Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Казарма (страница 21)


"Генеральская дочка - это что-то из анекдотов", - усмехнулся я про себя, снимая пальто и свою кроличью шапку. Злата переоделась, попросив меня отвернуться, и в широченных восточных шароварах и яркой полупрозрачной кофточке стала походить на манекенщицу с рекламной фотографии. Только, отметил я, не было в ней почему-то манекенской жизнерадостности, а была в глазах какая-то грусть или усталость, или та же скука.

Злата вышла и немного погодя принесла на подносе конфеты, апельсины, коньяк и какие-то иностранные сигареты, черные, с золотистым ободком. Я сел в кресло, поглубже под него упрятал свои ботинки за 12 рэ и со стыдом вспомнил, что рубашка на мне совсем не в цвет костюма, и что я сегодня ещё не брился.

Но тут я вдруг разозлился (со мной это бывает): подумаешь - гарнитуры, ковры, коньяк... Плевать на всё! Я взял рюмку и вылил вишнёвую терпкую жидкость себе в рот. Через минуту действие алкоголя сказалось. Я прочно поставил свои двенадцатирублевые ботинки на этот персидский или китайский ковер, выпил вторую рюмку опять залпом и с вызовом посмотрел на Злату. Она засмеялась:

- Самоутверждение личности?

Я покраснел. Она снова наполнила мою рюмку. Свою она выпила, но больше в нее не наливала.

- Включим магнитофон?

- А родители? - ради приличия возразил я.

- Ничего, мы тихо-тихо.

Она щёлкнула клавишей, и полились липкие, тоскливые волны блюза. Злата поднялась с кресла, подошла ко мне и положила руки на мои плечи. Я все ещё нерешительно смотрел ей в глаза. Она чуть помедлила, потом наклонилась и на губах своих я почувствовал её горячее дыхание. А потом...

Да разве такое можно рассказать!

Очнулись мы часа в три утра. Я, крадучись, словно тать, выбрался из квартиры и, пьяный от пережитого, побрел через весь город домой. О следующей встрече я не думал. Я знал, что она обязательно будет.

Представьте же, как я испугался, когда утром вдруг понял, что встретиться со Златой будет намного труднее, чем я предполагал. Идти к ней домой? Сразу исключается - папы-генерала я не на шутку боялся. Позвонить? Я опять не узнал даже её фамилии, не спросил и телефон. Оставался единственный выход, известный ещё с прошлых веков - ждать возле её дома. Так я и сделал. На занятия, разумеется, не пошёл, а прямо сразу, с утра отправился к её дому и начал прохаживаться по тротуару у подъезда.

Стоял морозец. Постепенно, сначала уши, потом ноги, руки, нос - всё тело заломило, защипало холодом. Пришлось заскочить на минуту в гастроном. Выпив чашку кофе, я вернулся на свой наблюдательный пост. Сами собой полезли в голову воспоминания о прошедшей ночи, и сразу стало жарко...

Я почему-то был уверен, что долго мне ждать не придется. Но таял час за часом, а Злата не появлялась. Уже начало темнеть, когда я наконец решился, зашёл в подъезд, поднялся на третий этаж и остановился у дверей 7-й квартиры. Осталось нажать кнопку звонка. "Вдруг не она откроет? Что я скажу?"

Внизу хлопнула дверь подъезда, и кто-то начал подниматься по лестнице. Я твердо решил: только этот человек пройдёт, я - звоню. А там, что будет, то и будет. Показался парнишка с шахтёрским фонарём через плечо и гаечными ключами в руках, вероятно, сантехник. Вдруг меня осенила блестящая идея: а что, если?..

- Слушай, - остановил я парня, - ты в какую квартиру идёшь? Дай, пожалуйста, на пять минут твоё снаряжение. Очень уж надо!

Тот замялся было, но я его упросил.

- Спустись ниже и жди меня, - сказал я ему, взяв фонарь с ключами, и смело позвонил.

План мой был прост: если откроет Злата, то дальнейшее ясно, а если кто-нибудь из родителей, то просто извинюсь, что не туда попал, и вернусь на дежурство у подъезда.

Долго никто не открывал. Но вот загремели задвижки. Я плотнее прикрыл шарфом галстук. Дверь открыла обильно накрашенная дородная женщина в японском кимоно. Вокруг головы у нее было обернуто тюрбаном полотенце. "Муттер!" - почему-то по-немецки подумал я, а вслух по-русски спросил:

- Извините, сантехника вызывали?

"Сейчас, - думаю, - скажет нет, и я уйду..." Каков же был мой ужас, когда женщина распахнула дверь и решительно повлекла меня в квартиру, громко крича при этом:

- Давно уже вызываем, да без толку! Из батареи капает месяц целый!

Я покорно шёл за ней, не надеясь на спасение. Она ввела меня в Златину комнату и раздражённо указала: "Вот!"

В том месте, где труба входит в радиатор (или, наоборот, выходит?), сочилась вода и звонко капала в подставленную банку. То-то накануне мне капель всё слышалась! Я с довольно нелепым видом потрогал гайку и ошпарил руку. Самое неприятное во всей этой истории было то, что "муттер" стояла вплотную за моей спиной, ожидая, видимо, решительных действий.

"Дома ли генерал?" - зачем-то подумал я и осветил гайку фонарем. Несколько минут я освещал радиатор, трубу (в комнате пылала люстра), мучительно придумывая, что предпринять. Если логически мыслить: раз течёт между гайкой и батареей, значит ослабла гайка. Я приладил ключ и сдвинул гайку с места...

Результат оказался катастрофическим: казалось, лопнула труба! Кипяток со свистом и шипением ринулся на меня, на хозяйку, которая дико закричала, на мебель и стены. Я, бросился к двери. Она была заперта! Я рванул её так, что посыпалась штукатурка, и выскочил на площадку.

- Трубу вырвало!!!

Сантехник секунд пять разглядывал моё - в ту минуту, наверное, чрезвычайно дурацкое - лицо, выхватил из рук моих инструмент, бросился в квартиру, через мгновение выскочил и помчался прочь. "Всё, -

подумал я, если уж сантехник убежал, то что мне-то остаётся?"

Но я сдержался, набрал полную грудь воздуху и шагнул обратно. Сейчас, решил, телом лягу на радиатор, пускай ошпарюсь, умру - туда и дорога после этакого. Где-то в глубине квартиры голосила "муттер". "Не застраховано!.." разобрал я. Вода в комнате покрывала уже весь ковёр, горячий туман стоял, как в хорошей бане. Одним словом, кошмарная картина и ситуация.

И вдруг шипение прекратилось. Я даже не поверил сначала - неужели вода кончилась?..

Но тут вбежал сантехник.

- Эх ты, хохма! - бросил он зло в мой адрес и начал копаться в радиаторе.

Я, естественно, промолчал и бочком продвинулся к двери. Самым страшным для меня было - встретить Златину мать. Я тихонько приоткрыл дверь, протиснулся на площадку и осторожно начал спускаться по лестнице. Внизу опять хлопнула дверь. Я выпрямил спину, поправил шапку и постарался принять посторонний вид. О Злате я совсем позабыл в тот миг, а она-то как раз и поднималась мне навстречу.

- Борис?

Я сразу заметил, что она не просто удивлена, а неприятно удивлена.

- Вот, в гости зашел, - промямлил я, стараясь не смотреть ей в глаза.

Она насмешливо улыбнулась.

- А мокрый почему? От волнения?

Я вспыхнул.

- Ну зачем ты так? Я хочу поговорить...

Злата чуть подумала.

- Что ж... - она внимательно посмотрела на меня и неожиданно зло спросила: - Соскучился, мальчик? Ну-ну, тогда пошли.

У подъезда стояла светлая "Волга". Я не очень-то удивился, когда Злата достала из сумочки ключи и отворила дверцу машины. Я взглянул вверх, увидел, как с балкона третьего этажа тонким ручьем стекает вода, как пар вспархивает косматыми клубами к небу, и подумал, что в Златину квартиру мне не зайти больше никогда. Я вздохнул и сел в машину. Мы помчались.

Злата уверенно и небрежно, одной рукой, управляла "Волгой", а вторую все время держала на рычаге переключения скоростей. Эта рука была так близко от моей, что я хотел её тронуть, но не решался. Город кончился. Я посмотрел на спидометр - стрелка вздрагивала далеко за цифрой 100. Лицо Златы разгорелось, азарт скорости, казалось, подстёгивал её, и она ещё жестче давила на акселератор. Стыдясь выказать малодушие, я как можно спокойнее сказал:

- Я твою комнату водой затопил. Горячей.

- Спасибо, - равнодушно ответила она.

Показался дачный поселок. Злата резко сбросила скорость, свернула с дороги и подкатила к крайней большой даче. Во всем заснеженном поселке, по-видимому, не было ни единой живой души.

- Это ваша дача? - зачем-то спросил я.

- Ваша, ваша, - с усмешкой ответила Злата, и в голосе её, к своему удивлению, я опять почувствовал злость.

Внутри дачи было холодно. Свет пыльной люстры высветил стол, стулья, широкую кровать, тоже покрытые пылью. В просторной кухне около печи лежали горкой дрова и стояло ведро с углем.

- Ты умеешь топить печь? - сердито спросила она.

- Не знаю. Наверное...

- Что значит, не знаю? А-а, ладно! - она махнула рукой и прошла в комнату.

Я тоже разозлился: раздражаю я её, что ли? Я напихал в печь старых газет, щепок и поднёс спичку. Едкий жёлтый дым повалил из дверцы. "Ну, чего ей надо?" - уже о печке подумал я. Вошла Злата, усмехнулась ("Ну-ну!") и открыла заслонку в трубе. Огонь сразу взбодрился и загудел. Стало уютно.

- Что ты злишься? - повернулся я к ней.

- Теперь угля сверху положи, - ответила она.

И я успокоился. Я сидел на полу, разглядывал свои руки, чёрные от угля, и думал: "Глупо... Глупо и смешно... Наверное, лицо тоже измазано... От скуки всё это было... От скуки..."

Она села рядом со мной и обняла меня. Я закаменел. Мы смотрели на коварный огонь, который жарко ласкал свою жертву - уголь. Просто смотрели, и всё.

- Злата, я люблю тебя... - произнес я избитую фразу охрипшим голосом.

- пойдём, руки помоешь, - сказала она.

И я не обиделся...

Уже была полночь, когда мы поехали в город. Я подавленно молчал, а Злата вдруг неожиданно разговорилась, начала мне пересказывать какой-то фильм: увлечённо, с подробностями.

- Давай поженимся, - перебил я её. Она сразу поскучнела.

- Не надо, Боря... Не нужно!

- Ну почему? Ведь я тебя люблю! И ты меня!

- Глупыш, - грустно улыбнулась она. - У тебя специальность-то хоть есть?

- Ну, нет, - смутился я. - Но ведь я скоро диплом получу.

- Преподавателя сельской школы?

- Почему обязательно сельской?

- Ну ладно, хватит, - ласково, как ребёнка, прервала она меня, останавливая машину. - Тебе хорошо было? Тебе хорошо со мной? Как захочется любви, так приходи. Приходи ещё...

Чтобы не ударить её, я начал ломать ручку дверцы, но та никак не поддавалась. Я глубоко вдохнул, повернулся к Злате и сипло спросил:

- Зачем тебе нужно было тогда подходить ко мне?

- Мне скучно, Боренька... Мне очень скучно было, вот я и поспорила с моим любовником (она намеренно выделила это слово), что брошу его и займусь тобой. Вот и всё. Выиграла французский коньяк. Мы его вчера с тобой пили. Помнишь?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать