Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 32)


Целыми неделями Филипп Красивый, взбесившись, хватал каждого, к кому он чувствовал малейшее подозрение. Летописцы сообщают, «что их вешали, сжигали, заставляли погибать в пытках, зашивали в мешки и бросали в реку».

Все те, кто хоть как-то был приближен к принцессам, дрожали от страха, и в Лувре царил террор, продолжавшийся до одного прекрасного дня в 1314 году, а именно, 29 ноября, когда из Фонтенбло пришло поразившее всех известие: Филипп Красивый скоропостижно скончался после охоты.

Репрессии были прекращены.

Тем временем на трон вступил Людовик X, старший сын Филиппа Красивого. Нового короля беспокоило, что Маргарита, с которой он не мог расстаться (супружеская измена по тем временам не являлась веским поводом для того, чтобы заставить папу расторгнуть брак), при этом становилась королевой Франции. Но королева Франции не могла жить в заключении. Людовик Х был не в силах простить жену и вернуть ее во дворец. Он стал искать выход из создавшегося положения и обратился к людям, в которых был уверен, с соответствующим приказом. И вот однажды утром Маргариту, денно и нощно жаловавшуюся на муки, в которых была повинна сама, нашли задушенной в собственной камере.

Освободив себя от забот, Людовик принялся за поиски новой супруги.

В это время Жанна, в отношении которой расследование было завершено, вновь предстала перед королевским судом в присутствии графа де Валуа и графа д'Эвре, своих дядьев. Несмотря на свою смелость, войдя в зал, где заседали судьи, она дрожала, поскольку знала, что полицейские нашли молодого человека, с которым она наделала глупостей во время игр в прятки, которые так любила устраивать Маргарита.

Церковник, возглавлявший судебный процесс, стал расспрашивать ее об этом молодом человеке, что, к счастью для Жанны, означало его молчание под пытками инквизиции. Он ничего не рассказал. Суд признал, что слухи не имели под собой оснований, Жанну сочли невиновной и незамедлительно освободили.

Спасенная мужественным рыцарем, Жанна тотчас была выпущена на свободу, а ее муж, будущий Филипп V, вновь призвал ее к себе, радушно встретив. Это отметил историк Мезерай, написав, что Филипп был «самым счастливым и самым мудрым среди своих братьев».

Король Людовик, занявшись поиском супруги, ненадолго забросил все политические дела своего королевства. Он проводил время, обращаясь к разным государствам, собирая сведения о европейских принцессах. Друзья отправлялись в другие страны, чтобы оценить красоту и обаяние претенденток и привезти ему их портреты. Желая своим вторым браком поразить народ и стереть из людской памяти воспоминания о суровом процессе, он собирался сыграть очень пышную свадьбу.

Но, поведав о своих планах министрам, король был сражен их ответом:

— Это невозможно — казна опустошена.

Ошеломленный Людовик потребовал объяснений. Советники не решались открыть всей правды.

Они ему не стали говорить о том, что это произошло прежде всего потому, что плохо распределялись финансы, в чем была вина Филиппа Красивого, устраивавшего в конце своего правления роскошные празднества, а также три снохи покойного, чьи расходы в течение многих лет были огромны, и министры обвинили в растрате человека, авторитету которого в королевском дворе все они завидовали. Это был Ангерран де Мариньи, премьер-министр Филиппа Красивого. Людовик X, которого разозлил факт опустошения казны, тотчас приказал заточить Ангеррана де Мариньи в Венсенскую тюрьму и созвал прелатов и крупных королевских вельмож для суда над ним. После недолгих разбирательств бывший министр был обвинен в изготовлении фальшивых монет и в хищении денег, предназначавшихся для папы Климента V, сведении королевских лесов, получении некоторой суммы со стороны фламандцев за то, чтобы он предал Филиппа Красивого. Предъявили ему и еще более серьезное клеветническое обвинение, утверждая, что Ангерран де Мариньи занимался колдовством…

Неспособный ответить своим обвинителям, лишенный защиты несчастный был приговорен к смертной казни через повешение на самой высокой виселице Монфокона. Экзекуция состоялась днем 3.0 апреля 1315 года.

А Людовик Х тотчас присвоил состояние бывшего премьер-министра, которое соответствовало сорока миллионам современных франков. Теперь уже можно было позволить роскошную свадьбу, о которой король мечтал, и он вновь взялся за поиски супруги.

Через два месяца молодой король выслушал признания одного из своих советников, которого замучили угрызения совести и который сказал ему, что Ангерран де Мариньи пал жертвой интриг и был несправедливо, осужден. Людовик искренне огорчился и незамедлительно назначил комиссию, поручив ей пересмотреть, отчеты несчастного министра.

К сожалению, эта слишком запоздалая инициатива позволила заключить, что бюджетный дефицит был связан с королевскими расходами, а честность Ангеррана не вызывала сомнений. Король реабилитировал казненного и возвратил его детям часть (только часть!) присвоенного себе состояния. Государственная казна опять была пуста, как до ареста Ангеррана.

Людовик не хотел отказываться от своей мечты сыграть пышную свадьбу, и он решил искать богатую принцессу, состояние которой позволило бы осуществить задуманное.

Вскоре ему нашли богатую, наследницу. Клеменс была родом из Венгрии, она не обладала привлекательной внешностью, некоторые даже считали ее уродиной, но Людовик решил не вертеть носом, а отправился к ней в Неаполь, где она жила с отцом. В начале июля Клеменс, радостная от того, что ей наконец-то удалось найти мужа, отплыла во Францию.

Увы! Корабль попал в ужасный шторм, потерпев

крушение. Благодаря хладнокровию рыцаря де Бувиля принцесса на лодке достигла берега, но сундуки с ее приданым, драгоценностями, предметами гардероба вместе с кораблем отправились на дно морское.

Эта новость совсем выбила бедного Людовика из колеи. Однако он, не показав виду, приветливо встретил свою невесту, и 19 августа 1315 года была сыграна пышная свадьба.

Чтобы компенсировать стоимость приданого, оставшегося лежать на дне, король решил предоставить евреям за деньги право получения местожительства во Франции. Это быстро пополнило королевскую казну.

* * *

Недолгим был брак Людовика и Клеменс. В июне следующего года, не изменив своей привычке играть в лапту, Людовик сыграл большую партию, во время которой перегрелся, и чтобы остудиться, он спустился в погреб выпить кувшинчик свежего вина. Король сразу же почувствовал сильный озноб. Вечером у него началась сильная лихорадка, а через три дня он скончался.

У молодого короля не было сына, а Клеменс была на четвертом месяце беременности. Филипп, граф Бургундский, брат Людовика X, созвал крупных вельмож на ассамблею, состоявшуюся во дворце в Сите 16 июля 1316 года, где было решено назначить его регентом до тех пор, пока королевскому наследнику не исполнится двадцать четыре года (ибо никто не сомневался в том, что родится мальчик).

И 14 ноября 1316 года королева произвела на свет мальчика, названного Жаном I. Он прожил всего пять дней. Его тело доставили в Сен-Дени и погребли после того, как армия три раза прокричала: «Король умер!» На следующий день обезумевшая от горя Клеменс отправилась в Прованский монастырь [30]. Регент уведомил королевских вельмож, что его коронация произойдет в Реймсе 9 января следующего года…

Это скороспелое решение вызвало волнения в Париже. Множество вельмож, высшее духовенство восстали против притязаний Филиппа и напомнили ему, что у Людовика Х от брака с его первой женой, Маргаритой Бургундской, была еще дочь Жанна, шести лет.

— Эта принцесса — «прямая наследница покойного короля Людовика», — говорили они. — Она и должна править!

Знать потребовала, чтобы Реймский архиепископ не смел короновать регента. Но прелат не испугался, и 9 января при закрытом и тщательно охраняемом въезде в город Филипп был коронован. Церемония не прошла без инцидента. Во время обращения к пэрам Анна Французская, престарелая герцогиня Бургундии, родная дочь Людовика Святого и мать Маргариты Бургундской, обратилась к прелатам и пэрам, властно потребовав отсрочить коронацию, поскольку при этом не были признаны права ее внучки Жанны.

Но никто ей не ответил, и церемония была продолжена.

—После коронации, испытав запоздалые угрызения совести или опасения, Филипп V захотел, чтобы устроенный им переворот был одобрен народом и обрел законные рамки. С этой целью 2 февраля 1317 года он созвал Генеральные штаты.

Во время этого необычного собрания начались дебаты по вопросу: могла ли занять место на французском престоле женщина? Хотя Филипп и поставил своими действиями подвластных ему вельмож перед фактом, вопрос о правах Жанны был внимательно изучен, ибо ее титул единоличной наследницы французского престола являл собой новую, затруднительную проблему. Со времен Гуго Капета такой вопрос даже не обсуждался, поскольку у всех королей были наследники мужского пола, хотя ничто не мешало женщинам заниматься политикой. Множество знатных дам, иногда очень молодых, были правительницами феодов, управляли графствами, герцогствами, занимали положение среди французских пэров и играли большую роль в управлении государством, к примеру, наваррские королевы. Так что ничто не мешало Жанне занять трон.

Филипп это понимал. Поэтому он использовал против маленькой принцессы самое страшное юридическое оружие — он поставил под сомнение законность ее рождения, используя веские доводы, что Маргарита Бургундская нарушала супружескую верность, и можно было действительно сомневаться в том, была ли Жанна Дочерью Людовика X.

Летописец сообщает; «Вельможи полностью утвердили коронацию короля Филиппа и обещали быть верными как ему, так и впоследствии его старшему сыну Луи»

Тем не менее Филиппу было трудно объявить во всеуслышание на все королевство, на всю Европу, на весь мир, что он стал королем из-за распутной жизни Маргариты Бургундской. Есть тайны, которые правители предпочитают сохранять. Впрочем, ассамблея разделила мнение нового короля и решила просмотреть в архиве тексты документов, в надежде найти там фразу, которой можно было вежливо объяснить устранение маленькой Жанны.

И вот одного законника осенило сослаться на древний и давно всеми забытый салический закон, который был издан около 420 года салическими франками и содержал в себе статью, утверждавшую, что владения могли передаваться по наследству лишь мужчинам. Для того чтобы подтвердить приход к власти Филиппа V, было достаточно перенести этот принцип из области гражданского права в область политики, что до этого еще никогда не делали. Законники, восхищенные своим открытием, не испытав угрызений совести, одним росчерком пера решительно отстранили женщин от права управлять страной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать