Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нечаев » Сын Люцифера (страница 14)


- Почтенный совет. Я предлагаю следовать старому мнению, пропустить существо через наш лес. С ненареченным я попробую договориться.

- А если он потребует оплаты? - вполголоса спросил кто-то из эльфов, вспоминая Грозобоя.

- Тогда я вновь соберу совет, - ответствовал Эльфаргал.

Посланники домов Туманного леса, попрощались с королем, и покинули зал совета. Осталась только принцесса, по-прежнему тихо сидящая на своем месте.

- Ты наверно хочешь узнать о том, откуда сын Ночи знает твое имя? спросил Эльфаргал дочь. - Я расскажу тебе.

XXIII.

Боль должна раздирать мое тело, но я убрал ее.

Каленые щипцы вновь касаются моего тела, нестерпимый запах горелого мяса висит в тесной пыточной. Я смеюсь в лицо палачам. Те переглядываются.

- Он свихнулся.

- Тогда можно и отдохнуть.

Палачи выходят из камеры.

Мы победили и проиграли. Я практически добрался до стоящей на помосте из детских тел фигуры в черном плаще, когда все пошло наперекосяк. Мне удалось создать портал для Иллиала и Сельтейры, и они ушли. Но гном не успел. Его крики из соседней камеры проникают даже сквозь толстые стены.

Хитрый, умный ублюдок. И имя ему Валиал. Один из пятерки. Он оказался умнее. Ни один демон, даже Люцифер не рискнул бы замкнуть в себе силы. Но он рискнул и выиграл. Я шел к нему, готовясь встретить демона с шестого, ну максимум седьмого круга. А встретил Валиала...

Но сам виноват. Я должен был предусмотреть это. Кто кроме него, ставшего павшим ангелом после заточения Сатаны, мог плевать на законы Люцифера?

Валиал сломал меня. Сила той крови, жертвенной крови детей сковала мою магию. Способности возвращаются, но скоро меня казнят, или я покончу с собой. Это все же лучше чем умереть под жертвенным ножом.

Дверь в камеру открылась и на пороге появилась невысокая фигура в тяжелых доспехах. Скользнув в пыточную, она плотно притворила дверь. Несмотря на все зловоние я почувствовал запах. Такой знакомый запах, обволакивающий, возбуждающий, неземной.

Суккуб.

Демонша скидывает шлем. Короткие черные волосы, как всегда правильные и красивые черты лица. Эти полные, как бутоны губы, трепещущие ноздри. Я с усилием сосредоточил взгляд на ее лбу. Но и он отливался белизной гладкой, как лист бумаги, кожи.

Трижды проклятье!!! У меня прожжена шкура, морда один сплошной синяк, сломан десяток костей, а я думаю... Хотя впрочем, это же суккуб.

- Повелитель, - суккуб склонилась в раболепном поклоне. - Я поспешила, как только узнала, что вы в плену Валиала.

- Где падший? - спросил я. - И как ты здесь оказалась?

Суккубы и Черные Рыцари сохранили верность Люциферу, даже после его падения, но поплатились. Пятеро уничтожали их, где только находили. Да еще они, в смысле жители восьмого круга, задолжали мне лично, в время мелкой потасовки с одним из пятерых, несколько лет назад.

- Я послана следить за Валиалом, - ответила суккуб, все еще не распрямляя спины. - Он отбыл на запад, от туда приходят странные слухи, о летающем городе. Кроме того, он приказал казнить вас с первыми лучами солнца, пока к вам не вернулись силы, повелитель.

- Об этом позже. Может, ты все же додумаешься, освободить меня?

- Простите повелитель, - изящные пальцы быстро ослабляют ремни дыбы.

Я рухнул на пол. Заботливые руки мгновенно подхватили мою голову. Идеальные губы прошептали:

- Простите повелитель, мне надо было...

- Помолчи, - попросил я, вслушиваясь в свое тело. Отрешенное сознание, мышцу за мышцей, кость за костью, просматривало тело.

- Ничего. Только шкуру попортили, - облегченно вздохнул я пытаясь подняться. Суккуб мгновенно подставила услужливое плечо.

- Что со стражей?

- Мертва, повелитель. У меня не было другого выхода...

- Я понимаю. Как вижу, целебное снадобье у тебя есть. В соседней камере гном, пригодиться. Если мне не отшибло память мой меч Валиал прихватил с собой.

Суккуб почтительно внимала моим мыслям вслух.

Когда мы вышли из камеры, первое что я увидел, были стены забрызганные кровью и мозгами. Суккубы всегда убивают жестоко, и моя спутница не исключение. Она попросту разбила головы палачей и стражей о стены, как орехи.

- Кстати, о птичках... - опять вспомнилась поговорка одного понравившегося мне мира. - Как тебя зовут?

- Акеретани, мой повелитель, - поклонилась суккуб.

Я отодвинул засов и вошел в камеру гнома.

Тарн лежал возле самого порога, наверно его втолкнули, он и упал. Я склонился над своим спутником. Аккуратно повернув голову гнома, посмотрел ему в рот.

- Язык на месте, остальное подлечим, - облегченно вздохнул я.

- Что повелитель?

- Язык говорю, на месте. Помоги! - вдвоем мы вынесли гнома, и принялись натирать его массивное тело целебной мазью. - Если гном чувствует, что не выдержит пыток, он откусывает себе язык.

Несмотря на наши старания Тарн упорно отказывался приходить в сознание.

- Ладно, - я стряхнул пыль с остатков штанов. - Сможешь его поднять?

- А вы повелитель?

- Найду метлу подходящую, - отмахнулся я.

Ненавижу пользоваться магией. И на то есть веские причины. Каждое заклинание все более сталкивает меня в подреальность. Настанет день, когда я не смогу уже балансировать на бритвенном лезвии Равновесия. И тогда или Тьма, или Свет, получат нового слугу.

Суккуб уже проявила свои, скрытые магией, крылья. Доспехи покоятся на пыльном полу. Не смотря на сутки в пыточной и осознания того, кто стоит рядом, я с трудом отвел взгляд. Это стройное тело, с высокой грудью, немыслимо крутыми бедрами, манило и звало к

себе.

- Акеретани, ты кое-что забыла, - хриплым голосом напомнил я.

- Простите повелитель, - вновь поклонилась демонша. Через миг очарование пропало, и предо мной стояла просто очень красивая девушка. Ну слишком красивая, да еще с широкими кожистыми крыльями за спиной.

Без особых приключений мы прошли весь путь от подвала, до крыши дозорной башни. Кое-где встречались едва заметные потеки бурого цвета. но более явных признаков того, что в башне побывала суккуб, не было. Как это не удивительно, но моя помощница обладает еще мозгами, что прекрасное дополнение к убийственной фигуре и красивой мордашке.

На крыше башни я тихо посмеялся, увидев трупы, изображающие несущих стражу солдат. Акеретани расправила крылья, и взлетела в ночное небо. Я бросил перед собой двуручный меч одного из стражников. Оружие плашмя упало на камни, но через мгновение поднялось в воздух.

Все-таки кое-что успело вернуться. Сто крат легче заставить левитировать простой предмет, чем свое тело.

Я запрыгнул на висящий в полуметре от земли меч. Во многих мирах любят скользить по волнам на деревянных досках. Но об таком способе им только и мечтать. Меч рванул вперед и вверх так, что заложило уши.

Заложив несколько лихих виражей, я поравнялся с демоншей.

- Летим до вон тех деревьев, - указал я место, где начинался подземный ход в развалины того, что вчера было городом Верем.

Двое летунов, меч и суккуб, понесли своих наездников сквозь тьму ночи.

У потайного входа расположились Иллиал, Сельтейра и, я раздраженно сплюнул, замороженный Вампир.

- Поговорить с киской не мог? - спросил я мага, соскакивая с летающего меча.

- Я не владею магией Тварей, - как прежде, спокойно, ответил мне Иллиал.

- Разморозь, - попросил я мага, роясь в тайнике. О-о, какое удовольствие, просто одеть чистые штаны.

Свежеразмороженный Вампир прижался к моей ноге и зарычал.

- Ну-у, успокойся, - потрепал я лаугара за уши с кисточками, рычание сменилось довольным мурлыканьем.

Как оказалось костер, и ужин были уже готовы. Иллиал погрузил гнома в целительный сон, и пообещал, что тот утром проснется, как новый. Вчетвером мы сели за подстреленного и поджаренного Сельтейрой кабанчика.

Маг рассказал мне, о том, что они с драконицей строили планы, как вернуться в город через подземный ход и вытащить...

- Хотя бы гнома, - прервал я рассказ, желая сбить маску холодности с Иллиала. Тщетно.

Потом мы принялись ужинать невинно убиенным парнокопытным.

- Акеретани, ты вроде упоминала о летающем городе, - вновь завел я разговор, закусывая слова хорошим куском окорока.

- Да повелитель, - откликнулась суккуб. Ела она мало, да и то не лучшие куски. - Вести пришли о летающем городе праведников. Один раз я оказалась поблизости, и хотя город не видела, но почувствовала Свет, словно там был один из Хранителей.

- Архангел? - уточнил я.

- Не уверенна повелитель, - Акеретани говорила медленно, словно растягивая слова. - Я почувствовала Силу хранителя, но Свет словно был ненастоящим. Я не знаю.

- Таким? - я сотворил заклинание.

- Да повелитель. Я не точно помню, но очень, похоже.

Я постучал пальцами по рукояти меча. Теперь все сходилось. Гекатомбы детских жертв и собираемая кровь.

- Что бы поднять в воздух целый город, нужна огромная сила, - опередил я вопрос Иллиала. - Валиал получает ее от жертв в свою честь. Он ведь падший архангел Света, и Акеретани почувствовала Свет сквозь Тьму. Только вот зачем ему летающий город?

- Цитадель для армий? - спросила Сельтейра.

- Возможно, но слухи о городе праведников. Хотя возможно и база.

- Заклинание или обряд Тьмы? - подал голос Иллиал. Воительница о войне, маг об обрядах.

- Если он выдумал что-то новое. Ни одно заклинание Тьмы не связано с левитацией зданий. Это Хаосу... Ну ладно, еще предложения будут? - все промолчали. - Тогда утром выступаем искать этот город. Я думаю лет пятьсот на восьмом круге, Валиалу не помешают.

Суккуб впервые улыбнулась.

XXIV.

Иллиал закончил чертить оберегающий круг, и посмотрел на рубин венчающий его посох. Если разобраться, то с Сельтейрой они сошлись характером и целями. Он оценил ее владение мечем, она его магию. Пусть они и были по разные стороны Сил, но при обороне Верема оказались в одной упряжке. Сельтейра без разговоров отправилась с ним в засаду у потайного лаза в город.

Потом он поверил сыну Тьмы, и они рванули в сумасшедший бой. Несмотря на всю защиту Иллиала, сын Люцифера перекинул их порталом из города. Да сколько в нем самом магических сил?! Потом пришлось заморозить белую рысь, оказавшеюся на проверку ручной зверушкой... Иллиал задумался, как поудобней назвать своего попутчика.

- Что ты думаешь о Крессе? - спросила подошедшая Сельтейра.

- Крессе? Это что за имя?

- Сумрак на нашем языке, - объяснила эльфийка. - Или ты не чувствуешь, как он старается держаться меж Светом и Тьмой? Рожденный от Сатаны и святой девушки. Живущий только утром и вечером, - Сельтейра сама не заметила, как перешла на легкий и поэтический стиль, присущий языку ее настоящих родителей, который она прочти забыла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать