Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Марина Воронина » Умереть — непозволительная роскошь (страница 38)


— Кто? — прижав к стене толстяка, скрипел верзила. — Маргарита Филимоновна?

Главврач энергично кивнул.

— Гвоздикова! — произнес Ребров и понизив голос до шепота, сообщил Плющеву:

— Ей было поручено «накачать» подопечную наркотическими препаратами.

— И что?

Толстяк усмехнулся.

— Результат налицо! — осмелел главврач. — По-видимому, и ваша контора дает сбои в работе, Вениамин Сергеевич!

Плющев гневно сверкнул глазами.

— У нас сбоев не бывает!

Ребров безразлично пожал плечами.

— Надеюсь, что так…

Плющев окликнул Гвоздикову:

— Филимоновна!

— Тише…

Женщина приподняла вверх руку, как бы желая сказать, чтобы ей не мешали.

— Секунду.

Толстяк и высокий медленно подошли к медсестре и стали вполоборота к двери, словно никакого отношения не имели ни к Гвоздиковой, ни тем более к двери.

— А ты чего стоишь как истукан? — недовольно бросил здоровому парню в белом халате главврач и указал на любопытных зевак.

Санитар, долго и упорно не понимающий, что происходит, наконец-то очнулся и стал разгонять столпившихся больных.

— Че рты пораз-зявили, придурки?! — сочным баском крикнул санитар на людей. — А ну, лоботрясы, быстро разбежались по палатам!

Завсегдатаи больницы не сразу поняли смысл сказанного и виновато скалились.

— Я че сказал… — озверел парень и резво сделал шаг вперед. — Дормидонтыча выписать!

При упоминании «Дормидонтыча» больных, словно ветром, сдуло: никто не хотел принимать «Дормидонтыча», как окрестили санитары жестокие побои с применением смирительной рубашки…

* * *

Через минут пять из палаты вышел уставший профессор Мартынов. По лицу его струился пот. Казалось, что он только что разгрузил огромные мешки с цементом.

— Кхе-кхе… — откашлялся старичок и, не проронив ни слова, прихрамывая, медленно побрел по коридору в направлении кабинета главврача странного

заведения.

Троица беспокойно переглянулась между собой и засеменила за профессором. Гвоздиковой мало что удалось уловить из разговора врача и больной, однако смысл их беседы она уловила весьма точно и достоверно, о чем сообщила мужчинам.

— Виктор Павлович, — заискивающе терся возле Мартынова толстяк, — что-нибудь интересное прояснилось в ходе вашей беседы с Ершовой?

Профессор холодно посмотрел на главврача. Если до встречи с Ершовой Виктор Павлович еще как-то воспринимал его, то после откровений Ершовой старик не мог смотреть на омерзительного типа без отвращения.

— Весьма любопытные вещи, господин заведующий! — сухо обронил профессор.

— И что, например?

Старик остановился.

— А то, что эта молодая женщина совершенно нормальна и здорова, чего и всем желаю!

Ребров виновато развел руками.

— Как сказать, господин профессор, — язвительно заметил толстячок, — нормальные и здоровые люди не совершают серийных убийств!

Профессор смерил презрительным взглядом ничтожного бюрократа.

— А кто вам сказал, что она убийца?

Ребров зло оскалился.

— Те, кто привез ее из следственного изолятора!

— Нужно верить фактам и здравому смыслу!

Толстый человек сделал надменное лицо и напыжился.

— Вы не доверяете нашим компетентным органам? — вызывающе спросил Ребров.

— Вашим органам — нет, — категорически заявил старичок, — а своим — да!

Геннадий Александрович даже растерялся от такого каламбура.

— Но позвольте…

Профессор Мартынов не счел нужным продолжать бесполезный спор и, не удостоив вопрошающего ответом, пренебрежительно махнул рукой, словно отмахивался от навозной мухи: для него картина была совершенно ясна и хотелось только поскорее покинуть это зловещее заведение.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать