Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 14)


Королевскую чету радостно встречали от Руана до Бордо. В Пуатье Алиенора увидела Бернара де Вента-дура, и он пропел ей песню:

Я не могу, как раньше, совладать с собой

И больше не могу себе принадлежать

С тех пор, как ты моим глазам позволила

Смотреть, как в зеркало, в прекрасное твое лицо

И нежно так над этим зеркалом благоухать.

Зеркало, чтобы мне любоваться тобою,

Мои стоны меня убивают.

Да, я потерялся в тебе,

Как нарцисс потерялся в фонтане…

Королева очень волновалась и старалась, чтобы их взгляды встретились хоть на мгновение. Когда их глаза встретились, они оба заплакали.

— Я скоро вернусь, — сказала Алиенора, — и поверьте мне, у вас больше не будет причин для грусти.

Бернар все понимал с полуслова и пришел в восторг…

Обещание, которое она дала своему прекрасному трубадуру, не помешало Алиеноре проявлять свою пылкую нежность к мужу. Именно во время этого путешествия она почувствовала беременность. И с будущим Ричардом Львиное Сердце в утробе она вернулась в Англию.

На следующий год Алиенора не смогла вернуться во Францию, как она надеялась, ибо ее мужу пришлось отправиться улаживать вопросы по наследству только что скончавшегося архиепископа Бордо.

Во время путешествия король Англии заключил перемирие с Людовиком VII и согласился на брак Маргариты, младшей дочери короля Франции, и своего сына, который был на пять лет ее старше… А невесте было лишь два года. По обычаю, ее доставили своему будущему свекру, чтобы воспитать в Великобритании.

Итак, Алиеноре пришлось заниматься девочкой, которую родила ее бывшему супругу новая жена. Она ухаживала за ней с большим вниманием. Годом позже ей удалось вернуться во Францию к рождественским праздникам. Бернар де Вентадур, который посылал ей в Лондон многочисленные любовные песни, ждал ее в Пуатье. Увидев ее, он вдохновился на веселую поэму, которую в тот же вечер пропел ей у камина под аккомпанемент гитары.

Мое сердце преисполнено радостью,

Как будто бы природа изменилась,

Зимой я вижу лишь одни цветы,

Белые, красные, желтые;

Несмотря на ветер и дождь,

Счастье мое растет,

Хорошеет и мой расчудесный талант,

Как и моя прекрасная песня;

Сердце мое влюблено,

Удовлетворено и преисполнено радостью так,

Что снег мне кажется травой, а лед — цветами.

Рождественский ветер гнал по улице снег.

Алиенора была растрогана песней. Она думала о том, что вот уже три года этот красивый молодой человек страдает без нее и что она должна сделать для него что-то хорошее.

Приподнявшись, она подошла к Бернару и, смотря ему в глаза, поцеловала в губы. Несчастный, которого уже три года томило желание, своим глубоким вздохом дал понять, что королеве следовало бы уделить ему побольше времени.

Алиенора оказалась понятлива, а ее апартаменты недалеко.

В течение своего пребывания во Франции Алиенора восстановила салон любви, созданный ею в Пуатье до того, как она стала английской королевой. Этот салон, где насчитывалось двадцать дам, несколько трубадуров и кавалеров, известных своими ухаживаниями за женщинами, занимался изучением проблем любви и был известен своими изречениями, лежавшими в основе ими же разработанного кодекса любви. Он состоял из тридцати одной статьи, ознакомимся с некоторыми:

— «С браком не кончается любовь».

— «Кто не умеет скрывать, тот не умеет любить!».

— «Никто не может сразу быть верен двоим».

— «Любовь должна всегда либо возрастать, либо уменьшаться».

— «Нет большего удовольствия, чем то, когда один из любовников похищает другого без его согласия».

— «Если один возлюбленный переживает другого, он обязан сохранять вдовство в течение двух лет».

— «Любовник не должен быть скупым».

— «Если любовник добился с трудом успеха у женщины, это ценнее, чем добиться успеха с легкостью».

— «Если любовь начинает уменьшаться, она скоро иссякнет: редко, когда она вновь расцветает».

— «Истинный любовник всегда застенчив».

— «Ничто не мешает женщине быть возлюбленной двух мужчин, как и мужчине — двух женщин».

Вопросы, которыми занимался салон, были очень интересными, Вот один, который особенно взволновал Алиенору: «Может ли быть настоящая любовь между супругами?» И, может быть, именно она стала вдохновительницей суждения, получившего всеобщее одобрение: «Мы

уверяем, что любовь не всегда распространяется на обоих супругов. В самом деле, любовники во всем находят общий язык, любовь у них взаимна, как правило, немеркантильна, не продиктована какой-либо необходимостью, в то время как супруги вынуждены прислушиваться к желаниям друг друга и ни в чем друг другу не отказывать…»

С этим изречением познакомился Генрих II, и это ему очень понравилось.

Вот высказывание еще об одной проблеме: «Допустим, рыцарь нуждается в любви дамы, отказ которой не в силах преодолеть. Он посылает ей приличные подарки, которые дама с удовольствием принимает. Но она не смягчается по отношению к рыцарю, которому нравится быть обманутым ложной надеждой, которую да дама, принимая подарки». «Нужно ли женщине отказываться от подарков, которые ей вручают в надеж на взаимную любовь, или она должна их компенсировать? Если она их принимает, ничего не давая взамен то можно ее спокойно ставить в один ряд с куртизанками».

Многие вопросы, которыми занимался салон, кажется сегодня нам курьезными. Вот, например, следующий: «Барышня, любившая одного кавалера, вышла замуж за другого. Должна ли она отвергнуть своего бывшего возлюбленного и отказать ему в привычных ласках?»

Вот ответ, считавшийся изумительным: «Появление мужа не исключает возможности продолжения отношений с бывшим любовником, если только женщина сама не отказывает ему в любви и не заставляет его остановиться».

По последнему изречению видно, как романтики извратили представления трубадуров и подлинный смысл куртуазной любви…

Возвращаясь в Англию, Алиенора взяла с собою последнюю песню Бернара, еще не уверенного в своей победе:

Теперь она может отказать мне в любви,

Я же могу себя льстить надеждой,

Что добился от нее свидетельства любви…

Десять лет Алиенора жила больше в Пуатье, чем в Лондоне. Она это делала не только ради Бернара и салона любви, но и потому, что с увлечением умело занималась управлением провинциями, ставшими британскими колониями.

Ей не было жаль, что ее муж находился вдали от нее — они уже плохо уживались вместе. А когда сыновья Генриха II восстали против отца, она не колеблясь, встала на их сторону. Начались длительные и кровавые сражения, и однажды Алиенору пленили в Шиноне войска собственного мужа. Ее привезли обратно в Англию и за поддержку мятежа заключили в башню в Солсбери.

Хотя соперники в итоге примирились, Алиенора продолжала жить в тюрьме целых шесть лет!

После смерти Генриха II его сын, Ричард Львиное Сердце, выпустил ее на свободу.

Королева, которой было уже шестьдесят восемь, уехала из Англии и обосновалась в своем желанном Пуату. Но ее переживания на этом не закончились. Через четыре года Ричард Львиное Сердце, король трубадуров, возвращаясь после крестового похода, таинственно исчез. Алиенора обезумела от переживаний. Что стало с ее любимым сыном? Она призвала на его поиски путешественников. Один из них по имени Блондье, некогда вместе с Ричардом сочинил одну песенку. И вот, однажды подъехав, как повествует легенда, к крепости, расположенной на берегу Дуная, в вечерней тишине он услыхал песню, доносящуюся со стороны башни:

Никто, прелестная дама,

Не может, вас увидев, не влюбиться.

Это был тот романс, который он когда-то сочинил с Ричардом. Блондье подхватил романс и допел этот куплет до конца, чтобы друг узнал его. Он срочно вернулся в Пуату поставить Алиенору в известность о том, что ее сын пленен императором Германии.

Была ли эта история на самом деле? Неизвестно. Но говорят, что королева действительно интересовалась у германского императора Генриха IV, какой выкуп ему требуется, и, несмотря на свои семьдесят два года, отправилась сама на другой берег Рейна, собрав по тем временам огромную сумму в сто тысяч серебряных марок.

Освободив сына, Алиенора вернулась в Аквитанию и заключила важный для Франции брак, женив Людовика, сына Филиппа-Августа, на своей племяннице Бланке Кастильской.

И только после этого Алиенора ушла на покой в аббатство Фонтевро, где и умерла в возрасте восьмидесяти двух лет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать