Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 45)


Боковым зрением Каррик видел, как палач начал двигать рычаг, как священник, закрыв глаза, стал беззвучно шевелить губами, произнося слова молитвы. Переведя взгляд на крышу стоящего на другом конце площади здания, он увидел дуло ружья, нацеленное ему в голову.

«Я люблю тебя, Глинис», — успел подумать он, и в этот момент откуда-то снизу раздался дикий крик: «Пожар!»

Все произошло одновременно: вздох массы людей, щелчок механизма, открывающего люк, и оглушительный треск. Каррик закрыл глаза и куда-то провалился.

Глава 27

Пуля попала в цель. Глинис с облегчением вздохнула, пытаясь увидеть, что было перед ее глазами. Это был повисший конец веревки, дыра в полу эшафота и Каррик, непостижимым образом очутившийся в повозке. На размышления времени не осталось, необходимо было действовать.

Она снова подняла ружье и внимательно осмотрела толпу. Роберт забрал лошадей, которых держал приставленный к ним солдат, и повозка выскочила из-под помоста, в ней сидел Мэйлер, загораживая собой Каррика. С замиранием сердца смотрела она на эту повозку, готовая в любую минуту защитить ее градом пуль, если появится такая необходимость. И лишь когда повозка завернула за угол и исчезла из виду, перевела дух.

Глинис успела заметить Аланну и Кирвана, которых поглотила толпа, двигавшаяся по площади к объятому пламенем дому. Одетые в красную формы солдаты метались из стороны в сторону по булыжной мостовой. Один лишь полковник Хьюлет, стоя у края помоста, хранил спокойствие, устремив взгляд на Глинис.

Представляй он собой опасность, Глинис пришлось бы обезвредить его. Она перевернулась на спину и соскользнула по наклонной черепице. Приблизившись к краю крыши, вскочила на ноги и спрыгнула вниз на кучу лежавшего там сена. Добравшись до Молана, отвязала его и вскочила в седло.

Пришпорив коня, Глинис выбралась из тени строений, оказалась на задымленной площади и направилась к узкой дороге, ведущей к холмам, окружавшим небольшой город. Устроившись удобно в седле, она попыталась заставить Молана присесть. Он сначала сопротивлялся, но в конце концов подчинился, сердито заржав и топнув ногой.

Глинис осмотрелась, пытаясь сориентироваться, и снова поймала на себе взгляд Хьюлета. Он кивнул, показывая, что узнал ее, и в следующее мгновение махнул ей рукой. Она подняла свой «винчестер», отвечая на его приветствие и молча прощаясь с ним.

Везде стоял невероятный шум, и все куда-то двигались. Продавцы старались уберечь свои товары от тех, кто, воспользовавшись хаосом, пытался ухватить что-нибудь. Стали образовываться группы для тушения пожара. Люди пытались протиснуться со своими повозками и лошадьми сквозь толпу на площади и выбраться на окраину города. Британские солдаты сновали в толпе, стараясь навести порядок.

К ее удивлению, у людей хватило здравого смысла уступить ей дорогу. Глинис улыбнулась. Все шло как нельзя лучше.

Но в следующую секунду Глинис нахмурилась. Британцы реагировали быстрее, чем она ожидала. Ей был виден отряд, собравшийся у дальнего конца площади. Его начальник что-то кричал, размахивая руками, а солдаты торопливо перегораживали дорогу повозкам и экипажам. Начальник встретился взглядом с Глинис, когда она остановила коня, потом посмотрел на самодельное препятствие и с видом победителя самодовольно усмехнулся.

Чертов сукин сын, со злостью подумала Глинис, неужели он думает, что эти ничтожные старые повозки могут преградить ей путь к Каррику?

Она повернула Молана, отъехала на пару шагов и снова заставила его повернуться. Взглянув на британского офицера, командовавшего отрядом, она дотронулась стволом «винчестера» до полей своей шляпы и улыбнулась. Затем с силой сжала ногами бока лошади, и та понеслась вперед. Побледнев, солдаты расступились, Молан буквально взмыл в воздух и со стуком опустился на твердую дорогу за препятствием. Глинис усмирила коня и помчалась догонять Каррика.

Поднявшись на вершину холма и осмотрев окрестности, она вздохнула с облегчением. Повозка стояла под ветвями большого старого дуба. Роберт пытался усадить Каррика на спину Берта, в то время как Мэйлер занимался остальными лошадьми. Молана не надо было торопить.

— Каррик! — закричала она, останавливая лошадь рядом с ними.

Он поднял голову и растерянно посмотрел на нее. Он плохо соображал. Но главное — был жив.

— Он ушиб голову, когда падал, — объяснил Роберт, помогая Каррику вставить ноги в стремена. — Скоро придет в себя, не беспокойтесь.

Глинис очень на это надеялась, ей не терпелось расцеловать его.

— Они, наверное, не очень отстали от нас, — напомнила Глинис и подъехала к лошадям, которых Мэйлер освободил от повозки. — Вы трое езжайте вперед. Я возьму двух лошадей и поеду в другом направлении. Британцам придется сделать выбор или разделиться на две группы. В любом случае на это потребуется время. Мэйлер, — сказала она, остановив мальчика, — дай мне веревку, которой были связаны руки Каррика, брошу ее, может быть, это собьет с толку солдат.

Мэйлер передал ей веревку и вскочил на лошадь. Роберт повернулся в седле. В его темных глазах отразилась тревога.

— Вы не знаете, куда мы направляемся. Как вы сможете нас найти?

— По вашим следам, когда все успокоится. Он посмотрел на небо и покачал головой:

— Скоро начнется ливень, и если он смоет следы…

— Не беспокойтесь обо мне, Роберт, — прервала его Глинис. — Сейчас главное — отвезти Каррика к его родителям. При первой же возможности я доберусь к вам.

— Помогай вам Бог, Глинис, — произнес Роберт, кивнув ей.

— Пусть Бог поможет вам, Роберт, — ответила она, резко повернула Молана и помчалась по зеленым холмам.

Бросив на землю веревку, она взглянула на небо. Роберт был прав. Собирались тучи.

Если повезет, она доберется до Каррика еще до грозы. Если же повезет вдвойне, дождь польет раньше, чем британцы обнаружат их следы.

— К Каррику неожиданно вернулось сознание, и его охватил ужас. Он повернул коня и посмотрел в ту сторону, откуда они прискакали. Роберт и Мэйлер остановили лошадей. Ты отпустил Глинис одну? — в гневе спросил он Роберта. — Я не ошибся?

— Боже, Каррик! Как будто Глинис Малдун можно не отпустить!

Берт нетерпеливо перебирал ногами.

— Куда она направилась, Роб?

— Откуда, черт возьми, мне знать? Она хотела сбить с толку британцев, навести их на ложный след.

Каррик тихо выругался. Если британцы схватят Глинис, живой не оставят.

— Я должен ее найти! И не думай! — прорычал Роберт. — Единственный раз в твоей чертовой жизни ты сделаешь так, как я скажу.

Каррик посмотрел в глаза кузену и увидел в них злость и решимость. И еще преданность, которая связывала их всю жизнь.

— Нам удалось спасти тебя, и, видит Бог, мы доведем эту операцию до конца. Так что выбора у тебя нет.

— Если с ней что-нибудь случится…

— Ты будешь ненавидеть меня до конца дней своих, и я с этим смирюсь. — Роберт долго смотрел в глаза кузену, затем опустился на седло.

— Тетя Аланна и дядя Кирван ждут нас, — напомнил Мэйлер. — Нам надо двигаться.

— С ней все будет в порядке, Каррик, — уверенно сказал Роберт. — Она знает, что делает. И я тоже.

Каррику стоило неимоверных усилий тронуть Берта с места.


Когда, выехав из-за поворота, они оказались на широкой равнине, Каррик увидел мать и сразу понял, что она в ярости. Такое случалось уже не раз, и он знал, чем это кончится. И видит Бог, на сей раз он это заслужил.

Когда они подъехали к родителям, грянул гром. Каррик спешился, и мать подошла к нему.

— Если ты еще раз сотворишь нечто подобное, Каррик де Марсо, я отстегаю тебя. — Она обняла сына. Тело ее сотрясалось от рыданий.

— Я не причиню тебе больше страданий, обещаю. Она отстранилась и окинула его взглядом.

— Ты в порядке? Не ранен? Он ободряюще улыбнулся.

— У меня раскалывается голова, что, впрочем, неудивительно, поэтому я не жалуюсь.

И Каррик повернулся к Роберту.

— А вы двое, — распорядился лорд Кирван, — смените лошадей и немедленно отправляйтесь в гавань. Корабль «Ветреный танцор» отчалит в Бостон, как только вы подниметесь на борт. Вы останетесь у дяди Донала до тех пор, пока я за вами не приеду. Вы меня хорошо поняли, Роберт?

— Да, сэр, — в один голос ответили кузены и вскочили на лошадей, которых Аланна и Кирван привели из Грейстоуна.

Каррик едва сдерживал слезы. Так грустно было расставаться. Он взял за уздечку коня, на котором сидел Роберт.

— Я отправлюсь вместе с Глинис, — тихо промолвил он.

Роберт кивнул.

— Либо тебе придется отправиться с ней, либо до конца жизни скрываться от британских властей. Думаю, ты сделал правильный выбор.

— Этот выбор я сделал очень давно.

Кузен улыбнулся:

— Я рад, что вы встретились, Каррик. И по-доброму завидую тебе.

— Ты встретишь свою Глинис Малдун, Роберт. Роберт рассмеялся и покачал головой:

— Думаю, что второй такой нет.

— Возможно. Но надо надеяться. — Каррик печально улыбнулся. — Тебе обязательно надо встретить кого-нибудь после того, как я исчезну.

— Признаться, я мечтаю о покое и отдыхе.

— Береги себя, кузен.

Роберт всхлипнул:

— И ты тоже. — Он окинул взглядом окружавшие их холмы и тяжело вздохнул.

Вдруг лицо его просветлело.

— Если тетушке Аланне удастся переместить вас во времени, она сможет переместить и меня, так что я не теряю надежды повидаться с тобой и Глинис.

Надежда была весьма иллюзорной, однако помогла им пережить этот тяжелый момент.

— В любое время, Роберт, мы всегда будем рады видеть тебя.

Каррик отвернулся раньше, чем улыбка исчезла с его лица.

— Мэйлер, — обратился он к мальчику, взяв того за ногу, — делай, что тебе велит Роберт, но присматривай за ним, чтобы вы оба не попали в беду, ты ведь знаешь, какой он.

— Значит, я вас больше никогда не увижу? — спросил Мэйлер, у него задрожали губы.

— Мы непременно увидимся. Заставь Роберта взять тебя с собой, когда он отправится к нам в гости.

Мальчик задумался и с серьезным видом сказал:

— Так я и сделаю.

— Ну, хватит, — прервал их отец Каррика, — пора в путь.

Каррик помахал рукой Роберту и Мэйлеру, те тоже махнули ему и ускакали по направлению к холмам. С болью в сердце Каррик смотрел им вслед, пока они не исчезли из виду, затем повернулся к родителям.

— Я счастлив, что ты собираешься отправиться вместе с Глинис. Признаться, я опасался, что придется взывать к твоему здравому смыслу.

— Мне свойственна бесшабашность, но я не глупец. Я люблю ее и хочу, чтобы мы были вместе.

— Не надо никаких прощаний, Каррик, — произнесла леди Аланна. — Чует мое сердце, что мы еще увидимся с тобой.

— Мужчина должен достойно обеспечивать свою семью, — сказал отец, достал из кармана кошелек и протянул его Каррику. — Это лишь часть того, что принадлежит тебе по наследству, все, что я смог собрать за это короткое время. Если будет возможность, перешлю тебе еще деньги.

Мать не дала ему возможности выразить свою благодарность. Она проникновенно посмотрела на сына и сказала:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать