тоже. Может быть, вы боитесь забеременеть?

— Это серьезная проблема.

— Согласен. Ну а если я предложу вам выйти за меня замуж?

— Нет. Я уже побывала замужем и не имею ни малейшего желания пережить все это еще раз. Тем более что вы все равно не будете рядом»со мной и с нашим ребенком.

— Наконец мы пришли к самому главному, к петле палача.

— Вы фаталист до мозга костей, — сказала Глинис, стараясь не выдать своего отчаяния. — Если ваша мать сможет переместить меня в мое время, почему бы вам не присоединиться ко мне? — Она коснулась его руки. — Поедемте со мной, Каррик, забудьте о предсказании.

Если он скажет, что должен отомстить за смерть Шина и убить Каннингема, это вряд ли ее убедит. Но главное — он считал, что было бы невероятной жестокостью позволить ей надеяться, что из создавшегося положения есть выход. И, не отводя взгляда от огня, он спокойно сказал:

— Оставляя в стороне более практические детали, следует признать, что нельзя изменить свою судьбу, Глинис.

— Я не могу с этим смириться, — возразила она, сжав его руку, — не могу сдаться. Почему вы не хотите даже попробовать?

Он опять посмотрел на потухающий огонь и спросил:

— И что я буду делать в вашем времени?

— Для вас всегда будет место на моем ранчо, — заявила она. — Вы скачете верхом так, будто родились в седле, и сможете работать с животными не хуже местных. У нас все получится.

Каррик не хотел причинить ей боль, не хотел разрушить ее мечты.

— Глинис, — мягко произнес он, — я ценю ваше предложение, но предпочел бы умереть в моем времени, чем жить из милости в вашем.

— Ладно, можете не работать со мной, — быстро ответила она, — можете изготовлять мебель и продавать ее в дорогих магазинах. Это хороший заработок. Можете работать на фабрике или в магазине. Это не имеет значения, главное, вы будете живы, это все, чего я хочу.

— Вы не хотите, чтобы я стал частью вашей жизни? — спросил он.

— Если пожелаете, я буду рада, — сказала Глинис, помолчав, — если нет — смирюсь с этим. Там огромный мир и масса разнообразных возможностей для такого человека, как вы. Я не стану привязывать вас к себе, если у вас появится желание жить в другом месте.

Он усмехнулся:

— Глинис, никто не сможет увлечь меня так, как вы.

Это была правда, но Каррик пожалел о сказанном. Его слова можно было принять за объяснение в любви, и он поторопился заделать брешь в своей обороне.

— Но это не зависит ни от места, ни от времени. Если я отправлюсь с вами, то попаду в совершенно чужой мне мир. И буду как деревенский дурачок таращиться на незнакомые мне предметы. Нет, благодарю вас.

— Какой же вы пессимист, — возмутилась Глинис. — А вы не думали, что сможете приспособиться к новой жизни? Мне же удалось вписаться в ваш мир.

— Мой мир гораздо проще, чем ваш, Глинис.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать