Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 2)


Это обращение в новую веру в угоду любимой женщине имело очень большое политическое значение. В то время как другие короли варваров, готов и бургундов оставались «арианами» [2], Хлодвиг, принявший новую веру, был признан миллионами галло-римских католиков, населявших Галлию, своим предводителем.

Этот титул позволил ему заручиться поддержкой епископов, чье влияние было тогда огромным, и завоевать у вестготов значительную территорию от Луары до Пиренеев. А позже титул «короля католиков» позволил его сыновьям овладеть Бургундией. Это ли не чудо женской улыбки!

Можно сказать без преувеличения, что именно, благодаря обворожительной и нежной улыбке Клотильды Франкское королевство впервые стало единым государством. Этот союз, в котором мужская сила подчинилась женской красоте и кротости, стал в дальнейшем колыбелью Франции.

Вернувшись с этой битвы, Хлодвиг стал могущественным правителем и обосновался в Париже, ставшем отныне столицей Франкского государства.

ФРЕДЕГОНДА И БРЮНЕОТА — ДВЕ ЖЕСТОКИЕ, РАСПУТНЫЕ КОРОЛЕВЫ

Каждая из них всем сердцем ненавидела другую.

А. Тома

В VI веке сыновья Хлотаря [3] разделили свои владения на три королевства: Парижское (Нейстрия) принадлежало Хильперику, Мецское (Австразия) — Сигеберту, Отен (Бургундия) — Гонтрану. Все три государя завидовали друг другу. Каждый мечтал о владении всеми землями, и поэтому их отношения были весьма напряжены. Так, например, обладающий ужасным характером Хильперик пытался несколько раз убить своих братьев.

Это было неудивительно, так как им с детства были известны нравы Меровингов, и они часто видели за делом своего отца. К примеру, когда посетитель ему надоедал, Хлотарь просил слугу отрубить бедняге голову. Если же у него было хорошее настроение, жертва отделывалась лишь отрезанным языком.

Когда умер его брат Кладомир, оставив троих малолетних детей, он решил, что их содержание будет для него слишком затруднительным.

Однажды днем он пригласил их во дворец.

— Эти милые малыши у меня поиграют, — сказал он их бабушке, королеве Клотильде.

Когда дети прибыли, Хлотарь отправил матери, бабушке своих племянников, записку следующего содержания:

«Я хочу знать, какую судьбу ты выбрала бы своим внукам — остричь их наголо или перерезать горло?»

Острижение наголо было позором. Бабушка с возгласом, достойным героев Корнеля, воскликнула:

«Я мечтала бы видеть их лучше мертвыми, чем опозоренными».

Хлотарь не ожидал такого ответа, но, получив письмо, он вошел в залу, где играли дети, и с помощью своего брата Хильдебера всех их зарезал. После этого два преступника разделили владение Кладомира.

Эти жестокие нравы были обычны для того времени. Именно поэтому Хильперик, Сигеберт и Гонтран весьма настороженно относились друг к другу, что, правда, не мешало проводить им время в безудержных кутежах.

Особенно распутный образ жизни вел Хильперик. У него был целый гарем, и каждая его избранница носила титул королевы. Не гнушался он иной раз задрать подол у какой-нибудь из своих служанок и сделать с ней на краю стола то, что обычно делают в двуспальных кроватях.

Хорошо знавший его Григорий Турский писал; «Невозможно представить тот вид сладострастия, которому бы он не предавался».

Однажды Хильперик увлекся служанкой Одоверы, своей главной королевы. Эту молодую и очень красивую франкскую девушку звали Фредегондой. Но вскоре он был вынужден покинуть новую возлюбленную и отправиться на войну с саксонцами.

Во время отсутствия Хильперика Одовера родила дочку. Это явилось для всего королевского двора понятной причиной многодневного веселья и пиршества. В конце одной из трапез у честолюбивой и особенно веселой в тот день Фредегонды возникла дьявольская мысль. Она подошла к королеве:

— Вы должны окрестить эту малышку до возвращения короля, — посоветовала она и лицемерно добавила: — Я уверена, что он будет восхищен, если вы сами станете ей крестной матерью.

Одовера была простодушна и, ничего не заподозрив, согласилась. Вскоре крещение состоялось. Через месяц вернулся со своими воинами Хильперик. Сияя от счастья, Фредегонда устремилась к нему:

— С кем монсеньер проведет эту ночь? — спросила она смиренным голосом и потупила глаза.

И так как, похоже, этот вопрос короля несколько удивил, она объяснила, с трудом подавив в себе желание рассмеяться:

— Королева — крестная мать твоей дочки.

Хильперик был несколько удивлен, но затем рассмеялся и воскликнул:

— Не беда! Уж если я не могу провести ночь с ней, то придется тебе принять меня, моя милочка!

Всего через три часа Фредегонда стала королевой Нейстрии. А Одоверу выгнали из дворца и заключили в монастырь.

В то же время в Меце брат Хильперика, Сигеберт, вел более спокойную жизнь. У него было всего пятнадцать любовниц, не считая вечно пристающих похотливых служанок и часто меняющихся «ночных королев». Такая жизнь ему, в конце концов, надоела. И он объявил, что женится на Брюнеоте, дочери короля вестготов, правящего в Испании, и что новая жена будет единственной его женщиной.

Действительно, эта молодая особа была красива, грациозна, благовоспитанна, образованна и любезна. В Меце сыграли такую пышную свадьбу, что ей завидовал даже король Хильперик. Когда он узнал, что в конце церемонии поэт Фортунат исполнил свадебную песню, написанную специально ко дню бракосочетания, Хильперик не мог найти себе места: казалось ему, что брат во всем превзошел его. Охватившие Хильперика чувства зависти, ревности, обиды заставили его посмотреть на свою жизнь со стороны. И он решил, что необходимо ее изменить. Поскольку у него совершенно отсутствовала фантазия, он, как и Сигеберт, обратился к королю вестготов с просьбой отдать ему в жены дочь.

— Я разрешу ваш брак с моей старшей дочерью, — ответил король, — но лишь при

одном условии: вы должны расстаться с любовницами.

Хильперику так хотелось походить на своего брата, что он мгновенно согласился с требованием старого короля. Вскоре он выгнал из дворца всех своих любовниц и женился на красавице Галсвинте.

— «Отношение» между отцом и крестной матерью ребенка (или матерью и крестным отцом) были запрещены в то время церковью.

Свадебная церемония состоялась в Руане. Хильперик сделал все, чтобы она была такой же пышной, как у Сигеберта. В приданое Галсвннта получила ларцы, полные золота и драгоценных камней.

Несколько месяцев молодые супруги были счастливы. Но вскоре, словно бес вселился в их дом.

Коварной и хитрой Фредегонде удалось остаться во дворце прислугой. Она не упускала случая оказаться на пути короля, всем своим видом показывая, как она несчастна, а он, проходя мимо, дарил ей украдкой взгляд, томно вздыхая при этом. Фредегонда делала все, чтобы Хильперик вернулся к ней.

Однажды он не нашел в себе силы сопротивляться и оказался в объятиях Фредегонды. С этой минуты королева Галсвинта проводила все ночи одна. Ее жизнь во дворце стала невыносимой. И она попросила у Хильперика разрешения вернуться к своим родителям, на что он ответил отказом, ибо боялся лишиться ее богатого приданого.

— Я исправлюсь, — пообещал он. — И ты не будешь ночью одна.

Он сдержал свое слово — на следующую ночь он с помощью слуги задушил ее.

Через восемь дней Хильперик женился на Фредегонде, которая на этот раз стала официальной королевой Нейстрии.

Смерть Галсвинты потрясла Брюнеоту — она очень любила свою сестру. Желая за нее отомстить, она уговорила мужа объявить войну Хильперику.

В течение некоторого времени оба брата обменивались лишь угрозами. Наконец, в 573 году Хильперик вторгся на территорию Австразии. Сигеберт, ожидавший нападения, удачно оборонялся, затем разбил войско брата. Хильперик с Фредегондой с позором бежали в Турне, а Сигеберт с Брюнеотой победителями вошли в Париж Сигеберт был счастлив от одной мысли, что может стать королем Нейстрии. Но для этого ему нужно было по традиции отправиться в королевский город Витри у Арраса.

В Витри Сигеберт был убит подосланными Фредегондой людьми. Говорят, острия ножей убийц Фредегонда сама смазала ядом.

Смерть Сигеберта изменила положение. Осаждавшие Хильперика в Турне австразийцы сложили оружие. Он же, поспешно собрав войско, овладел Парижем.

Брюнеота, ожидавшая с нетерпением своего мужа, была поражена появлением Хильперика. Она считала себя уже королевой Нейстрии, но ей пришлось стать узницей. К счастью, ей удалось спасти сына, маленького пятилетнего Хильдебера. Ночью, поместив мальчика в корзину, она спустила его с помощью длинной веревки к земляному валу, где ждал верный ее друг герцог Гонвальд. Он увез ребенка в Мец, где его тотчас провозгласили королем, чтобы Хильперик не смог прибрать к рукам Австразию.

Приехав в Париж, Фредегонда заметила, что король расцветал лишь при одном взгляде на Брюнеоту. Фредегонду охватила ревность. Эта молодая вдова, о прелестях которой так много говорили, действительно была очень соблазнительна и имела много шансов остаться во дворце рядом с любвеобильным королем. Фредегонда не могла допустить этого и сослала ее в Руан.

Но во время пребывания при дворе короля Нейстрии белокурая и очаровательная Брюнеота успела обольстить не только одного короля. Судьба распорядилась так, что в нее влюбился молодой Меровей, сын Хильперика и несчастной Одоверы. Несмотря на строжайшие запреты, он тайно покинул дворец и отправился в Нормандию на розыски прекрасной вдовы Сигеберта. Брюнеота была удивлена появлением незнакомца в своих апартаментах.

— Что вам угодно? — спросила она. Ничего не объясняя, тот бросился на колени и страстно произнес:

— Я вас люблю! — Похоже, тягости путешествия не умерили его пылкость.

Уже через несколько минут, уложив на кровать и обласкав ее, он заставил Брюнеоту забыть о всех невзгодах и, конечно, о Сигеберте, погибшем всего несколько недель назад.

* * *

Однажды из Руана в Париж приехал взволнованный эмиссар.

— Ваш сын только что женился на своей тете, — сказал он Хильперику.

Эта новость привела Хильперика в ярость. Фредегонда, наоборот, ликовала. Уже давно искала она возможность избавиться от сыновей Одоверы, мечтая видеть своих детей на троне Нейстрии. Она уже организовала убийство Теодобера — старшего из сыновей. Теперь легко было устранить Меровея. Жестокосердная Фредегонда довольствовалась его постригом, но она хорошо понимала, что несчастный не сможет пережить позора. Вскоре бедняга покончил с собой.

От Одоверы оставались еще сын и дочь. С помощью своих любовников кровавая королева подстроила убийство юноши и зверское изнасилование девушки. А потом в монастыре была убита и сама Одовера, которую Фредегонда ненавидела. Но Фредегонда не все предусмотрела, прокладывая дорогу к трону своим сыновьям. Фредегонда забыла о Брюнеоте, которая вернулась в свои владения, чтобы править от имени семилетнего Хильдебера. Казалось, Фредегонда успокоилась. В течение нескольких лет она не вспоминала об Австразии. Однако не в ее характере было бездействие. Она была занята новыми кознями, правда, более мелкими, чем раньше, придуманными для того, чтобы заставить страдать людей, которые, как ей казалось, плохо ее обслуживали или чьи лица ей не нравились.

Однажды она заставила привязать к колесу и забить до смерти управляющего дворца. Через пять часов она отправилась посмотреть на свою жертву. Вдруг по дороге она услышала крики:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать