Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Марина Воронина » Умереть — непозволительная роскошь (страница 40)


Звонить ему не хотелось, но подстраховаться он обязан. А нежелание обращаться к начальникам заключалось в том, что Евгений стал подозрительным после странных осечек и уже не доверял никому. Единственный, в ком был еще уверен капитан, так это в своем напарнике Валерке, с которым они не раз ходили на опасные задания.

Баранова на месте не было, но зато трубку поднял майор Валерий Лапиков.

— Слушаю.

— Валерка, это ты?

— Ну я!

— А где Варанов?

— А зачем он тебе?

— Да я нашел Ершову! — возбужденно произнес Женька. — В Чкаловске она!

Капитан Вахрушев выложил напарнику все свои планы. Однако, вопреки ожиданиям, известие Валерки сверх меры «перекрыло» новость капитана и чуть не подкосило Евгения.

— Не до Ершовой сейчас, — с горечью в голосе пробурчал майор Лапиков.

Женька даже подскочил на месте.

— Почему? Что случилось, Валера?

— Маринку Метелкину нашли мертвой в туалете.

Это известие подкосило Вахрушева, и он медленно осел на телефонную тумбу…

* * *

Вахрушев всю дорогу размышлял то о Метелкиной, то о Катерине, то о своей сраной службе. Теперь не было сомнений в том, что среди них работает человек из вражеского стана. Ясно было и то, что смерть Марины была выгодна только майору Барышникову.

Однако, подъезжая к психиатрической больнице, он сконцентрировал свои мысли на Кате. Особого плана не было. Он прекрасно знал, что такие заведения хорошо охраняются и необходимо найти лазейку. На его счастье, позади ехала машина скорой помощи…

Глава 7

Шлемофон и Макар не спеша расхаживали по кабинету в ожидании «доктора» Плющева, который на самом деле в психиатрической больнице выполнял совсем иные функции, нежели работу лечащего врача.

Капитан Плющев служил в особом отделе ГРУ при Генштабе Вооруженных сил России. К медицине он имел довольно отдаленное отношение, хотя в молодости учился на зубного протезиста. Правда, медицинское училище он так и не закончил, но терминологией владел неплохо.

— Ну где этот пидар? — нетерпеливо спросил Макар у Казимира Владиславовича. — Уже минут пятнадцать как ушел и ни слуху ни духу!

Шлемофон искоса посмотрел на разъяренного бугая. Последнее время Макар Лигачев совсем сдал: мало того, что он сильно выпивал, обкуривался, так он еще и совестливым стал.

— Придет, — успокоил Шлема. — В нашем деле спешка хуже нужды!

— Да у меня уже зуд не только снаружи, — огрызнулся Макар, — но и внутри!

— Работа у нас такая!

Лигачев сплюнул на ковер.

— Да в гробу я видал эту работу! — снова завелся бугай. — Ладно бы завалили каких-нибудь фраеров, а то своих же…

Макар закурил.

— А теперь эту бабу! — продолжал головорез, затянувшись дымом. — Ей рожать нужно, трахаться, а получается, что саван уже подан!

— Что-то ты мне не нравишься, Лигачев…

— Мне тоже многое не нравится в этом деле!

Старик тяжело вздохнул.

— Об этом нас не спрашивают, — сказал Сухой. — А если спросят, то саван можешь себе заказывать.

Напарник усмехнулся.

— Как Таньга?

— Не повезло ему, бедолаге, — искренне посочувствовал старый чекист, — но сам виноват: не нужно было свою репу в фотоаппарат совать.

— Да, — оскалился Лигачев, — что в петлю, что в кинокамеру — один хрен!

Макар подошел к шкафчику и заметил пузырек с прозрачной жидкостью.

— Кажется, спирт! — радостно воскликнул он.

Киллер откупорил маленькую бутылочку и втянул запах ноздрями.

— Точно! — облегченно вздохнул он. — Выпьешь, Шлема?

— Кончай бузить! — приказал старик. — Сейчас нельзя, а ты еще со вчерашнего не протрезвел!

— Я трезвым не могу людей резать! — угрожающе произнес бугай.

Старик махнул рукой.

— Пей, Макарушка, пей разную гадость, — усмехнулся Сухой, — когда-нибудь отравишься!

Лигачев грустно усмехнулся.

— А не все ли равно, — сказал киллер, — или тебя свои кончат, или сам отравишься?

Старик укоризненно покачал головой и отвернулся.

— Плохо кончишь, Макар!

— Ну и хрен с ним!

Мужчина разболтал жидкость в бутылочке и, запрокинув квадратную голову назад, слил жидкость в рот. Потом сделал большой глоток и слегка сморщился.

— Ху! — выдохнул он. — Хорошо пошло, недоговорить ему не пришлось. В кабинет вошел Плющев, высокий мужчина в белом халате, и удивленно остановился у двери. Он был слегка бледен. Чувствовалось, что немного мандражирует перед серьезным делом.

— Что вы делаете?

— Дезинфицируем совесть, капитан, — усмехнулся Макар, отбросив пустой пузырек, — только спирта у тебя маловато. Видно и совести тоже.

— Что ты себе позволяешь, Лигачев! — повысил тон Плющев и вытянулся еще сантиметров на пять.

В спор вмешался подполковник Сухой.

— Хватит бакланить! — оборвал все разговоры старик. — Где Ершова?

Высокий мужчина

сдержал свои эмоции и повернулся к Шлемофону.

— Ее сейчас санитар поведет на прогулку, — сказал капитан Плющев, — она останется на несколько минут одна. Тогда и приступайте. Времени вам хватит?

— " — Да мне и трех секунд хватит, — процедил сквозь зубы посоловевший Макар, — чтобы разную шваль вроде тебя на тот свет спровадить!

— Что? — выпучил глаза лжедоктор и чуть подался назад. Он прекрасно знал норов Макара, особенно в подпитии. — Я непременно доложу о твоем поведении, Лигачев.

— Валяй!

— Перестань, Лигачев! — разозлился Шлема. — Ты меня достал уже!

Макар поднял руки.

— Ладно, молчу.

Сухой повернулся к высокому доктору.

— А че это вы закрутили такую сложную катавасию с больной? — недовольно спросил опытный чекист. — Нельзя, что ли «уговорить» в палате?

Доктор усмехнулся.

— Нам не нужны лишние проблемы!

Лигачев понимающе усмехнулся.

— А нам не нужны лишние свидетели! — с издевкой заявил Макар.

— Это приказ Кузьмина!

Сухой и Лигачев переглянулись, но возражать не стали против глупости своего босса.

— Где шприц? — спросил Шлема.

— Все готово!

— Давай!

Плющев подошел к столику и, приоткрыв салфетку, взял шприц с лекарством.

— Действует безотказно! — самодовольно произнес капитан Плющев.

— Знаем!

Старик аккуратно взял шприц и положил его в верхний карман пиджака.

— Ну что, пошли?

Макар равнодушно склонил голову.

— Пошли!

Все трое вышли из кабинета. Доктор Плющев семенил сзади и постоянно повторял:

— Только попрошу без шума!

Старик вздохнул.

— Это уж как получится, ве-тери-нар!

* * *

Катя Ершова покорно шла рядом с незнакомым высоким молодым санитаром и Маргаритой Филимоновной. Лекарства, которыми ее напичкала медсестра Гвоздикова, оказывали-таки действие. Как ни старалась схитрить пациентка, опытная надсмотрщица силой вливала ей в рот наркотические препараты и следила за тем, чтобы они «пошли по назначению». Пока Екатерина еще была в состоянии соображать, но еще пару таких принудительных сеансов — и на больной можно было ставить крест.

Ершова шла по длинному мрачному коридору, с интересом оглядываясь по сторонам. Неожиданно на их пути встретился молодой паренек, в котором Катя признала компьютерщика из газеты «Новый век».

— — А я вас знаю, — глупо улыбаясь, бубнил себе под нос умалишенный.

Молодая женщина чуть замедлила шаг, но получила ощутимый толчок в спину.

— Быстрей, — подгоняла Гвоздикова свою подопечную, — не на прогулке.

Катя удивленно и презрительно посмотрела на мужеподобную женщину.

— А мы что, не на прогулку?

Пожилая женщина зло оскалилась.

— На прогулку, милашка, на прогулку!

Екатерине вдруг показалось, что в словах этой безобразной бабы скрыта какая-то угроза. Пациентка встревожилась, предчувствуя неладное. Проходя мимо процедурного кабинета, она заметила там высокого крепкого мужчину, который забирал ее из Бутырки.

Катя поняла, что сейчас на этой прогулке должно что-то случиться. Она вдруг резко остановилась.

— Вперед! — повысила голос Гвоздикова и попыталась подтолкнуть пациентку, но хрупкая на вид молодая женщина оказалась на редкость крепкой и упрямой.

— Я никуда не пойду! — категорически сказала она.

— А тебя никто и спрашивать не будет! — разозлилась надсмотрщица.

— Я не хочу! — закричала Катя, стараясь привлечь хоть чье-то внимание.

Кроме испуганных психов, никто не отреагировал на ее крик. Да и кому это нужно было?! Правда, Шлема и Макар, заметив свою жертву, постарались отвернуться, а Плющев поспешно прикрыл дверь процедурного кабинета.

— Пустите меня! — не унималась Ершова.

— Заткнись! — гневно проскрежетала зубами свирепая баба и ударила Екатерину кулаком под дых.

Катерина скорчилась от боли, стало катастрофически не хватать воздуха, и она потеряла сознание.

— А ты чего стоишь как истукан? — прикрикнула медсестра на санитара.

— А че делать?

— Волоки ее на улицу, — приказала Маргарита Филимоновна, — ей прописан свежий воздух!

Молодой парень виновато пожал плечами.

— Я-то че…

— Через плечо!

Широкоплечий санитар удивленно посмотрел на грубую женщину и, ничего не сказав на «ласковые» слова, схватил больную в охапку и направился к выходу. Пройдя несколько шагов, он свернул за угол. Медсестра Гвоздикова поспешила следом, но оступилась и сломала каблук…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать