Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 12)


Филипп, околдованный чарами красавицы, не принял участия в первом крестовом походе. Он ничего не делал для защиты своего сына, Людовика Толстого, от козней Бертрады. А она ненавидела молодого принца, так как хотела, чтобы корона перешла к ее собственному сыну.

Она попыталась отравить Людовика огромной дозой яда, и только чудо помогло ему выжить.

Еще не раз она пыталась избавиться от этого толстого мальчика, который мешал осуществлению ее планов.

Несомненно, в конце концов, ей удалось бы исполнить свой замысел, если бы не внезапная смерть Филиппа, последовавшая в 1108 году. Бертрада, немедленно изгнанная из дворца, нашла пристанище в монастыре Фонтевро, где и провела остаток своих дней.

Бертрада родила королю троих детей.

Людовик Толстый сначала женился из-за политических соображений на Люсиане де Рошфор, которой было тринадцать лет. Вскоре, разочаровавшись в своей супруге, оказавшейся, по его мнению, холодной, он развелся с ней. По совету священника Ива он женился на Аделаиде де Морьен, племяннице папы римского, пылкой женщине, с которой ему было очень хороша

АЛИЕНОРА-ЖЕРТВА ВОСТОЧНЫХ НОЧЕЙ

В Антиохии невоздержанность этой женщины была общеизвестна. Она вела себя не как королева, а какроститутка.

Альберик. монах. XII в.

Солнечным утром 1137 года, в саду замка в Бордо восхитительная юная девушка, грудь которой уже начала обретать приятные формы, пряла шерсть.

Это была Алиенора, наследница одного на самых могущественных французских вельмож, Гийома VIII де Пуатье, герцога Аквитании.

Ей исполнилось всего четырнадцать лет, но сияние ее зеленых глаз было настолько привлекательно, что не могли на нее кавалеры смотреть, не смущаясь при этом. А трубадуры уже посвящали ей свои пламенные стихи, в которых признавались, прикрываясь вычурными фразами, в том, какое бы удовольствие они испытали, пригласив ее в постель.

Знаки внимания льстили ей. В свою очередь, она тоже начала засматриваться на мужчин с плохо скрываемым интересом. Однажды она написала даже об одном из своих поклонников-поэтов маленькую песенку, смелость которой пришлась по душе трубадуру.

Тогда еще это была не более чем игра ума и воображения, но они свидетельствовали о формировании страстного темперамента.

По правде говоря, грациозной Алиеноре было по чьим стопам идти: ее дед, трубадур Гийом VII де Пуатье, в свое время прославился «непреодолимым желанием любви». Летописец изложил всю его жизнь лишь одной фразой: «Он долгое время ездил по свету, совращая при этом дам…» Алиенора знала все песни деда, даже самые игривые, которые веселый распутник сочинил, чтобы сохранить в памяти некоторые особенно пикантные ночи, полные любовных страстей.

Итак, утром юная Алиенора пряла и пела одну из этих милых песен. Некоторые куплеты заставляли ее немного краснеть. Когда она пела, ей представилось улыбающееся лицо деда, потом атлетическая фигура отца, и она невольно вздохнула. Прошел уже месяц, как он отправился паломником в Компостель, и она очень скучала по нему.

«К его возвращению мы с сестрой сочиним для него песню», — подумала она.

Эта мысль ее развеселила.

Внезапно в саду появились трое мужчин, они шли к девушке. Один из них был Жоффруа III, архиепископ Бордо. Их лица была грустны, что взволновало Алиенору. Подойдя к ней, они упали на колени и расплакались.

— Барышня, — сказал Жоффруа, — мы вам принесли плохую весть.

— Мой отец? — воскликнула Алиенора. Архиепископ склонил голову:

— По дороге он заболел и скончался, так и не доехав до Компостеля.Алиенора закрыла лицо руками и разрыдалась.

— Теперь вы герцогиня Аквитании, — продолжал Жоффруа, — и мы пришли засвидетельствовать вам наше почтение.

Поцеловав подол ее юбки, трое мужчин встали.

— Перед смертью, — добавил архиепископ, — ваш отец успел высказать последние пожелания. Они касаются вашего будущего, и мы вас с ними ознакомим.

И архиепископ объяснил молодой герцогине, что Гийом де Пуатье, опасаясь, как бы его герцогство не стало добычей каких-нибудь бессовестных баронов, отправил гонцов в Иль-де-Франс просить короля Людовика VI принять его наследниц, Алиенору и Алике, под свое покровительство. [17]

— Более того, ваш отец, — сказал архиепископ, — поручил своим посланцам передать королю его последнее предсмертное желание, чтобы вы вышли замуж за его сына, молодого Людовика…

Услышав эти слова, девушка побледнела. Выйти замуж за такого человека и впоследствии стать королевой Франции, эта мысль и страшила ее, и приятно кружила голову.

— Как вы думаете, король согласится? — смущенно прошептала она.

Трое мужчин в ответ улыбнулись.

— Я могу гарантировать, что вы будете королевой, — сказал Жоффруа. Алиенора поднялась:

— Помолимся во имя этого, — просто сказала она.

Когда королю передали желание Гийома де Пуатье, Людовик VI был вне себя от радости. Женить сына на богатой наследнице из Аквитании — это был очень удачный выбор! В самом деле, владения, принадлежавшие Алиеноре, включали в себя Овернь, Пуату, Марш, Лимузен, Ангумуа, Сентонг, Перигор, Гасконь и Гиень.

Хотя посланцы уточнили, что герцогство по завещанию де Пуатье не должно было входить в королевские владения и молодой Людовик получал титул лишь герцога Аквитании, Людовик VI прекрасно понял, что брак его сына с дочерью Гийома был важным шагом к национальному единству. Поэтому он сразу согласился на женитьбу.

Через несколько недель королевский наследник приехал в Бордо. Это был семнадцатилетний юноша с красивыми светлыми волосами, голубыми глазами, искренним взглядом. Он сразу понравился Алиеноре, ожидавшей его с волнением.

Ее улыбка и необычайное сияние глаз сильно возбудили его. Одним словом, они поразили друг друга своей красотой.

Через день в соборе св. Андрея в Бордо был заключен брак.

Сразу же после церемонии молодые супруги уехали в Париж, где их

ожидал Людовик VI. Известно даже, что их первая брачная ночь прошла где-то по дороге в Пуатье…

Увы! Молодой человек не имел еще никакого жизненного опыта, и Алиенора была вынуждена дать ему несколько важных советов, как довести начатое дело до удачного конца.

Понимая, что от него ждет юная супруга, бедняга, который был еще целомудрен, растерялся, но Алиенора настояла на своем, хотя он оказался довольно плохим любовником.

Глубокое разочарование постигло Алиенору, мечтавшую о сильном и пылком муже, способном доставить ей массу приятных минут.

На следующий день они продолжили путь в довольно грустном настроении.

В Пуатье их ожидала новость: король Людовик VI только что внезапно скончался. Алиенора сразу забыла о неприятном впечатлении, оставленном первой брачной ночью, и думала лишь об одном — отныне она королева…

Коронование новых государей состоялось в Бурже во время рождественских праздников. Все знатные вельможи и рыцари, присутствовавшие на этой церемонии, были восхищены красотой Алиеноры и завидовали королю. Летописцы говорят, что «к ним поворачивались многие рыцари, влюбленно смотревшие на молодую зеленоглазую королеву».

* * *

Вскоре при дворе французского короля не без помощи Алиеноры появилась ее младшая сестра Алике. Ей не было еще и четырнадцати лет. Это милое существо, чья кровь была особенно горяча, сразу стала оценивать молодых графов, посещавших дворец. Ее дерзкий взгляд рано созревшего подростка соблазнил славного Рауля де Вермандуа, имевшего титул сенешаля. Однажды она явилась к нему в спальню, чтобы стать его любовницей. Они вели себя так нескромно, что все в замке не могли сомкнуть глаз всю ночь. На следующий день король, будучи безукоризненно честным, вызвал Рауля и сказал, что он очень им недоволен. Пристыженный Рауль пробормотал несколько извинений и пообещал жениться на пылкой Алике.

Но он был женат на Жерберте де Шампань.

— Ну а как же ваша жена? — удивился Людовик.

— Я думаю, — лицемерно ответил Рауль, — что мы с ней состоим в родстве. А такой брак запрещен церковью. Я сейчас же поставлю в известность об этом епископа Реймса, и наш брак будет расторгнут.

Естественно, епископ Реймский отказал ему в разрешении на развод, а тем более — на повторный брак, поскольку эта история о родстве была целиком выдумана. Но Рауль пренебрег этим запретом. И через два месяца его брак с Жербертой был расторгнут на церковном соборе, организованном знакомыми священниками королевы, и он женился на Алике. Однако Жерберта была не из тех женщин, которые позволяют себя обидеть. Она пожаловалась своему дяде Тибо де Шампань, который пришел в ярость, узнав, как обошлись с его племянницей, и объявил войну Людовику VII. Между двумя армиями начались жестокие бои. Король захватил Дормак и Эперне, осадил Витри. При взятии этого города Людовик VII проявил большую жестокость. Когда королевские войска ворвались в город, испуганные жители Витри укрылись в церкви, тогда король приказал поджечь ее, и тысяча триста человек погибли, заживо сгорев в огне…

Когда к Людовику VII вернулась способность рассуждать здраво, он испытал сильное угрызение совести. за этот поступок. Но поскольку по природе он был трусом, то стал обвинять во всем случившемся Алиенору, потому что она с сестрой была, по его мнению, первопричиной этой войны,

Вернувшись в Париж, он исповедался у священника Бернара, который ему внушил, что для искупления вины он должен отправиться на войну с неверными в Палестину.

Людовик согласился и решил, что Алиенора тоже должна его сопровождать в Иерусалим. Был ли король так влюблен в жену, что не мог ее покинуть? Нет, просто он был ревнив. Он знал, что у молодой королевы горячий темперамент, что она при первом удобном случае отдастся более сильному и мужественному муж-. чине, чем он. Он думал, что, увозя Алиенору в Иерусалим, действует благоразумно. Откуда он мог знать, что теплые ночи Востока очень губительно действуют на женщин…

Отъезд на Святую землю состоялся 1 июня 1147 года. Людовик VII и Алиенора в сопровождении многочисленных слуг миновали Германию, переправились через Дунай и, останавливаясь по дороге в Белграде, Андрианополе, Бизанси, Эфесе, добрались наконец до моря и сели на корабль.

Следующей весной они приплыли по реке Оронте в Антиохию. Владыкой этого города был Раймон де Гиень, дядя Алиеноры. Он встретил короля с королевой в своем великолепном дворце и сразу же проявил себя очень любезно по отношению к своей племяннице…

А бедная королева, которой после отъезда из Франции король дал возможность спать одной, начинала испытывать возбуждающее влияние этой обстановки.

Однажды ночью, когда она долго не могла заснуть, в ее комнату проник мужчина. Даже не спросив его имени, она пустила его в постель…

Этот загадочный любовник покинул ее еще до восхода солнца, оставив ее удовлетворенной и счастливой… Выл ли это турок, как на этом настаивают многие историки? может, крестоносец, который оказался этой ночью не в силах перебороть страсть, или дядя Раймон? Загадка!

На следующий день у Алиеноры был весьма странный вид, что возбудило подозрения короля. Он решил за ней понаблюдать. К тому же этот Раймон время от времени наедине о чем-то говорил со своей племянницей. Надо сказать, что дядя Алиеноры надеялся использовать ее влияние на Людовика, чтобы армия крестоносцев помогла ему защитить собственные интересы в Сирии. Однажды вечером, когда он с ней говорил о делах, возможно, немного при этом ее обняв, в комнату неожиданно зашел король. Он хотел броситься на Раймона, но между ними встала Алиенора.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать