Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Марина Воронина » Умереть — непозволительная роскошь (страница 42)


— Да.

— Это Шлема, — повысил голос Сухой, — перекрой все дороги, идущие из больницы.

— Понял! — раздался голос майора ГАИ. — Кого встречать на сей раз?

— Машину скорой помощи!

— А номер какой?

— Все подряд, идиот!

— Понял!

Старик со злостью отключил телефон и крикнул Лигачеву с Плющевым:

— В машину! Быстро! Их нельзя упустить!

Было видно, что Плющеву не очень-то хотелось заниматься погоней, и он указал на Гвоздикову, к которой уже стали подходить любопытные больные и спешил медперсонал.

— А как же… Маргарита Филимоновна?

— Сама помрет!

Плющеву ничего не оставалось делать, как подчиниться старику.

* * *

Евгений Вахрушев выжал из «Рафика» все, что мог! Встречный ветер хлестал в лицо. Не оборачиваясь назад, мужчина крикнул:

— Катя, ты цела?

— Жива, жива!

— Тогда выкрутимся!

Капитан прекрасно понимал, что погоня только началась и шансы неравны. Он, как специалист, был уверен, что через пять минут все постовые ГАИ будут знать о машине «скорой» и их непременно накроют, а то и расстреляют в упор.

— Нет человека — нет проблемы! — произнес Евгений поговорку одного умного человека и, немного поразмыслив, резко затормозил.

В салоне раздались женские вопли, но, как показалось Евгению, вопли были в два голоса. Капитан обернулся и увидел Ершову вместе со смазливой медсестрой.

— Ты что, Вахрушев, сдурел?

— Ага, после психушки! — сказал он Кате и обратился к «зайцу»:

— А ты чего не вышла?

Перепуганная девушка растерянно захлопала длинными ресницами.

— Так ведь стреляли!..

Вахрушев принял решение.

— Всем выйти, — скомандовал он, — и сразу за мной!

Выскочив из микроавтобуса, беглецы перебежали через дорогу и бросились в лес.

— Главное — добраться незамеченными до своего «железного коня», — всю дорогу повторял мужчина, — а там вы меня — хрен поймаете!

Войдя в лес, беглецы двинулись в направлении старенького автомобиля, который должен был находиться чуть поодаль, на обочине шоссе…

Глава 9

Высадив перепуганную медсестричку на автобусной остановке, Вахрушев еще немного покружил по дворам, проверяя, нет ли за ними хвоста, и повернулся к Екатерине.

— Так что, Катя, в твою мастерскую? — спросил капитан у своей спутницы.

— Да.

— А ты уверена, что нас там не ждут?

Ершова недовольно склонила голову.

— Я же тебе объясняла, Женька, — вздохнула беглянка, — про эту квартиру никто не знает, да и я там бываю раз в год! Хозяева давно уехали, а я там за сторожа.

Вахрушев тяжело вздохнул.

— Смотри, Катюша, — выдохнул он, — не то нам примерят цинковый гробик на двоих!

Женщина улыбнулась.

— Хоть ты мне и нравишься, Вахрушев, — кокетливо произнесла Екатерина, — но я предпочитаю одиночество.

Женька укоризненно покачал головой и подумал:

«Вот женщина! Пять минут назад висела на волоске от смерти, а теперь „фифу“ строит!»

* * *

Квартира находилась в центре Москвы и была довольно просторна, как и все старые квартиры сталинской эпохи. Евгений небрежно откинулся на диване и смотрел телевизор, вернее, делал вид, что смотрит, а на самом деле прокручивал в своем сознании, как поступить дальше.

— Теперь ясно, — вздохнул с горечью капитан, — почему были проколы. Эх ты, Валера, Валера! Гад ты ползучий!

На душе было прескверно. Он встал и подошел к старенькому буфету. Открыв дверцу, он заметил в углу бутылку водки.

— О, — воскликнул капитан, — то, что доктор прописал.

Евгений достал бутылку и хотел было распечатать, но вдруг, вспомнив, что он в гостях, решил, что это будет бестактно по отношению к хозяйке. Да и что подумает Катя.

Он решил рассказать Кате правду. Он прошелся по комнате, подбирая нужные слова, но они, как назло, не лезли в голову. Да и как он теперь ей объяснит о своем задании, о своей жене, с которой уже не живет почти год, да так и не развелся…

Евгений прислушался к звуку гудящего водопровода в ванной комнате, где Катерина принимала душ.

— Нет, — решил Женька, — я все объясню потом, когда она будет в безопасности! А теперь нужно думать, как выбираться из этого дерьма…

* * *

Екатерина решила понежиться в ванной. Она хотела расслабиться, но это ей не удалось — мысли постоянно возвращались к одному и тому же! Сомнений быть не могло — она приоткрыла завесу чьей-то тайны и теперь должна была исчезнуть или замолчать надолго, а возможно, и навсегда.

Ее несколько раз пытались убить, но что-то не сработало и вот — новая попытка…

«Так, — тихо вздохнула молодая женщина, — в чем же моя „вина“?»

Катя прекрасно понимала, что людям, которые за ней охотятся, нужны фотографии. Она подумала, что это как-то связано с убийствами в редакции «Новый век», но после разговора в машине с Женей поняла, что это не совсем так.

Он что-то говорил ей о ГРУ, о военных, но в такой спешке Катя не поняла. Она только уяснила, что у нее должна быть фотопленка, связанная с военными.

— Что за чушь! — вырвалось у Ершовой. — Я не занимаюсь политикой и секретным оружием! Я же художник…

И вдруг женщина вспомнила о нескольких днях, проведенных в Северодвинске, где гостила у своей подруги. Да, там она что-то снимала, но это были чисто семейные фотографии — проводы ее мужа — морского офицера.

— Нет, — размышляла Ершова вслух, — там нет никаких секретов!

Ершова задумалась, стараясь припомнить, что еще она могла нащелкать. Однако в памяти ничего не всплыло. Катя разозлилась и стала намыливать волосы. Но когда женщина попыталась закрутить пробку от шампуня, пластмассовая бутылка выскользнула из ее рук и упала под ванну.

— Вот чертовщина! — выругалась обнаженная нимфа и стала шарить рукой под ванной в

поисках бутылочки. — Да где же она, черт ее подери?!

Однако вместо шампуня в руки попались какие-то две старые фотографии.

— Что такое?

Ершова быстро промыла водой глаза и взглянула на фото. Это были северодвинские снимки, о которых она только что вспомнила.

— Легки на помине!

Катя с интересом рассматривала неудавшиеся фотографии. На одной из них была атомная подводная лодка «Курск» со всем своим экипажем перед погружением, а на другой муж подруги и сзади какие-то невзрачные люди…

— Да-а… — задумчиво произнесла женщина, — кто же знал, что для всех этих ста восемнадцати человек это последняя фотография на память.

Катя вздохнула и неожиданно для себя самой вспомнила детскую считалочку:

— Раз, два, три, четыре, пять, — полушепотом произнесла она, — вышел зайчик по-гу…

И вдруг ее словно током ударило! Она цепко впилась глазами в фотографию и застыла в ужасе…

* * *

Вахрушев немного успокоился после происшествия в больнице, разложил все по полочкам и решил позвонить полковнику Баранову. Нужно было встретиться и решить, как действовать дальше. После предательства майора Лапикова он мог доверять только Андрею Васильевичу. Правда, он и раньше был уверен в его честности, но…

Однако громкий крик Кати перепутал все его планы.

— Женя! Вахрушев! — донеслось из ванной комнаты.

Испугавшись, капитан выхватил пистолет и резко вскочил с дивана. Он сделал несколько шагов по комнате и остановился как вкопанный: в комнату влетела красивая полуобнаженная женщина, едва прикрытая полотенцем. В руках она держала две мокрые фотографии.

— Что случилось? — смутился мужчина.

Не обращая внимание на свою наготу, Катя, подбежала к Вахрушеву, отчего у того закружилась голова.

— Женька! — взволнованно спросила Катя. — Сколько человек погибло на подводной лодке «Курск»?

Вахрушев пожал плечами.

— Кажется, сто восемнадцать…

— Кажется или точно?

Евгений взял с тумбочки халат и набросил на голые плечи Ершовой.

— Простынешь!

— Да плевать! — разгорячилась Екатерина. — Так сколько?

Вахрушев напряг память и сказал.

— Официально передали сто восемнадцать человек.

— Вот именно!

Катя сунула в руки мужчины снимок, а сама, плюхнувшись на диван, достала из пачки сигарету и с жадностью закурила.

— Что именно? — не сразу сообразил капитан.

— Десять негритят…

— Не понял!

— Считалка есть такая, — весело сказала женщина, — Агата Кристи!

— А при чем тут…

Катя не дала договорить собеседнику и произнесла:

— А ну, великий математик, посчитай, сколько там запечатлено покойников.

Капитан посмотрел на экипаж и занялся подсчетом. Их оказалось сто двадцать!

— Не может быть! — тихо воскликнул он, смотря то на одну, то на другую фотографию.

Катя победоносно посмотрела на мужчину.

— Эх ты, детектив! — добродушно усмехнулась женщина. — Вот в чем причина моих несчастий!

Вахрушев внимательно рассматривал фотографии, но его уже мало интересовал экипаж. На второй фотографии одно лицо на заднем плане показалось знакомым, но снимок был не очень качественным, и Евгений не был уверен в своей правоте. Зато другого человека, с лицом восточного типа, он знал по работе на Ближнем Востоке.

— Ну, как? — торжествовала Катерина. — Все просто и гениально! Это нужно отпраздновать!

— Да, — только и смог выговорить капитан ФСБ, а сам подумал: «Ну и в дерьмо же мы вляпались».

Однако мужчина не стал говорить о неприятностях, а задал вопрос:

— Катя, откуда эти снимки у тебя?

— Да это я к подруге в Североморск летала, — ответила хозяйка и, откупорив бутылку, налила в рюмки водки. — Кроме сигарет, закусывать нечем, — предупредила Ершова.

Евгений, казалось, не слышал. Он снова спросил:

— А где негатив?

Катя пожала плечиками, силясь припомнить.

— А-а! — вспомнила она. — У моего постоянного клиента, которому я отношу свои негативы, а он делает из них шедевр!

— А далеко он живет отсюда?

— Кто? Цигельман?

Евгений развел руками.

— Ну, твой «шедевр»…

— Прилично, — ответила хозяйка и, прикинув в уме, добавила:

— На тачке за полчаса добраться можно.

Она подняла рюмку и вдруг наконец-то заметила, что мужчина сильно взволнован.

— А зачем он тебе? — спросила Ершова.

— Из-за того негатива, — серьезным тоном произнес капитан, — и положили столько людей. Нам необходимо срочно достать фотопленку у твоего Цимермана!

— Цигельмана!

— Все равно.

Катя грустно вздохнула.

— Значит, пьянка отменяется?

Вахрушев развел руками.

— Сожалею, — сказал он, — но я за рулем! А ты выпей, тебе необходимо расслабиться.

Катя отставила рюмку.

— Нет, — возразила женщина, — выпьем, когда вернемся. Согласен, Вахрушев?

Евгений улыбнулся.

— С тобой я на все согласен, Ершова! — сказал мужчина и, обняв полуобнаженную женщину, нежно поцеловал Катю в губы.

— Ну, хватит! — нехотя вырвалась из объятий женщина. — Пить не хочешь, тогда и не приставай!

Ершова кокетливо рассмеялась, а Евгений возбужденно взъерошил свои волосы и подошел к телефону. Необходимо срочно позвонить полковнику Ватранову и предупредить, чтобы он подстраховал их с Катей…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать