Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Марина Воронина » Умереть — непозволительная роскошь (страница 50)


Глава 19

Гостей пропустили без особой волокиты, лишь посчитав по головам. Девушки вышли из микроавтобуса и в сопровождении Славика Распопина вошли в огромный трехэтажный дом. Вахрушев отогнал машину от дома поближе к гаражам и остался в автобусе.

Наблюдая из кабины «Рафика», Женька упорно думал, как проникнуть в дом и заполучить кассету…

* * *

Молодых девушек встретили на «бис», однако больше всех комплиментов досталось Катерине Ершовой. Джон Маккоуэлл, один из самых высокопоставленных американцев на этой вечеринке, был просто потрясен красотой и обаянием очаровательной незнакомки, а поговорив с ней несколько минут, он сразу потерял голову.

— Я что-то раньше вас не видел, — сказал мужчина.

— Сказать по правде, и я, — улыбнулась Екатерина.

Джон рассмеялся.

— Очаровательный ответ!

Катя, отпив из высокого бокала шампанского, не осталась в долгу.

— У нас в России говорят: «Каков привет, таков ответ!»

Маккоуэлл захлопал в ладоши.

— Восхитительно! — воскликнул он. — Вы покорили меня!

— Благодарю!

Пожилой мужчина печально вздохнул.

— Как жаль, что я завтра уезжаю из вашей прекрасной страны, — сказал он.

— Уезжать — не умирать, — улыбнулась Ершова, — всегда можно вернуться!

Это высказывание вызвало бурю восторга, и Джон предложил всем присутствующим выпить за Кэт.

Дамы и кавалеры выпили…

* * *

Тихо играла музыка, и Джон танцевал с Катериной в своей комнате на втором этаже. Никого не было, и мужчина сгорал от нетерпения, однако очаровательная женщина не очень-то позволяла вольности.

— Кэт, — шептал на ухо пожилой мужчина, — я хочу, чтобы вы приехали ко мне в Штаты.

Ершова томно рассмеялась, стреляя по комнате глазами. Она старалась запомнить здесь каждую мелочь, которая может пригодиться, когда она вернется сюда.

Особенно ее заинтересовал несгораемый сейф, стоящий у окна перед занавесом.

— А мне и здесь хорошо!

— Тогда оставайтесь!

Джон хотел поцеловать молодую женщину, но Катерина увернулась.

— Не сейчас!

Теперь Ершовой было все понятно. Она уже знала расположение комнат в доме и главное, где Джон Маккоуэлл прячет документы и ценные бумаги. Оставалось самое главное — дождаться Патрика Глена и забрать фотопленку.

* * *

Вечеринка была в самом разгаре, когда появился Патрик Глен с Аней Петрушкиной. Катя понимала, что Глен должен передать фотопленку Джону Маккоуэллу, а тот положит ее к себе в сейф.

— Джон, ты меня извини, — притворно сказала Ершова, — но мне что-то плохо!

— Что такое?

— Ничего особенного, я отлучусь на десять-пятнадцать минут.

Маккоуэлл давно заметил Патрика, и то, что Кэт захотела отойти по своим делам, было только на руку американцу. По крайней мере он сможет спокойно переговорить с Гленом и заполучить необходимую фотопленку.

— Гуд, — согласился мужчина и проводил взглядом свою даму.

Маккоуэлл поспешил к Патрику, а Катя, растворившись среди гостей, незаметно поднялась на второй этаж.

* * *

Катерина рассчитала все точно: Маккоуэлл затащил Глена наверх и закрылся на ключ.

— Где пленка? — спросил Джон.

— А где деньги?

— Хороший вопрос, — улыбнулся хозяин и, открыв сейф, достал толстую пачку долларов. — Вот!

Патрик Глен взял деньги.

— Люблю хороший бизнес!

— Пленку! — приказал Джон.

Патрик достал из пиджака маленькую кассету и передал компаньону.

— Вот!

Хозяин раскрутил пленку и посмотрел на нее сквозь свет.

— Несколько последних кадров, — подсказал рыжеволосый журналист.

— Да, это она, — возбужденно воскликнул дипломат, — это наша «золотая рыбка»!

— Я свободен?

— Да, мой друг, — покровительственно сказал цэрэушник, — вы потрудились на славу! Я похлопочу о вашем назначении в какую-нибудь более цивилизованную страну.

— Благодарю!

Патрик ушел, а пожилой американец, подойдя к сейфу, наклонился, чтобы положить туда свое сокровище. Однако маленькая фотопленка так и не попала туда. Молодая женщина решительно вышла из-за занавески и ударила недопитой бутылкой шампанского хозяина по плешивой голове…

— Приятных сновидений!

Катя Ершова спокойно прошла мимо гостей, стараясь как можно меньше привлекать внимания и не столкнуться с Патриком Гленом. Однако судьба распорядилась иначе. Когда женщина миновала все преграды, из ванной комнаты вышел рыжеволосый журналист.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался американец с прекрасной незнакомкой, так как в первое мгновение он не узнал побледневшую Катерину.

Женщина гордо кивнула головой и быстро пошла на выход. И лишь когда Катя уже почти вышла из комнаты, Патрик узнал ее.

— Ершова?

Женщина прибавила ходу.

* * *

В мгновение ока загородный дом из уютного гнездышка превратился в осиный улей. В окнах вспыхнули яркие огни, а в лесной тишине раздалась звенящая сирена. Одни охранники в спешном порядке выскакивали на улицу, другие закрывали ворота, а третьи бежали к микроавтобусу.

— Быстрее, Катя! — крикнул Вахрушев и помог обессиленной беглянке взобраться в кабину.

— Гони, Женя!

Машина завелась с полуоборота. В воздухе раздались резкие отрывистые выстрелы.

— Быстрее, Вахрушев!

Капитан глубоко вздохнул и, оценив ситуацию, произнес:

— Ну, что, Катюша, из одного дурдома мы уже сбежали. Попытаемся сбежать из другого!

Микроавтобус завизжал шинами, и машина резко рванула с места.

Вахрушев протаранил ворота. Охранники стали стрелять на поражение.

— Пригнись! — успел крикнуть капитан своей попутчице.

Высокие деревянные ворота разлетелись как карточный домик, и машина выскочила на простор.

* * *

Преследователи сели на хвост, и шансов уйти почти не было. Микроавтобус получил повреждения при столкновении, к тому же он уступал в мощности американским машинам.

Молодые люди всю дорогу молчали. Вахрушев пытался объясниться с Катей, но та была непреклонна и все попытки к примирению отвергала презрительным молчанием.

— Да что ты молчишь, Катя? — воскликнул в отчаянии Евгений. — Ну не мог я тебе тогда рассказать всю правду. Ради твоего же блага!

Ершова наконец-то не выдержала.

— Все равно, Вахрушев, — зло произнесла женщина, — я тебе этого никогда не прощу!

Женька хотел было возразить, но понял, что все напрасно и Катерина, возможно, потеряна для него навсегда.

«Ну и черт с ней, — подумал мужчина, — главное, чтобы жива осталась!»

— Пленка у тебя?

— Да, — зло выпалила Ершова и, достав кассету, всунула в карман Вахрушева. — Вот она! Тебе же негативы нужны были? Вот и забирай их, а меня оставь в покое!

— Не дури, Катя!

Вахрушев хотел было что-то еще добавить, но не успел. Преследующая сзади машина подрезала «Рафик», и микроавтобус, перевернувшись, вылетел на обочину…

* * *

К перевернутой машине спешили охранники, но причитающегося куша они так и не получили. Неизвестно откуда из ночной черноты выскочили крепкие парни и окружили добычу.

Они вытащили из автобуса окровавленных Катерину и Вахрушева.

Евгений открыл глаза и посмотрел на возлюбленную.

— Жива?

— А ты? — раздался еле слышный голос.

— В порядке!

Договорить пострадавшим не дали. К ним подошел приземистый старичок. Капитан Вахрушев сразу узнал Сосницкого и понял, что самое худшее впереди.

— Привет, сынок!

Капитан промолчал.

— Не хочешь поздороваться со стариком? — усмехнулся он. — А зря!

— Нет, не зря! Не хочу пачкаться!

— Твое дело! — усмехнулся Кузьмич. — Где пленка?

— Откуда я знаю?

Сосницкий недовольно покачал головой и подал знак. Бравые молодцы бросились к Вахрушеву и быстро изъяли у него кассету.

— Ну и дерьмо же ты, Александр Кузьмин, — прохрипел Евгений.

Старик гневно сверкнул глазами.

— Сопляк! — просипел он зубами. — Ты думаешь, я для себя стараюсь? Я для Родины стараюсь! Ты знаешь, что эта пленочка могла бы натворить, если бы попала к глупым правдокопателям вроде вас?

— Тебе конец!

— Не во мне дело, — сказал Сосницкий, — не будет меня, придут другие, может быть худшие, чем я, в десять раз! На этой пленке сделка на миллионные заказы для Ближнего Востока, а вы по своей глупости чуть не угробили весь мой труд!

— Я ничего не знаю про твой многомиллионный труд, — сказал раненый капитан, — но то, что на твоей совести сто двадцать парней с атомной подводной лодки «Курск», так это факт!

— А я то здесь при чем?

— Их еще можно было бы спасти, если бы вы не прятали свою тайну.

Кузьмич махнул рукой.

— Там почти все сразу погибли!

— Почти, — вздохнул Женька, — но не все!

Старик склонил голову набок.

— Иногда приходится жертвовать! — философски изрек он. — И хирурги отрезают больные органы. Больно? Согласен! Но это для вашей же пользы!

— А что есть ваша и наша польза?

Сосницкий улыбнулся.

— Слава Богу, наконец-то ты прозрел! — произнес старик. Мне, правда, очень жаль! Потому что тот, кто много знает, мало живет!

Кузьмич кивнул своим ребятам, и те достали из карманов оружие.

Катя лежала рядом с Вахрушевым и все слышала.

— Боже мой, — прошептала она, — так глупо погибнуть!

— Ничего, Катенька, — успокаивал женщину капитан, — видно, судьба! Ты прости меня!

Молодые люди повернулись друг к другу. Они слышали, как взвели курки. Они были готовы к тому, чтобы вместе умереть!

Неожиданный свет прожекторов осветил собравшихся.

— Всем стоять! — раздался окрик.

Растерянные люди, столпившиеся возле перевернутого микроавтобуса, не успели и глазом моргнуть, как их окружили бойцы в камуфляжной форме.

— В чем дело? — возмутился помощник президента. — Я Сосницкий Александр…

— Знаем, — раздался твердый, спокойный голос, — кто ж тебя не знает, Кузьмич!

Вперед вышел высокий пожилой мужчина. Вахрушев посмотрел на него и улыбнулся. Это был полковник Варанов! Сосницкий недовольно сверкнул глазами.

— Попрошу не забываться! — гневно произнес Кузьмич. — О вашем поведении я доложу президенту!

Варанов подошел к Сосницкому.

— Для этого, Кузьмич, я и прибыл сюда! — сказал он. — Президент требует вас к себе!

Когда всех увели, Андрей Васильевич подошел к молодым людям и присел.

— Как самочувствие?

— Нормальное, — еще не веря в свое спасение, тихо прошептала Катерина.

— А твое, солдат?

— А мое зависит от Катиного!

Полковник с восхищением посмотрел на красивую женщину.

— Так вот какая она, Ершова, — улыбнулся Варанов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать