Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Марина Воронина » Умереть — непозволительная роскошь (страница 12)


Глава 10

Полковник Варанов был озадачен: мало того, что его подкосило известие о смерти капитана Челядинского, так еще доложили о кровавой бойне в редакции газеты «Новый век». Нужно было решать две проблемы одновременно, которые, возможно, были взаимосвязаны…

* * *

Подполковник медицинской службы ФСБ Грищенко Зиновий Семенович явился к полковнику Баранову, как только были получены первые результаты медэкспертизы.

— Разреши, Васильевич, — появившись в дверях кабинета, устало произнес высокий мужчина одних лет с Барановым.

Полковник поднялся с рабочего места и подошел к Грищенко.

— Проходи, Семенович! Присаживайся!

Эксперт сел.

— Спасибо, — поблагодарил он и отложил тонкую папку на край стола. — Устал сегодня как никогда.

Варанов сочувственно кивнул.

— Стареем, Зиновий!

— Есть маленечко, Андрюша, — согласился подполковник и, достав из кармана брюк носовой платок, сочно и протяжно высморкался.

Мужчины были давно знакомы и поэтому без посторонних вели себя запросто, без излишних и ненужных субординации. Впрочем, и при подчиненных они обращались друг к другу только по отчеству.

— Ну чем порадуешь, обслуживающий персонал? — сразу перешел к делу полковник Варанов.

— Есть кое-что…

— Тогда выкладывай!

Грищенко взял со стола тонкую папку и, достав пару исписанных мелким убористым почерком листов бумаги, протянул своему другу и начальнику.

— Вот, прочти!

Полковник Варанов даже не шелохнулся, а только раздраженно махнул рукой.

— Да кончай ты, Зиновий, херней заниматься, — произнес он эксперту, — выйду на пенсию, тогда и прочитаю! Ты мне по-простому, в двух словах объясни…

Эксперт усмехнулся и, сложив бумаги в папку, положил ее обратно на стол.

— Ладно, только с одним условием…

Варанов поднял брови.

— Каким?

— Сваргань-ка мне кружечку крепкого кофе или чайку, — медленно произнес Семеныч.

Полковник хлопнул себя по лбу.

— Вот, старый пень, — виновато воскликнул он и моментально полез в шкаф, где всегда находились кофе или чай. Совсем вылетело из головы, что ты кофеман со стажем!

Эксперт улыбнулся.

— И к тому же с утра на ногах!

Полковник поднял руки вверх.

— Виноват, старик, виноват!

Через несколько минут крышка чайника призывно запрыгала, стараясь не пускать горящий кипяток и пар наружу…

— Смерть Володи, — делая маленькие глотки, медленно докладывал Грищенко, — наступила где-то в районе одиннадцати часов утра от огнестрельного оружия.

Полковник Варанов не мог усидеть на месте от волнения и постоянно метался по кабинету.

— Из табельного оружия?

— Да, — сказал эксперт.

Андрей Васильевич почесал переносицу, словно это помогало сосредоточиться.

— Но оружие должно храниться в сейфе, — рассуждал полковник, — а ключ был у старшего группы майора Барышникова.

Грищенко усмехнулся.

— Васильевич, ты что, не знаешь нашего бардака? — безнадежно произнес эксперт. — Ты же сам не один год сидел на явочной квартире… Вспомни!

Варанов недовольно скривился и раздраженно махнул рукой приятелю.

— Да, знаю! Продолжай!

Семеныч допил кофе и отставил кружку.

— Спасибо.

— Может, еще?

Эксперт отрицательно замотал головой.

— Благодарю, нужно сердце маленько поберечь,. — с досадой произнес он.

Пометавшись по кабинету. Варанов вдруг как-то сник и спросил.

— Неужели самоубийство?

Семеныч многозначительно повел бровью.

— Знаешь, Андрей, — задумчиво произнес собеседник, — по всем параметрам так оно и выходит. Но…

Варанов насторожился.

— Что-то ты темнишь, старая лиса!

Грищенко пожал плечами.

— Не темню, — сказал он, — а прикидываю варианты…

— Какие?

.Подполковник повернулся к Баранову.

— Понимаешь, Андрей, траектория и угол полета совпадают, но вот что меня смущает, — наконец решился Семеныч. — Когда пуля вылетает из дула пистолета, хошь не хошь, а с ней выбрасывается часть жара и пламени…

Варанов не спускал внимательного взгляда с собеседника.

— Так?

Андрей Васильевич утвердительно кивнул.

Грищенко последовал примеру начальника и тоже встал.

— Когда человек стреляется, — продолжал свои рассуждения эксперт, — то, как правило, прикладывает дуло пистолета к тому месту, куда намеревается попасть.

— Да.., или в голову, или в сердце…

— Вот именно, — согласился Зиновий Семенович, — в нашем случае поражено сердце, что позволяет сделать неутешительный вывод.

— Что ты имеешь в виду?

Грищенко медленно повернулся к другу и серьезно посмотрел тому в глаза.

— Дело в том, что на одежде Владимира нет подгоревших ворсинок, которые непременно должны присутствовать при соприкосновении с дулом пистолета.

Полковник Варанов приоткрыл рот от удивления.

Он не верил в самоубийство капитана Челядинского, но подозревать кого-нибудь из своих сотрудников в убийстве было верхом святотатства.

— Не хочешь ли ты сказать, что…

Крамольная фраза так и не слетела с уст старого чекиста: у него не поворачивался язык.

— Я ничего не хочу утверждать, — быстро отреагировал эксперт, оправдываясь. — Рука могла дрогнуть, и расстояние, естественно, увеличилось… Но нельзя и исключать других версий.

Варанов задумался.

— А что говорит майор Барышников?

— Ничего существенного, — ответил эксперт, — он заверяет, что в тот момент, когда прогремел выстрел,

находился в другой комнате, а Марина Метелкина была в ванной.

— И Метелкина подтверждает то же?

— Да. Ответы их совпадают, хотя девушка находится в плачевном состоянии, пережив такой стресс. Как я слышал, у Володи с Мариной были странные отношения.

Варанов неприязненно взглянул на приятеля.

— Все это сплетни!

Грищенко обиженно пожал плечами.

— Ты же просил начистоту…

— Прости, Зиновий, ты же знаешь, как мне был дорог Володька, — произнес он, — я до сих пор не могу прийти в себя.

— Понимаю…

Эксперт почувствовал, что полковнику необходимо побыть одному, и встал.

— Ну, я, пожалуй, пойду…

Однако Варанов запротестовал:

— Минуточку, Семеныч, мне необходимо обсудить еще кое-какие детали!

Полковник сел за стол и пригласил Грищенко последовать его примеру.

— Тут вот какая петрушка, Зиновий, — начал полковник, — на Дмитровском шоссе возле метро «Новослободская» какой-то маньяк или преступная группа зверски расстреляли всю редакцию газеты «Новый век».

— Да, знаю. Я был там.

— Вот я и хочу с тобой поговорить, — сказал Варанов. — Какие мысли у тебя по поводу этого преступления?

— Экспертизу и анализ проводит мой помощник, — вздохнул эксперт, — я, как ты знаешь, занимался Челядинским…

— Да, да…

— Данные экспертизы будут скоро готовы, — сказал Грищенко, — но думаю, там работала группа профессионалов.

Варанов нетерпеливо встал.

— Да это и без экспертизы видно, что работали спецы! — горько воскликнул полковник. — Стоит только посмотреть на пораженные мишени: или голова, или сердце, после чего не требуется и контрольного выстрела.

— Да, выстрелы профессиональных киллеров, — согласился опытный эксперт, — только непонятно, зачем они так поступили с девушкой, распоров ей весь живот.

Варанов неуверенно развел руками.

— Может, психи? — предположил он, — но скорее всего хотели что-то выведать или запугать зверствами главного редактора, чтобы тот развязал язык.

Грищенко откинулся на спинку стула.

— Они что-то искали, — добавил эксперт, — вся редакция перевернута с ног на голову.

Варанов внимательно посмотрел на приятеля и доверительно произнес:

— Да, Зиновий, причем целенаправленно! И вот что я тебе скажу под большим секретом: капитан Челядинский получил информацию о встрече американского журналиста с главным редактором газеты «Новый век» для получения какой-то информации от последнего.

— И что?

— Нас кто-то опередил в редакции и забрал то, что даже нам неизвестно!

Чекисты переглянулись.

— Значит, не только мы вели наблюдение за американцем, но и другие.

Варанов достал пачку «Беломора» и закурил.

— Возможно, наши интересы пересеклись с интересами какой-то группировки или даже силовым ведомством — Это говорит о ценности той информации, ради которой наделали столько шума.

Варанов глубоко затянулся горьким дымом и, медленно выпуская изо рта несколько колец, сказал:

— То, что мы потеряли, уже не вернуть, но найти концы мы обязаны! Убийство Челядинского и разгром в редакции — звенья одной цепи! Я в этом уверен! Да и странные дела последнее время творятся у нас…

Грищенко вопросительно взглянул на начальника.

— Что ты имеешь в виду?

Варанов не хотел раньше времени раскрывать «карты» даже перед другом.

— Пока твердо не знаю, говорить не буду, — ответил Варанов, повернулся к окну и раскрыл его.

В кабинет ворвалась свежая вечерняя прохлада августовского вечера. За окном сновал народ, куда-то спешили автомобили, лоточники свертывали свой товар…

— Что ж, начнем пахать, — вздохнул полковник.

— Ну, я пошел! — устало сказал Зиновий Семенович и вышел из кабинета.

«Так это сразу не решить. Надо звонить „наверх“ Сосницкому», — подумал Варанов.

Андрей Васильевич подошел к телефонному аппарату и, сняв трубку, набрал номер. Через пять-шесть зуммеров на другом конце раздался старческий голос:

— Слушаю.

— Привет, Батя! — поздоровался Варанов.

— Это кто?

— Варанов.

В трубке раздался радостный возглас. «Батей» советника президента России Александра Сосницкого звали только очень близкие друзья и коллеги.

— Андрюша? Ах ты, сукин сын, совсем забыл старика!

Полковник почесал затылок.

— Работы невпроворот.

— Всю работу не переделаешь, водку не перепьешь, а девок не перетрахаешь, — дребезжал старческий голос, — но к этому надо стремиться!

В трубке раздался заразительный смех. Однако он быстро стих, и голос стал серьезным и даже сухим.

— По делу, Андрей?

— Да.

— Срочно?

— Почти…

Возникла пауза.

— Пятнадцать минут хватит? — донесся голос Сосницкого.

— Постараюсь уложиться.

— Тогда приезжай на работу ко мне через полчаса.

Варанов по привычке выпрямился.

— Слушаюсь!

В трубке раздались короткие гудки, которые уже начали отсчет времени для аудиенции. Андрею Васильевичу необходимо было поторопиться: он наскоро прибрал со стола бумаги, набросил плащ на широкие плечи и быстро вышел из кабинета.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать