Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Любовь, которая сотворила историю (страница 45)


Юный дофин был прав. Вскоре по всему королевству пошла молва, осуждающая его. Говорили, что он заманил герцога Бургундского в ловушку и приказал убить его.

Эта ужасная клевета была распространена по приказу Изабо, которая еще больше возненавидела сына после гибели своего любовника. Трагическое происшествие на мосту Монтеро ее очень огорчило. Всю ночь она бродила по дворцу со свечой в руке и тяжело вздыхала, опасаясь за свою жизнь.

Действительно, королева глубоко скорбела о гибели своего любовника, но любила ли по-настоящему Изабо Иоанна Бесстрашного? Нет. Не более, чем других. А почему же она так тосковала? Пожилые женщины могут понять ее отчаяние. Она оплакивала не просто любовника, а своего последнего любовника. Ей было уже пятьдесят лет, за несколько месяцев она невероятно располнела: у нее были толстые ноги, дряблое лицо с дрожащим подбородком; и она прекрасно понимала, что не было никаких шансов заманить в свою постель красивых молодых страстных кавалеров. Вот и скорбела она о гибели этого еще крепкого человека, который мог в течение некоторого времени оказывать ей свое почтение.

Отсюда и лютая неприязнь к дофину. Естественно, ее первым желанием было убить сына с помощью своих надежных людей, но потом она подумала, что будет трудно безнаказанно совершить это, когда больше нет рядом коварного Буа-Бурдона, — королева решила опозорить дофина, чтобы помешать ему вступить на престол после смерти Карла VI.

Выдвинув против сына обвинение в убийстве Иоанна Бесстрашного в то время, когда бургундская группировка была самой значительной во Франции, она была уверена, что ей удастся поднять против дофина почти все королевство.

Сначала Изабо пришлось бороться против Карла VII в одиночестве. Но вскоре у нее появился союзник в лице сына ее любовника, молодого герцога Бургундского, которому исполнилось двадцать три года и который горел желанием отомстить за смерть своего отца. Они вместе готовили план действий против дофина. Когда соглашение было достигнуто, королева, которой чужды были правила приличия, бросилась в ноги королю и потребовала наказать убийцу Иоанна Бесстрашного.

— Монсеньор, я вас прошу отдать приказ арестовать этого скверного человека, который убил герцога — моего старого друга, чья смерть причинила мне столько страданий…

Карл VI так часто выслушивал такого рода обращения, что внимал ей вполуха и не собирался ничего предпринимать.

Разочарованная Изабо решила действовать иначе: у нее возникло сомнение по поводу законности рождений ее сына.

С помощью хорошо подвешенных языков и, разумеется, кругленькой суммы был пущен слух, что наследный принц незаконнорожденный (это не очень-то удивило простой народ, осведомленный о распутной жизни своей государыни), и парижане вскоре называли бедного Карла не иначе как «мнимый дофин»…

Несомненно, этого слуха оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить Филиппа и Изабо. Они начали переговоры с английским королем, который оккупировал большую часть Франции, они обещали ему полную поддержку в борьбе против войск дофина….

После обмена посланиями молодой герцог Бургундский отправился в Аррас, где находился Генрих V, и согласие было достигнуто.

Изабо, хотевшая только лишить наследства сына, сделала королю Англии изумительное предложение: она обещала, что он будет единственным наследником королевства лилий, если женится на ее дочери, принцессе Екатерине…

Генрих V был очень изумлен, узнав, что королева Изабо предлагает ему корону Франции. Сначала он даже думал, что это ловушка, но хорошо проинформированные советники уверили его, что он может безбоязненно принять это неожиданное предложение, и проект договора был составлен.

Он включал в себя в числе прочих следующие статьи:

1. Король Англии женится на принцессе Екатерине и становится единственным наследником Франции.

2. Карл VI становится тестем Генриха V, продолжая править Францией, но ввиду слабости его здоровья Генрих V объявляет себя регентом.

3. После смерти Карла VI Генрих V провозглашается королем Франции. А «мнимый дофин» Карл навсегда лишается права на престол.

В то время как Изабо с нетерпением ожидала в своем роскошном особняке в Труа результатов переговоров, король, живший с ней, резвился в коридорах дворца, ничего не подозревая о том, что его королевство предано. Когда у королевы оказался договор, она поспешила в апартаменты Карла VI, который в силу любопытного «совпадения» страдал в тот день жуткими головными болями, из-за которых не был способен здраво мыслить, и она очень легко заставила его поставить подпись на дворянской грамоте, которая отдавала Францию под власть Англии.

После этого королева обратилась к парламенту и народу Парижа, поведав всем о горестях и страданиях, выпавших на долю Франции. Единственным избавителем провозглашался король Англии.

Она настояла на том, что Генрих в силу своих необыкновенных достоинств: справедливости, миролюбия, обходительности и даже доброго лица — предпочтителен дофину, который разрушил страну и прибег вместе с своими соратниками к убийству герцога Бургундского. Изабо обвиняла сына и в других злодеяниях и различных преступлениях, которые заслуживали наказания и проклятия. Народ был взволнован и единодушно одобрил условия договора… Удовлетворенная такими результатами, Изабо приступила к подготовке брака принцессы Екатерины и английского короля. Генрих V прибыл в Труа 20 мая 1420 года. Он тотчас направился в церковь Святого Петра, где его ожидали Карл VI,

Изабо и принцесса Екатерина. Войдя в нее, он не спускал глаз с невесты, принесшей ему в приданое второе королевство…

Екатерина была белокура, улыбчива, мила, и он был счастлив встретить принцессу не менее прекрасную, чем в тот день, когда она была ему впервые представлена у Понтуаза.

Свадьба была сыграна 2 июня и стала поводом для веселых празднеств. Генрих V взирал с некоторой иронией и изумлением на веселящийся французский народ, который развлекался, не понимая, что только что был предан собственной королевой.

Через некоторое время в Париже состоялся торжественный выход двух королей и двух королев. В городе, несмотря на нищету, в которой жил народ, проходили великолепные празднества, и все парижане, надеявшиеся, возможно, на передышку от своих страданий, встретили радостными криками этих четырех государей.

— С Рождеством! С Рождеством! Нашего милого государя Карла, английского короля, королеву Изабо и принцессу Екатерину…

Наконец по совету Изабо Филипп Бургундский, зная о том, что теперь его поддерживает Генрих V, потребовал суда над убийцами своего отца. В резиденции Сен-Поль собралась ассамблея, и было решено, что убийц следует строго наказать.

Вскоре дофина объявили единственным виновником убийства, он был вызван в суд и заочно приговорен к изгнанию, более того, было объявлено, что он не имеет прав наследовать французскую корону.

На следующий день по Парижу прошли глашатаи, оповещая на всех перекрестках королевский указ, подписанный Карлом VI, в котором была следующая фраза: «Господин Карл де Валуа, венский дофин, недостоин наследовать все права и привилегии на поместья».

Изабо для того, чтобы быть уверенной в том, что английский король не воспротивился бы ее решению, за некоторое время до подписания договора торжественно проводила Екатерину до лужайки, ближайшей к месту, где были расквартированы англичане, и она была ему предъявлена».

Изабо наконец успокоилась, она добилась того, чего хотела.

Ее сын Карл VII был лишен наследства.

* * *

Шел 1420 год.

В Домреми на берегу реки Мез маленькая восьмилетняя девочка играла со своими подругами около дерева фей, не подозревая о том, что именно ей предстояло искупить вину «скверной королевы» Франции, подтвердив старинное пророчество Мерлина: «Королевство, погубленное одной женщиной, может быть спасено другой».

В то время как дофин пытался в Пуатье собрать всех своих сторонников, Изабо приехала в Париж для того, чтобы завязать еще более близкие отношения с Филиппом Бургундским, сыном своего любовника, по которому она еще так горевала.

Была бы она на десять лет моложе, она, несомненно, стала бы его любовницей, что и делала всегда, чтобы подчинить себе мужчину и приобрести союзника.

Но бедняжка быстро постарела. Она стала толста и немощна. Для передвижения ей даже требовалось кресло на колесиках. Она прекрасно понимала, что не годится для новых похождений.

И тогда Изабо пришла к другому решению. Она выдала за Филиппа свою дочь Мишель, очаровательную блондинку с голубыми глазами и гибким станом.

Герцог Бургундский очень быстро влюбился в эту прекрасную особу и с радостью на ней женился. Он постоянно уделял ей внимание, боясь разонравиться. А Изабо радовалась их браку. Но вскоре старая королева заметила, что Мишель, чье влияние на Филиппа возрастало с каждым днем, питала нежные чувства и к своему брату дофину. Изабо боялась, как бы дочь не попыталась примирить двух мужчин и тем самым не нарушила ее планы.

Изабо небезосновательно думала, что, если бы Филипп и Карл примирились, армия Генриха V была бы быстро изгнана из Франции. Желая узнать о тайных намерениях своей дочери, она направила к ним даму де Виесвиль, которая ей доносила все, что говорилось при дворе герцога Бургундского. Таким образом, королева смогла узнать, что ее опасения были оправданы: Мишель готовила примирение, чего так опасалась Изабо.

Нужно, было действовать быстро. И Изабо приняла решение, которое считала единственным. Она отдала приказ, и через три дня прелестная герцогиня Бургундская умерла от отравления… Горе Филиппа было безутешным. Подозревал ли он о чем-то? Неизвестно. Но, во всяком случае, его отношение к королеве начиная с этого дня полностью изменилось.

Едва похоронили Мишель, как у английского короля, на помощь которого рассчитывала Изабо, внезапно начались сильные боли, от которых он скончался 31 августа 1422 года в главной башне Венсена, куда его срочно перевезли.

Однако перед тем как испустить дух, Генрих V объявил, что герцог Бургундский становится регентом королевства до совершеннолетия его сына [49].

Филипп, поставленный об этом в известность, с достоинством отказался и передал регентство герцогу Бедфордскому. Королева была опечалена. В самом деле, разом рухнули все ее надежды: английский король, которым она надеялась руководить с помощью дочери Катерины, умер, а герцог Бургундский, в котором она мечтала найти надежного союзника, в решающий момент уклонился от задуманного ею предательства…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать