Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Марина Воронина » Умереть — непозволительная роскошь (страница 41)


Глава 8

Евгению Вахрушеву удалось проникнуть на территорию больницы благодаря своему удостоверению сотрудника ФСБ и трепетному отношению к этой организации водителя и медсестры. Микроавтобус остановился у приемного покоя и стал «на прикол». Капитан приказал растерянному водителю и миловидной девушке дожидаться его возвращения.

— Дело серьезное, товарищи, — строгим тоном произнес Женя и для пущей важности, переложил пистолет из кобуры во внутренний карман куртки. — Из машины не выходить, на вопросы не отвечать!

— Дело знакомое, — понимающе вымолвил пожилой мужчина, по-видимому нахлебавшийся в своей жизни стрельбы и погони.

— Я только к главврачу больницы.

— Хорошо.

— Кстати, как его величать по отчеству?

— Ребров…

— Геннадий Александрович, — добавила кокетливо миловидная медсестричка и томно взглянула на красивого молодого мужчину.

Вахрушев не остался в долгу и многозначительно подмигнул ей.

— Я мигом!

«Одолжив» у водителя белый халат, который оказался Женьке маловат, он спокойно вышел из автобуса и решительно направился в приемный покой.

* * *

Молодой санитар был новеньким в психиатрической больнице. Он решил подработать и устроился в лечебное учреждение совсем недавно, а если быть точнее, то заступил на дежурство сегодня с утра в первый и, как оказалось, в последний раз.

В принципе его для того и взяли на работу, чтобы свалить все «шишки». Однако об этом молодой санитар Александр Трубников даже не подозревал.

Повернув за угол со своей ношей, Александр оторопел от неожиданности.

— Стоять! — раздался вдруг рядом неожиданный окрик.

Санитар остановился в растерянности и с испугом осмотрелся вокруг. Из палаты вышел молодой мужчина в белом халате.

— Кто такой? — строго спросил незнакомец.

— Санитар.

— Это Екатерина Ершова?

— Она самая.

— Куда направляешься?

— На прогулку.

Вахрушев усмехнулся.

— В таком состоянии? — произнес Женька и указал жестом на больную.

— Так приказали…

— Приказ отменяется! — строго сказал капитан.

Санитар попытался воспротивиться.

— Но…

— Никаких «но»! — грубо осек Трубникова капитан и, достав свое удостоверение, сунул под нос. — ФСБ!

Полковник Вахрушев!

Евгений специально повысил себя в звании для пущей важности и, показывая документ, прикрыл слово «капитан» пальцем.

— Так я новенький, — растерянно пробубнил парень.

— Новенький?

— Да.

— Это лучше, — произнес самозванец, — тогда быстро, дружок, на выход!

— Хорошо!

Александр Трубников изменил траекторию пути и направился не в служебный выход, а в приемный покой. Вахрушев поспешил за ним.

— Быстрее!

Санитар ускорил шаг и скрылся за поворотом, но неожиданно появилась Гвоздикова, сильно прихрамывая на левую ногу. Она успела заметить, что новенький санитар изменил курс, и закричала во весь голос:

— Куда?

Вахрушев посмотрел на мужеподобную фигуру и лицо медсестры и сразу понял, что с этой женщиной могут возникнуть проблемы. Капитан резким движением остановил спешившую вперед медсестру.

— Что за самовольство? — гаркнул капитан. — Вы что себе позволяете?

Маргарита Филимоновна на секунду опешила от такого оскорбительного отношения. Она была в больнице и царь и Бог — правой рукой главврача и, конечно, Плющева.

— Вы кто? — быстро придя в себя, менторским тоном спросила медсестра.

Вахрушев неплохо разбирался в людях, а тем более мог отличить штатского человека от военного: он понял, что это не просто медсестра, а профессиональный служака.

— Полковник ФСБ Вахрушев! — отчеканил капитан и проделал тот же маневр со своим удостоверением.

Однако с Маргаритой Филимоновной такой номер не прошел. Да, она растерялась в первую минуту, но только на мгновение.

— Очень хорошо, но меня никто не предупреждал! — подозрительно заявила Гвоздикова. — Тем более что главврач…

Вахрушев напряг память и, вспомнив фамилию главврача, недовольно бросил:

— Как, Ребров не предупредил?

— Нет!

— Значит, Геннадий Александрович не счел нужным! — грубо произнес Вахрушев и, чтобы поскорее отделаться от назойливой особы, приказал:

— Ступайте к Реброву и скажите, что полковник Вахрушев будет ожидать его в приемном покое!

Впервые за весь разговор с молодым «полковником» Гвоздикова была поставлена в тупик. Манера поведения и тон, которым говорил незнакомец, заставили ее засомневаться в своей правоте и осведомленности происходящего в родной психиатрической больнице.

— Но…

— Выполнять!

— Есть!

Гвоздикова вытянулась во фрунт и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, собралась уже было «отчалить», но неожиданно появились Плющев с киллерами.

— Маргарита Филимоновна, — бросил на ходу Плющев, — а где больная?

Гвоздикова растерянно захлопала белесыми ресницами и повернулась к «полковнику», однако только успела заметить, как хлопнула дверь в приемный покой.

— Скорее за ним! — наконец поняв, что ее одурачили, крикнула медсестра и бросилась за Вахрушевым.

Трое мужчин прибавили шагу, побежали. Но, добежав до двери, поняли, что дверь закрыли с другой стороны.

— Ломай! — приказал Шлема Макару.

— Нет, нет! — возразил озадаченный и трусливый Плющев. — Давайте в обход!

— Через черный вход, — предложила мужеподобная женщина, — там его и накроем.

Четверо «мушкетеров» бросились назад…

* * *

Молодой санитар вышел с драгоценной ношей на улицу. Катя пришла в себя и стала вырываться, но Александр

Трубников крепко держал свою жертву.

— Пусти!

— А вы не убежите?

— Куда?

Санитар поставил Ершову на ноги, но по-прежнему крепко держал за руку. Водитель «скорой помощи» и миловидная медсестричка с любопытством наблюдали привычную картину в дурдоме.

Неожиданно из дверей приемного покоя выскочил Вахрушев и на ходу бросил:

— Катя — в машину!

Ершова не сразу сообразила, что от нее требуется, и санитару пришлось ее силком запихнуть в микроавтобус.

— Пошевеливайтесь!

Очутившись в салоне «Рафика», Ершова через приоткрытую дверь наблюдала за происходящим.

Сердце невольницы радостно забилось, но тревога не отпускала его. Катя видела, как из другого крыла здания выскочили надзиратели и что есть духу понеслись к машине. Особенно усердствовала босоногая Гвоздикова, которая сбросила по дороге ненужную обузу.

— Заводи! — крикнул на ходу Вахрушев растерянному водителю.

Тот непонимающе посмотрел на капитана, но раздавшийся невдалеке выстрел отрезвил его. Пожилой шофер заметил, как к ним приближается вооруженная толпа. Мотор мгновенно заработал.

Вахрушев, пригнувшись, подскочил к кабине и безапелляционно приказал:

— Выходи!

Шофер счел благоразумным быть подальше вт всего и без лишних вопросов выскочил из кабины. Со стороны преследующих раздался еще один выстрел, от которого в разные стороны разлетелись осколки лобового стекла.

Евгений, не теряя ни секунды, бросился за руль, но неожиданно замер.

— Стоять, Вахрушев! — раздался голос, который показался капитану очень знакомым. — Стреляю без предупреждения!

Евгений повернул голову, и в глазах Вахрушева застыло удивление. Кого-кого, а Валерку Лапикова он не ожидал увидеть в такой роли.

— Ты… — только и смог выдавить Вахрушев.

— Я, Женя… — ничуть не смутившись, спокойно произнес майор и вышел из-за кустов с пистолетом в руке. — Выходи из машины, ты проиграл!

Четверо преследователей, увидев своего человека, держащего беглеца на мушке, облегченно вздохнули и сбавили ход. Теперь некуда было торопиться.

Они даже пошли вальяжным шагом с вызовом к похитителю.

— И сколько, Валера, тебе заплатили? — презрительно спросил капитан, не снимая ноги с газа.

— Это моя работа, Вахрушев, — сказал Лапиков и подошел почти вплотную к кабине, но стараясь быть позади Жени. — Ершова приговорена, и ее уже никто не спасет! Я — пешка в большой игре, Женя!

Вахрушев лихорадочно думал, что предпринять.

Метрах в семи видны были четверо во главе с Гвоздиковой, рядом стоял его бывший напарник с пистолетом. Ожидать помощи было не от кого, разве что от Бога!

— И ты выстрелишь в меня?

— Не я, так они, — кивнул головой Лапиков на сообщников. — Ты не оставил мне выбора!

Майор хотел еще что-то добавить в свое оправдание, но не успел. Когда Вахрушев решился на смертельный риск, Катерина, упершись в сиденье, со всей силы толкнула обеими ногами дверцу салона.

Удар был настолько резким и неожиданным, что Лапиков чуть не «влип» в кабину и тут же отлетел в сторону.

По инерции майор нажал на курок и раздался выстрел.

— Жми, Женька! — крикнула Ершова.

Вахрушев бросил удивленный косой взгляд на любимую женщину и резко нажал на газ. Микроавтобус рванул с места. Гвоздикова, оторвавшаяся от остальной группы, чтобы первой схватить пленницу, нелепо раскинув руки, обхватила перед машины, а потом стремительно отлетела на несколько метров.

Раздался дикий рев и выстрелы, но Вахрушев уже не видел, как упал молодой санитар, в которого случайно попал Лапиков при падении, не видел и самого Валеры, который корчился с переломанной челюстью, не заметил и предсмертной агонии мужеподобной женщины. Капитан решительно несся таранить железные ворота…

Плющев был в шоке. Лигачев, опустив пистолет, казался равнодушным и отрешенным. Единственным, кто сохранял самообладание, был Сухой.

— Стреляй, Макар, стреляй! — крикнул старик бугаю.

Лигачев спокойно поднял оружие и прицелился.

Прямо на мушке пистолета явно обозначилась мишень — взъерошенная голова капитана Вахрушева. Макару стоило только нажать на спусковой курок, но он почему-то не сделал этого и опустил пистолет.

— Ты что, скотина? — заорал пришедший в себя долговязый «дантист». — Стреляй!

Подполковник Сухой, посмотрев, как микроавтобус снес на ходу ворота, сплюнул на землю и повернулся к Лигачеву. Он не стал кричать, как Плющев, а просто жестко посмотрел на своего приятеля.

— Ты что, Макар?

Лигачев весело посмотрел на Шлему.

— Осечка, Шлема, — виновато усмехнулся он, — с кем не бывает, старик…

Сухой, ничего не сказав, укоризненно покачал головой.

— Сука! — подскочил к Лигачеву Плющев. — Ты мне за это ответишь! Я тебя…

Однако договорить дантисту Вениамину Сергеевичу Плющеву Макар не дал. Он встретил его таким ударом в нос, что бедняга Плющев скорчился и отлетел на несколько метров в сторону.

— А за «суку» ты мне ответишь! — пробасил повеселевший Лигачев.

Шлемофон искоса посмотрел на дерущихся и подумал про себя: «Дурдом он и есть дурдом!» Однако он не стал это повторять вслух, а достал сотовый телефон и набрал номер.

— Тюрюпкин?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать