Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 41)


Довольно быстро придя в себя, она объяснила, что обморок произошел из-за огромной радости, которую она испытала. На самом деле она еще ни разу в жизни не была так подавлена. Ее планы нарушились уже второй раз. Ей предстояло искать новый способ избавления от короля.

В противоположность тому, что утверждают некоторые историки, этот трагический вечер не принес никакого обострения в состояние здоровья Карла VI. Больше восхитившись, нежели испугавшись пожара, он сохранил приятные воспоминания об этом бале.

К сожалению, 15 июня 1394 года у бедного государя произошел рецидив болезни, и, как сообщает летописец, «его разум стал очень неповоротливым». Он часто впадал в изнеможение от нервных приступов и полностью забывался. Он начал говорить, что не был женат и у него никогда не было детей, также утверждал, что звали его Георгий, а на его гербе был лев, пронзаемый шпагой.

Эта навязчивая идея довела его до того, что безумец стал соскребать свои подлинные гербы, если видел их на стенах или посуде. Иногда он, кривляясь, танцевал. Несколько раз его видели бегущим сломя голову по коридорам резиденции Сен-Поль:

— Меня преследуют, убейте их!

Однажды во время особенно тяжелого нервного приступа его уложили в постель. Увидев, что к нему в сопровождении врача пришли принцы, он завопил:

— Не приближайтесь и не трогайте меня, вы меня разобьете!

Он стал считать себя стаканом, С тех пор, боясь, что его разобьют, он требовал, чтобы его облачили в железные латы. Потом он почувствовал сильное отвращение и даже ненависть к Изабо. Когда Карл ее видел, он в ярости кричал:

— Что это за женщина, чей взгляд за мной неотступно следит? Узнайте, что ей нужно, и избавьте меня от ее преследовании и назойливости!

И тогда Изабо ушла из резиденции Сен-Поль, обосновавшись со своим любовником, герцогом Туреньским, в особняке в Барбетте, который она приобрела для того, чтобы спокойно жить.

А бедный король остался наедине со своими тревогами, странными видениями и призраками. Время от времени его навещала прекрасная Валентина Висконти, к которой он сохранил свои нежные чувства. Когда она входила к нему в спальню, у него загорались глаза, и он, как ребенок, тянул к ней руки.

— Какая вы красивая! — говорил Карл.

И целовал ее в губы. А очаровательная миланка с грустью принимала его нежные проявления чувств, вспоминая о том недавнем времени, когда король был ее любовником…

Однажды герцог Туреньский по приказу королевы отправил Валентину в Шатонеф-сюр-Луаре, и Карл жил, покинутый всеми. В течение шести месяцев никто за ним не ухаживал, он не задумывался о смене белья, тело его стали покрывать паразиты. Прыщавый, с нечесаной бородой, с длинными ногтями, бледный и тощий, он в конце концов стал похож на странного старика из Манского леса. Целыми часами блуждал он по коридорам, говоря сам с собой или неизвестно с кем бранясь…

В то время как король Франции в своих грязных лохмотьях слонялся по коридорам Сен-Поль, Изабо вела очень приятную жизнь в своей резиденции в Барбетте. Однако пышные празднества и бурные ночи не заставили ее забыть о властолюбивых планах. Однажды, узнав о том, что болезнь Карла VI стала отступать, она его навестила, нежно с ним поговорила и согласилась даже разделить ложе, несмотря на отвратительно грязную простыню. Обнимаясь с ним, она внушила королю мысль об увеличении владений для герцога Туреньского, что отделило бы от королевских владений герцогство Орлеанское. Король дал согласие, и его брат стал герцогом Орлеанским, как его обычно называют и ныне.

Конечно, этой маленькой победы Изабо было недостаточно. Она просто хотела, чтобы только ее любовник вступил на престол, сменив Карла VI, уверенная, что этот всецело преданный ей человек будет подчиняться ей во всем.

В течение долгого времени искала она способ, как избавиться от мужа. Убийство не представлялось возможным из-за того, что за ней внимательно следили регенты. И ей пришла в голову дьявольская затея: погубить бедного Карла VI, окружив его… развратом. И она наняла дочь торговца лошадьми, красивую и юную девушку-подростка, имя которой было Одетта де Шамдивер, и привела ее в резиденцию Сен-Поль, поручив ей довести до изнеможения короля. С этой целью она ее обучила «всем способам достижения результата для того, чтобы он настолько был удовлетворен, что пресытился бы и приблизил свой конец». Король был восхищен, пустив в свою постель такую очаровательную молодую девушку. Он полюбил ее болезненной и ревнивой любовью.

Со своей стороны Одетта де Шамдивер, которую народ прозвал «маленькой королевой», очень быстро прониклась жалостью к несчастному королю. Она не только предавалась с ним наслаждениям любви, но и пыталась заставить его расстаться с навязчивыми идеями. Тем временем во Франции стала распространяться диковинная игра, которая пришла с Востока под названием «наиб». Она заключалась в передвижении небольших карточек, на которых были изображены фигуры и цифры. Одетта научилась этой игре и обучила ей Карла VI. Королю понравилась игра, и он тотчас попросил художника Жакмена Грингоннера, чей талант глубоко ценил, перерисовать карточки, чтобы придать фигурам более изящный вид. Работа была закончена через несколько недель, ее оценили в пятьдесят шесть парижских су, и Пупар, министр финансов, записал в книге расходов следующее: «Выдать Жакмену Грингоннеру

за выполненную работу для Его Величества Короля по изготовлению трех карточных игр шесть парижских су».

Карточки получились очень красивыми. Они стали прообразами хорошо нам известных карт с изображением королей, королев и валетов. Отныне Карл VI и Одетта проводили целые дни за карточными играми.

— Если я выиграю, — говорил король, — мы займемся любовью.

И Одетта проигрывала — с одной стороны, потому что любила Карла; с другой потому что выполняла приказ королевы Изабо.

Карл VI, несмотря на напряженную сексуальную жизнь, не проявлял какой-либо усталости и апатии, и Буа-Бурдон начал волноваться, так как события развивались не так, как им с Изабо хотелось. Изабо успокаивала нетерпеливого фаворита:

— Нашлись бы, — говорила она, — более действенные способы, но дело требует, чтобы этот человек некоторое время оставался в живых. Мы с герцогом Орлеанским нуждаемся в этом фантоме! Потерпите, мой друг! И в утешение во время отъезда герцога Орлеанского она увлекла Буа-Бурдона в свои апартаменты.

Безумие Карла VI прерывалось кратковременными периодами, когда к нему возвращалась ясность ума, и в это время он мог исполнять свои обязанности. Но, к сожалению, это длилось недолго, через несколько дней после улучшения, во время заседания Совета или приема послов, короля видели дрожащим, как будто его «пронзали тысячами железных клинков», и удирающим неизвестно от кого по коридорам.

Эти непонятные рецидивы болезни (в то время были совсем неведомы психические заболевания) очень изумляли близких короля. Однажды вечером бедный государь, чувствуя, что к нему возвращается безумие, разрыдался и обратился к окружавшим его принцам:

— Ради Бога, если среди вас есть те, кто причастен к моей болезни, я умоляю их не мучить меня больше, а помочь побыстрее умереть.

Эта странная просьба быстро стала известна простому французскому люду, который стал ее комментировать на свой лад:

— Вот вам простое доказательство, что болезнь короля неестественна. А некоторые, к чьему мнению прислушивались из-за их здравомыслия или просто потому, что они являлись хозяевами таверн, охотно высказывали свое мнение:

— Поверьте, — говорили они, — такое странное слабоумие можно получить, только отведав приворотного зелья, окутывающего туманом разум. Когда ядовитые пары этих колдовских чар рассеиваются, монсеньор Карл на некоторое время вновь находит душевный покой и здравый смысл… А потом кто-то вновь наливает ему несколько капель отравленного напитка, и он вновь погружается в безумие…

— Кто? Ну кто же этот пройдоха? — спрашивали слушающие и подмигивали правым глазом.

— Вот кто! — отвечали им здравомыслящие, подмигивая левым. — Это люди, которые, возможно, хотели бы вступить на престол вместо нашего милого государя…

— Бог нам прислал надменную потаскуху, — заключил народ. — Она со своим любовником приведет государство к краху.

Королева и герцог Орлеанский действительно не скрывали своей связи, и это стало общеизвестно.

В начале 1405 года они провели вместе длительное время в Сен-Жерменском замке и так постыдно себя вели, что слух об их распутстве прокатился по всему королевству. Через некоторое время они отправились в Мелюн, где прожили целых два месяца, весело пируя, даже не заботясь о том, что о них говорят.

Это бесстыдное выставление напоказ роскоши и разврата в то время, как миллионы французов, закабаленные налогами, голодали, вызвало недовольство. Народ поносил Изабо и Людовика Орлеанского, обвиняя их в расточительстве королевской казны. Летописец отразил это настроение народа: «Безразличные к защите королевства, королева и герцог были заняты только обогащением и наслаждениями. Они настолько забыли о своих обязанностях и правилах поведения, что это возмутило Францию и вызвало усмешку у других держав».

Изабо, пересажав в тюрьмы всех, кто весьма нелестно отзывался о ее поведении, вскоре столкнулась с неодобрением народа.

В праздник Вознесения августинский монах по имени Жак Легран, который вел проповеди в часовне дворца, обратился к ней с очень суровой речью:

— Я не хотел бы, благородная королева, говорить ничего, что могло бы быть вам неприятно, но спасение вашей души для меня дороже вашего расположения. В вашем дворце властвует лишь одна богиня Венера. Здесь процветают пьянство и разврат. Каждый день творятся непристойности. Эти проклятые и ужасные пороки, присущие вашему двору, подрывают страну и волнуют сердца честных людей. Повсюду, благородная королева, только и слышны разговоры об этих беспорядках, порочащих ваше имя и ваш двор. Если вы мне не верите, пройдитесь по городу, переодевшись в платье простой горожанки, и вы услышите то, что говорят о вас.

Впервые подобные упреки были открыто высказаны королеве, и, разумеется, нашлись придворные, которых это задело. Уже выходя из церкви, многие дамы, принимавшие участие в бурных ночах, высказывали недовольство и возмущение по поводу речи священника.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать