Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 38)


— Прекрасная Мадам, монсеньор отверг ваш план отправиться в Аррас, ибо он хочет как можно быстрее заключить брак. Итак, сегодня и завтра отдыхайте в этом городе, а в понедельник будет свадьба. Послышались радостные возгласы. Изабо, не понимавшая по-французски, спросила у герцогини де Эно, о чем же таком забавном и отрадном сообщил ей герцог Бургундский.

И когда ей сказали, что она послезавтра выйдет замуж за французского короля, это известие крайне удивило ее. В тот же вечер посыльный герцога Баварского спросил у Карла VI, какое приданое желал бы он получить за Изабо.

— Никакого, — ответил молодой король, находившийся в приятном возбуждении после знакомства с немецкой принцессой, — ее достоинства дороже любого приданого.

Уже через месяц эти «достоинства» были весьма своеобразно проявлены.

Свадьба состоялась 18 июля в соборе в Амьене. Все так поспешно произошло, что у большинства придворных дам не хватило времени на то, чтобы роскошно приодеться, как это было принято при подобных церемониях. И даже у Изабо Баварской не было свадебного платья.

Тем не менее празднества прошли роскошно. В епископском дворце состоялся пышный банкет, где прислуживали графы и бароны. В то время, как гости танцевали, Карл VI, стремившийся уже в течение трех дней познать радости любви, поволок молодую супругу к себе в спальню. Надо сказать, им было очень приятно оказаться там вдвоем…

После свадьбы молодые супруги обосновались в замке Боте-сюр-Марн, который Карл VI выбрал своей постоянной резиденцией. Изабо сразу окружили довольно подозрительные личности, которые в надежде поучаствовать в разграблении королевской казны толклись рядом с молодым государем.

Это бесстыдное и возмутительное разграбление велось прежде всего руками трех дядьев Карла-герцога Бургундского, герцога Беррийского и герцога Анжуйского, образовавших после смерти Карла V наместничество под названием «Принцы геральдических лилий».

Воспользовавшись слабостью молодого короля, они присваивали целые провинции, расхищали денежные поступления, идущие от налогов и сборов, которыми был обложен народ, и набивали свои кошельки золотом, которое с таким трудом накапливал Карл V.

Это бесстыдство «регентов» в конце концов сделало замок Боте-сюр-Марн похожим больше не на королевский дворец, а на логово грабителей. Появление Иэабо немного взволновало всех, по разным причинам толкущихся в этом замке и путем разнообразных махинаций пользующихся королевской казной.

Они опасались, как бы красивая немецкая принцесса не оказалась проницательнее Карла VI и не разоблачила их.

В течение нескольких дней все с тревогой за ней наблюдали. Но молодая королева оказалась слишком хитра, чтобы своим поведением дать понять, как она относится к мошенничеству и глубокой безнравственности, царившим во дворце. В конце концов они успокоились, решив, что она не понимает смысла происходящего вокруг и не догадывается о разврате, которым частенько оканчивались многие банкеты. Королевская резиденция в то время действительно стала местом жутких оргий, в которых Карл VI после своего брака участия не принимал, но снисходительно к ним относился, восторгаясь бурностью этих наслаждений.

Изабо, с одной стороны, взволновала интриганов, с другой — доставила молодому государю полное сексуальное удовлетворение. Теперь он стал более-менее степенным человеком. И то, что ему подобным образом удалось обуздать свои чувства, было для него весьма полезно. Он стал рассудительным, им овладела большая жажда действий. И это позволило ему наконец заняться государственными делами.

Однажды утром после обычных ночных забав, в которых он выглядел превосходным мужчиной, опьяненный собственной гордостью, он поднялся с постели полный честолюбивых идей. И так как в этот момент ничто не представлялось ему невозможным, Карл решил возобновить военные действия против Англии…

Через несколько дней он отбыл во Фландрию, чтобы произвести смотр своего флота… Изабо осталась одна в Боте…

Эта страстная принцесса, уже привыкшая к любовным развлечениям, почувствовала, что одиночество тяготит ее. И однажды, устав вглядываться в даль, ожидая, не появится ли на горизонте Карл, она решила присмотреться к мужчинам, окружавшим ее. Первым, на которого она обратила внимание, был хорошо сложенный, очень обходительный молодой человек. Его звали Буа-Бурдон [38].

В этого красивого вельможу и влюбилась Изабо. Увидев, как внимательно смотрит на него юная королева, Бурдон решил признаться ей в любви. Изабо было лишь пятнадцать лет, но она стремительно принимала решения. На следующую ночь после объяснений она стала любовницей Буа-Бурдона. После нескольких дней близости молодой фаворит не только покорил властолюбивую Изабо, но и ознакомил ее с интригами в Боте, а также подкинул ей несколько достаточно коварных советов.

— Мадам, вы никогда не станете могущественной королевой, если не будете поддерживать влиятельных лиц, окружающих короля. Когда они почувствуют расположение к ним с вашей стороны, то станут вами восхищаться и повиноваться. Вам, конечно, было бы не очень разумно вступать на этот путь одной, но когда к вам присоединятся преданные люди, было бы глупо и нечестно оставаться в стороне от дел двора и государства [39]. Королева без малейшего колебания согласилась участвовать в дворцовых интригах и откровенно призналась, что готова использовать любое средстве, чтобы добиться своего возвышения.

— Король, — сказала она, — очень

добрый, его многие уважают. Но я думаю, что он слабоумен. И поэтому необходимо в интересах Франции, чтобы правила я.

Она не могла медлить ни минуты и сразу приступила к разработке своего плана борьбы за престол. На глазах изумленного Буа-Бурдона молодая государыня за какие-то секунды превратилась в коварного и бессовестного политика. Она хладнокровно предложила варианты устранения троих регентов, которые могли воспрепятствовать ее возвышению. Затем Изабо решила, что необходимо добиться более тесных связей с герцогом Туреньским, братом короля.

— Он молод и задорен, он мне поможет, я уверена в этом.

Буа-Бурдон, недооценивший темперамента юной королевы, был не на шутку встревожен таким планом.

— Какого же соперника. Мадам, мне следует опасаться больше всего?

Изабо посмотрела на него с нежностью:

— Друг мой, — ответила она, — никто никогда не будет вашим соперником. Даже если мне придется по каким-либо причинам разделять свое ложе с нужными мне господами, знайте: свою молодость, страсть, любовь я отдаю только вам.

Немного помолчав, она добавила, сверкнув голубыми глазами:

— Все придворные думают лишь 6 деньгах и утехах, это соблазняет и меня. Почему я должна противиться? Друг мой, спасибо вам за ваши добрые советы, я сделаю все, о чем мы с вами говорили…

Она улыбнулась своему любовнику, и они подкрепили свой зловещий сговор пылкими поцелуями.

Через месяц Карл VI вернулся на несколько недель в Боте и был очень нежно встречен королевой. Ничего не заподозрив, он вновь уехал во Фландрию, захватив при этом часть придворных.

Герцог Туреньский, однако, остался в Боте, и Изабо воспользовалась этим для сближения с ним.

Он был красивым, пылким и страстным молодым человеком. Ему исполнилось пятнадцать лет, но казалось, что ему восемнадцать. Он уже неоднократно вступал в связь с некоторыми дамами, состоявшими на службе при дворе…

Однажды Изабо устроила небольшой пир, пригласив туда в числе прочих и верного Буа-Бурдона. После веселого застолья стали танцевать. Заиграла медленная музыка. Изабо с герцогом Туреньским объявили начало бала. Когда танцы были в полном разгаре, Изабо незаметно увела брата короля из зала, и несчастный Буа-Бурдон видел, как они удалялись по направлению к хорошо знакомой ему спальне…

* * *

Молодой герцог Туреньский, поняв, что от него требовалось, постарался доказать своей восхитительной королеве, что он мастер, как тогда говорили, в деле «посадки своего генеалогического древа». Они провели настолько бурную ночь, что Изабо, покоренная пылким молодым человеком, вся отдалась сладострастию и совсем забыла о политических планах, которые заставили ее избрать брата короля своим любовником.

И когда стало светать, два истощенных страстью любовника, крепко сжимая друг друга в объятиях, погрузились в счастливый сон, ставший как бы продолжением любовной неги… К десяти часам утра королева проснулась и улыбнулась прекрасному майскому дню. Рядом с ней спал герцог Туреньский. К Изабо вернулся ее привычный расчет, и она ласково потрепала юношу по волосам, радуясь тому, что он в ее власти. Наконец он открыл глаза.

— Доброе утро. Мадам, о чем вы сейчас думаете? — спросил Луи.

— Мне очень грустно, мой прекрасный друг, — ответила Изабо. — Я подумала, что вы занимаете недостойное вас место. Карл, мой милый повелитель, добр, но легкомыслен. Он пустил на самотек все дела. И было бы лучше, если троном овладеете вы. Помогите мне захватить власть…

Эта беседа была приятна герцогу. Будучи тщеславным, он втайне думал о троне. Поэтому, пообещав королеве поддержку, он рассказал о бесчестности своих дядьев и, подарив ей нежную улыбку, добавил:

— Мадам, надо нам или помешать этим интриганам, или использовать их в своих интересах. Объединим наши силы! В век интриг и непрочной власти трудно прибегнуть к иным способам действий! [40]

Первый шаг был сделан — Изабо приобрела союзника в лице герцога. Тотчас у нее возник план: отстранить всех, кто имел хоть какое-то влияние на короля, и освободить его от опеки трех регентов.

Два любовника поклялись друг другу сделать все во имя достижения этой цели.

Как только Луи покинул ее спальню, она оделась и пошла к Буа-Бурдону.

— Мы на верном пути, — сказала она. И поскольку, несмотря ни на что, фаворит по-прежнему был грустен, Изабо в тот же вечер назначила ему свидание в своей спальне.

Изабо не сразу решила избавиться от регентов.

Не желая ускорять событий, она терпеливо ждала, когда время начнет работать на нее. А пока королева продолжала развлекаться.

Одним из самых больших удовольствий для нее было присутствие на судебных поединках. В то время, если у правосудия не было достаточных улик для того, чтобы продолжить судебное расследование или возбудить судебный процесс, разрешалось истцу и обвиняемому выяснять свои отношения посредством дуэли: народ считал ее как бы Божьим судом, и правота признавалась за выжившим. Его радостно приветствовали. Что же касается побежденного — то сам факт его смерти говорил о его виновности.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать