Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Казнить нельзя помиловать (страница 26)


И тут как-то сразу, вспышкой вспомнился омерзительный пляжный сон, жуткая заголенность Марины... И моментально, как кадр в кино, мелькнуло в памяти разлагающееся тело Юли Куприковой... Карамазов испугался, что сейчас сорвется, но было поздно...

Он как бы со стороны сам за собою наблюдал и видел, как он медленно, зловеще медленно поднимается, тяжело упершись кулаками в столешницу, как наполняется кровью, темнеет его лицо, как пугающе стремительно он бросается к застывшему Савельеву и хватает его скрюченными от напряжения пальцами за плечо - точно так же, как того долговязого Феликса.

Максим Савельев даже вскочить не смог, даже крик у него не получился. Он только распахнул слюнявый рот и высунул от боли толстый, похожий на обрубок щупальца, шевелящийся язык. Глаза его подкатились...

Родион Федорович пересилил себя, чуть опомнился и громадным напряжением воли разжал свой железный зажим, но руку на плече оставил. Дождавшись, когда зрачки Савельева вернулись на орбиту и рот закрылся, он погрузил свои темные взбешенные глаза в туманный заслезившийся взгляд парня и, четко артикулируя, словно глухонемому, спросил:

- К-т-о? К-т-о  т-р-е-т-и-й?

Савельев,  с  ужасом глядя на него,  послушно выдохнул:

- Ивановский...

- Кто?! - старший лейтенант Карамазов не поверил собственным ушам...

11. Запятая

Три дня Родион Федорович не находил себе места.

Дело в том, что Лёва Ивановский, оказывается, укатил к родственникам в Одессу - отдохнуть, видите ли, перед армией. За ним снарядили нарочного, а Карамазов в ожидании встречи с Ивановским-младшим нервничал, боялся, что как-то, где-то, чего-то сорвется. "С них станется!" - не очень-то определенно тревожился следователь.

Но, разумеется, нервы нервами, а каждодневных забот наплывало столько, что обедать так и приходилось по-студенчески, урывками. Карамазов вновь и вновь допрашивал Савельева и Кушнарёва, вызывал официально к себе и супругов Ивановских, ходил по школам, где учились сорванцы ребята, заглянул на завод и убедился, что там действительно можно даже миномет склепать и за проходную вынести. Побывал Карамазов и в Доме пионеров, имел удовольствие выслушать лепетания директрисы и бормотания руководителя стрелкового кружка - ну никак у них дети не могут воровать патроны... Дело № 3683 расплодилось уже до пяти томов - протоколы допросов и обысков, постановления о производстве выемки и расписки, постановления о назначении дактилоскопической экспертизы и графические схемы, фототаблицы и письма, ходатайства и характеристики, справки и копии документов...

Оставалось заполнить последние страницы дела.

Наконец, 18 августа, утром Ивановский Лев Павлович, 1970 года рождения, член ВЛКСМ и ранее не судимый, сидел на жестком стуле против старшего лейтенанта Карамазова и настороженно, но без особой боязни смотрел на него. Родион Федорович, в свою очередь, прежде чем начать допрос, цепко изучал внешние данные противника. Одет, разумеется, в джинсовый вареный костюм: такие, Карамазов знал, стоят в кооперативах под три-четыре сотни. Жесткие, крашеные в черно-рыже-пегий цвет волосы торчат иглами, толстый, совсем не аристократический нос и пухлые африканские губы делали бы лицо парня добродушным, если бы не самоуверенный, с наглецой взгляд и постоянная презрительная усмешка кривящегося рта. Этим он сходился с Максом Савельевым, словно брат-близнец. В теле Лёва Ивановский имел уже лишнюю полноту и обещал со временем непременно вспухнуть до габаритов папаши. Если, конечно, доживет до солидных лет.

Лёва оказался умнее, чем ожидал следователь: не стал отпираться, дурочку ломать - вполне охотно и толково пересказал события, участником которых он по воле случая, ну совершенно случайно стал.

Началось с того, что он. Лёва Ивановский, запутался с финансами. Предок, ну - сколько? - максимум пять-шесть червонцев в месяц отстегивал. Сейчас на одни только сигареты трояк в день уплывает! Короче, долги появились и быстро прирастать начали - уже почти пять сотен... А еще настоящим рокером ох как хочется стать. На чужих "Явах" надоело рассекать. А предок уперся: никаких тебе до армии мотоциклов. Ха, да после армии он на фиг нужен, мотоцикл-то? Там уж о "Жигуленке" надо думать...'

И как раз судьба свела Леву с дельным, как ему показалось, чуваком Максом Савельевым. На дискотеке познакомились. А потом и с Олежкой Кушнарёвым. Тоже ничего пацан, только простоват шибко - как валенок... И вот Лёва их пригласил на свой день рождения, он у него 22-го июля был. Там, когда подбалдели, они и проболтались Лёве про свой замысел - угнать машину и толкнуть. Только не могут эфиру раздобыть и толком знать не знают, кому угнанную тачку толкать потом. Лёва сразу и смекнул, что в случае удачи сможет сразу выпутаться из денежных затруднений. Эфир он сразу принес - мать же врач, у нее чего только в шкафу нет. И продажу машины обещал взять на себя - он слыхал, что цыгане в Дятловке покупают краденые тачки без разговоров.

Договорились не тянуть, назавтра же и провернуть это дельце. А назавтра-то, как до дела дошло. Лёва и понял, что ребятки его обманули. Он никакого оружия у них не видел, а когда на стреме стоял, вдруг выстрелы бах! бах! Прибежал, а уж поздно. Лёва сразу понял, что они влипли, и машину теперь нельзя продавать. Он даже на ней почти и не ездил. И этим идиотам сказал, чтобы бросили машину в лесу и

больше к ней не подходили. Не послушались - вот и засыпались. Ему-то, Лёве, что, он же не убивал - так, свидетель просто... Да, вот золото взял, хотел продать - очень уж деньги нужны...

- Кончили, молодой человек? - поинтересовался Родион Федорович. - Что ж, прекрасный рассказ... Даже, я бы сказал, повесть... Нет, все же лучше сказка... Так-с, наверное, я сейчас позвоню и попрошу дежурного проводить вас к выходу. Может, вас домой, в Будённовск, на служебной машине подбросить, а?

Ивановский покраснел, разозлился.

- А что такое случилось? Я что-нибудь не так сказал?

- Нет-нет, что вы, любезнейший, всё вы так сказали... да не так. Вы сказали, милейший, как вам надо, а я-то хотел услышать, как было на самом деле. Не знаете? Забыли? У вас очень плохое питание в семье, вы живете в ужасных условиях и потому страдаете плохой памятью... Витаминов не хватает а, бэ, цэ и прочих... Хорошо, тогда я изложу вам свою версию. Разрешите?

Карамазов взял со стола эспандер-бублик и, вжимая в него излишние эмоции, принялся ходить перед носом Ивановского от стенки к стенке и говорить упорно обращаясь к нему на издевательское "вы":

- Значит, начнем с того, что познакомились вы, Лев Павлович, с Савельевым, а потом и с Кушнарёвым еще зимой, на новогодней дискотеке. Это вы правильно пояснили. Но потом зачем-то слукавили и перескочили сразу к дню рождения. А ведь обговаривать преступление вы начали еще в начале лета. Притом - это очень важно подчеркнуть, - инициатором идеи об угоне машины явились вы, Лев Павлович. Вы, видимо, уже давно мечтали о чем-либо подобном, не так ли? Только не могли найти среди приятелей тех, кто смог бы и согласился своими руками претворить вашу мечту в жизнь. Вы ведь с самого начала замыслили провернуть дельце так, чтобы остаться совершенно в тени... Минуточку!

Родион Федорович предупреждающим жестом остановил открывшего было рот Ивановского.

- Сейчас говорю я. Значит, идем дальше. Савельев и Кушнарёв показались вам подходящими для этой цели. Вы их инструктировали несколько раз, уточняли детали. Очень эффектна ваша задумка с угоном велосипеда - вроде как репетиция генеральная получилась. Зря вы, конечно - это я вперед забегаю, поручили перчатки и маски Кушнарёву доставать. Наделали лишних свидетелей. Неужели нельзя было перчатки у матери же взять, а вместо масок этих дурацких черными, как принято, колготками воспользоваться?.. Впрочем, понимаю, понимаю, очень уж эти пожарные подшлемники картинно смотрятся... Как фильм-то этот французский назывался - "Рагу из свежих трупов", что ли? Конечно, оттуда...

Идем дальше. Утром 23 июля, когда уже собирались, вас, Лев Павлович, неприятно поразило наличие "пушек" в сумке Савельева. Вы пробовали воспротивиться, грозились отказаться от дела, но Савельев сумел вас убедить, что берет эти "игрушки" на всякий случай. Для повышения, так сказать, боевого духа. Вы в конце концов уступили, и это была ваша вторая - и роковая - промашка. А еще вы сглупили - прошу уж прощения за грубое словцо, - когда разрешили взять с собой "Агдам"... Зря вы это сделали! Правда, понимаю, - похмелье штука тяжелая...

Когда вы шли уже по проселку вдоль леса, то увидели, как из деревьев выкатила светло-коричневая машина, развернулась и снова скрылась в лесу... И вот это - черт побери! - была уже роковая ошибка Фирсова и Юлии, ваших жертв. Видимо, они тоже, как и вы потом, увидели на берегу людей и решили поискать более укромное место. Эх, если б им остаться на берегу!..

Карамазов с досадой впечатал правый кулак со сплющенным эспандером в ладонь левой руки с такой силой, что щелкнуло, как при увесистой пощечине. Ивановский вздрогнул.

- Ну, ладно... Увидев эту "восьмерку", вы, Ивановский, воскликнули: "Вот то, что надо! Эта машина мне нравится!" Но вы еще прошли и тоже увидели на берегу желтые "Жигули" пятой модели и побоялись рисковать. Те пожилые мужчина и женщина из "Жигулей" и до сих пор не знают, что Бог их спас, что они были на волосок от гибели... Да. Не знали и Фирсов с Куприковой там, на поляне, что дни и часы их жизни сочтены, что жить им осталось полчаса - пока трое мерзавцев в ста шагах от них утоляют свой голод... Пока эти мерзавцы трусливые лакают мерзкую бормотуху для куражу...

Но, впрочем, я вполне допускаю, что еще в начале трапезы вы лично. Лев Павлович, пребывали в уверенности, что всё обойдется тихо-мирно. Потом же, после двух-трех стаканчиков вы уже не перебивая слушали захмелевшего Савельева, который убеждал - вам даже втроем не справиться с мужчиной... Вы ведь, кстати, тогда и знать не знали, что там, на поляне, отдыхает с девушкой ближайший приятель вашего отца? Вот, интересно, если б вы знали сей факт - отказались бы?.. Н-да... Ладно.

Далее события разворачивались следующим макаром: Савельев захмелел и начал кричать, что-де по пьяни он способен на всё. "Хотите, - заявил он, - я сейчас трупиков наделаю?" Вы ему сказали, что хватит пить, но он и так уже перестарался.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать