Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нечаев » Сын Люцифера (страница 1)


Нечаев Евгений

Сын Люцифера

Нечаев Евгений

СЫН ЛЮЦИФЕРА

Пролог.

"И да было так, что в мир наш призвали самого Люцифера. Князя Тьмы и Лжи, падшего слугу Всемогущего. Призвали его люди равным по могуществу, которым не было во всем мире. Пять могущественнейших магов: Зидар, Оедап, Молил, Акссаилазал и Илифар, встали по концам пентаграммы и положили в центре сердце непорочной девушки. И было произнесено заклинание, сила которого воздвигла горы Шогор, иссушила море Ал, и превратила пустыню Тихмес в озеро.

Солнце исчезло с небосклона, и луна стала черной. Страх обуял всех существ мира, от людей, до драконов. Люцифер подчинился зову и явился вызвавшим его. Явившись, вопросил он, что хотят маги. И голос Князя Тьмы призвал чуму и голод в соседние страны. И ответили ему маги, что они хотят заточить его на земле, дабы больше не причинил он никому зла.

И закричал тогда Люцифер, но крик его был криком бессилия и ненависти. Силой своего волшебства маги повергли Люцифера, своими душами запечатали они башню, в которой они призвали Князя Тьмы, и непорочная дева лишила Люцифера части его силы на земле.

Когда Люцифер был заточен в башне магов, в преисподней началась вражда. Силы Света не знали о заточении Князя Тьмы и не нанесли удар. Демоны преисподней на годы покинули миры вселенной, то было названо золотыми десятилетиями. В самом же аду разгорелась война. Три демона: Балшазар - повелитель армии нежити, Магот - собиратель душ, и Аксил - демон алчности и золота, собрали свои армии. Страшна была война в преисподней. Ужас, выплескиваемый ею, достигал даже чертогов Света, заставляя дрожать слуг его. И тогда воинство Света выступило против Тьмы.

Когда же силы света ворвались в преисподнюю, сплотились демоны против общего врага. Но слишком слабы они были без повелителя, и слишком ослаблены войной. Воинство Света громило их и гнало дальше во мрак. То была пора величайших побед Гавриила и Михаила, архангелов ведших воинство Света.

Призвали тогда Балшазар, Магот и Аксил демона Стигора. Демона лжи и обмана. Балшазар дал ему нежизнь, Магот власть над духом, Аксил огромное богатство. Стигор пробрался в воинство света и соблазнил третьего архангела - Вениамина. Вениамин решил стать новым повелителем Тьмы. И вскричали в ужасе Михаил и Гавриил, когда треть их воинства пала во мрак, и повернулась против Света.

Воинство Света вернулась в несокрушимые чертоги архангелов, а демоны обрушились на миры созданные, словом Божьим. Пятеро демонов: Балшазар, Магот, Аксил, Стигор и Вениамин, ставший Валиалом - демоном предательства, бросили свои армии покорять миры света, сея разрушение и склоняя великие весы мироздания. Тогда же родился сын Люцифера и смертной женщины, отнявшей у Князя Тьмы своей непорочностью силы в башне магов. Сыну Люцифера было предначертано остановить демонов и вернуть трон ада своему отцу." "Книга Безумия."

ОТРЕЧЕННЫЙ

I.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ!

В спокойное небо поднимаются черные столбы едкого дыма. Огонь уже закончил свое дело. Только дым от тлеющих домов поднимается в безоблачное небо. Дым от тлеющих стен и крыш. Дым, горький дым, пропитанный живым человеческим горем. Дым, от которого не першит в горле, который несет лишь слезы. Горькие, как дым от сожженных домов.

Я иду по дороге к дому, которого нет. К дому, от которого остался только дым. Черный, как души пришедших сюда святых отцов Церкви.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ!

Тлеют не только дома. Вокруг поселка ряд столбов. На каждом почерневшие от копоти и жара цепи. На кострах сожгли жителей, вся вина которых в том, что приютили мою мать. Жгли их долго, на медленном огне. Воздух до сих пор помнил крики боли. И я виновен в их смерти.

Да я. Сын Люцифера, Сатаны, Князя Тьмы и Лжи. Моя мать та-что-была-в-башне-белых-магов. Я ушел дальше, оставив ее здесь. И возвращался, найдя для нее надежное убежище. Но церковники Светлого Брата нашли ее раньше, чем я вернулся.

Сожжены все, от старого разбитого параличом деда старейшины, до родившегося, наверное, месяц назад младенца. Неподвижный воздух до сих пор помнит крики ужаса и боли, горящих заживо тел. Это страшно.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ!

В самом центре поселка я нашел и тело матери. К ней боялись даже прикоснуться. Ее буквально изрешетили арбалетными болтами и стрелами. Серебряные наконечники, осина, чеснок, и на всем чувствуется магия Света. Церковники убили ее. Ту, которую они должны были почитать святой! Она отказалась от всего, ради заточения Люцифера. Не отказалась лишь от ребенка, носимого под сердцем.

В ладони руки все еще сжимается эфес черного меча. Меча моего отца, с которым он был вызван в этот мир, и который забрала моя мать. Меч успел отведать крови в этом мире. Но что проку с двух мародеров, вина которых в том, что они оказались не в том месте и не в то время?

Я выплеснул на них свою боль, словно на кусок деревяшки, или море. Легче от этого не стало, но гнев ушел. Теперь лишь горечь, как свежесодранная кора с дерева, истекает невидимыми слезами. Слезами души.

Но нет ни капли слез из глаз. Давным-давно мать взяла с меня клятву не рыдать над ее трупом.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ!

Погребальный костер готов. На нем только одно тело, остальных я похоронил в общей могиле. Для души нет разницы, что случилось с телом. Но тело моей матери я должен сжечь. Или дам в руки слуг моего отца могущественное оружие, ибо ее тело впитало

часть силы Сатаны.

Я подношу к костру факел. Вначале неохотно, потом все быстрей пламя принимается за привычную работу. В алых языках огня я сжигаю последнею нить к прошлому. Осталась только будущее. Остался путь длинною в жизнь.

За пазухой зашевелился маленький теплый комочек. Лаугар. Еще маленький котенок белой рыси. Я подобрал его в лесу. Обессилевшего, голодного, но все еще гордого. Его мать убили охотники, а котенка бросили. Все знали, что приручить лаугара гиблое дело.

Я достал лаугара. Котенок щурился и шевелил еще безкисточными ушами.

- Нам пора. - Я поставил котенка на землю, предлагая размяться. Теперь я такой же, как ты.

Затухающий костер на фоне уже сгоревшей церкви. Ее поджег я. Гнев нашел еще один выход.

Верую ли я в Светлого Брата? Я не верую, я знаю, что он существует. Единый для многих миров пророк. Но встречаться со мной ему не стоит, или получит улыбку от уха до уха. Сжигание людей живьем еще не самое худшее, что происходит под его благословляющей дланью.

II.

Морские драконы ищут добычу.

Длинные узкие корабли режут волны облитыми медью носами. Весла в сильных руках толкают корабль наперекор ветру и волнам. На носу каждого корабля оскаленная морда дракона.

Морские драконы ищут добычу.

Девять черных кораблей под золотыми парусами. На них не люди драконы. Морские драконы Ранерских островов. О них поют песни, их проклинают во всех церквях Светлого Брата. Их сила вошла в легенду, за их головы правители восточных княжеств дают серебра по весу. Лучшие мореходы ойкумены, и одни из лучших солдат.

Морские драконы ищут добычу.

- Будет буря, Фаргалар.

Седые волны легко поднимали на свои гребни корабль. У рулевого весла стояли двое. Одеты были, как и все драконы, в серые куртки из шкур ящера-сирга, такие же штаны и сапоги. Эти ящеры длиной в метра три водились на всех островах, а их шкуры не пропускали воду, хорошо растягивались, и не изнашивались. Бывало, правнук носил сапоги, сшитые прадедом.

- Будет буря, - повторил молодой дракон. Ему едва исполнилось двадцать пять и это его первый набег, как вождя. Потому в голосе такое нетерпение, а в глазах блеск. В отличие от других его налобная повязка без украшений, а в ножнах лежит меч.

Названный Фаргаларом напротив уже воин в летах. Но янтарные глаза молодо горят в окружении сети морщин, продубленных солеными морскими ветрами. Налобная повязка украшена тонкой полоской серебра, в цвет седым волосам.

- Ты прав вождь, - голос Фаргалара почтителен, но в нем проскальзывает отческая насмешка. - Приказывай.

- Привязаться! - закричал парень. Драконы сидящие на скамьях улыбаются. Веревки давно готовы, ждали приказа. Теперь каждый накинул на пояс толстую веревку, вторым концом прикрепленную к сидению. Даже если коварная волна выбросит за борт, друзья достанут. А если пойдет на дно корабль, есть засапожный нож, для которого, что веревка, что нитка, знаменитое Жало дракона.

Волны становятся круче, обдавая гребцов солеными брызгами. Фаргалар держит кормило одной рукой, вторую положил на плечо молодому вождю.

- Будет славная охота! - говорит старый воин.

Буря легко задувала факелы, море ревело, как сотня раненых тигров. Ломая хребты о прибрежные скалы, волны толкали корабли драконов к берегу. Вскоре из пелены гнева морского появился пологий берег. Некогда золотистый в жаркий день песок, ныне как черная плита венчает собой конец океанского могущества.

- Волну лови! Волну! - перекрикивает бурю Фаргалар.

Сквозь сплошную пелену дождя наметанный взгляд кормщика разглядывает полоску берега. Недаром его "дракон" идет главным, за всю свою жизнь кормщика Фаргалар ни разу не подводил корабль, и "Стальной коготь" платил ему той же монетой.

- Ринули! - кричит Фаргалар. Двадцать весел разом бьют по воде, бросая узкий корабль вперед. - Жди волну! - весла покорно понимаются из воды. В глазах гребцов едва заметная тревога. Будет только одна попытка или они победят, или у рыб будет роскошный завтрак.

Фаргалар стискивает руль узловатыми пальцами. Кажется, он сам сотворен из бурного моря. Старый, могучий с гривой седых волос, как морская волна, которую он ждет.

- Волна! - разрывает рев бури, крик кормщика.

Молодой вождь драконов застыл в немом восторге, восхищаясь закалкой опытных воинов. Янтарные глаза смотрят на Фаргалара, как на бога. Рука сжимает рукоять меча, дракон готов сразиться с самим стариком океаном.

Чудовищная волна поднимает корабль и несет к берегу. Кормщик подается чуть вперед, словно ястреб, высматривающий добычу со скалы. Ныне он единое с кораблем. Дракон-человек и дракон-корабль сражаются с морем.

Об этом стоит сложить сагу, думает вождь. Великую сагу, о пути сквозь шторм, про который Фаргалар сказал, что океан ветры пустил, не сильно, но больно вонючие.

- Да я обязательно сложу сагу, о нашем походе! - кричит молодой дракон. Кормщик улыбается. Для драконов хорошая сага, равна подвигу в битве, и воин, умеющий их слагать и петь, стоит двоих безголосых.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать