Жанр: Научная Фантастика » Евгений Нечаев » Сын Люцифера (страница 5)


Ну и как обойтись, без попыток создать оружие? Дарит лишь изумленно покачал головой, увидев, как маленький эфирный шар пробил дыру в столе.

- Как ему это удалось?

- Вначале это был огромный шар, но Иллиал сжал его, и тот стал прочнее стали, - отозвались стены.

- Удивительно! Но... - Дарит не закончил, увидев множество эфирных лезвий кромсающих мебель. - Тебе придется поработать ночью. Он уже чувствует себя хозяином.

- Я ему объяснила, что могу воссоздать все в одно мгновенье, ответила Башня. - Правда, лучше ему создать мишень. И объяснить, что эфирное оружие не может поразить живое существо.

Иллиал ничуть не удивился, увидев, как в комнате возникают деревянные фигуры зверей и воинов в доспехах. Магическое оружие сменило цели.

- Башня, - позвал Иллиал. Летающие лезвия вполне справлялись самостоятельно. - А можно спрятать мишень?

На мгновенье перед взором Иллиала возникла фигура в тяжелых доспехах, затем исчезла.

- Ищи, - предложила Башня.

Все созданное раньше, исчезло. Привычное заклинание создало эфирный шар. Лишь мгновение тот был огромным, потом стал с куриное яйцо. "Любое колдовство оставляет в Эфире след. И чем сильнее оно, тем дольше этот след держится.", вспомнил Иллиал строку из книги Общей Магии.

Шар изменился. Теперь он был похож на охотничью борзую, готовую помчаться по следу добычи. Через мгновение, что скользнуло по реке времени быстрее чем человек моргает, эфирное оружие взяло след.

Дарит заворожено смотрел в магический шар. Этот мальчишка вначале сотворил обычный поисковый шарик, потом превратил его в оружие. Потом. Потом шар исчез. Невидимость?

- Башня, как у него получилось? Невидимость относиться к Магии Духа!

- Он просто лишил шар цвета. Тот стал прозрачным.

Хранитель библиотеки в удивлении всплеснул маленькими лапками. Додуматься до такого решения! А ведь целые поколения магов бились над тем, как упростить заклинания невидимости. А этот мальчишка... Раз и готово! Прав был Верховный Маг, трижды прав. Силы всех предков сольются в последнем из рода.

Дарит перенес наблюдение на каменную статую воина, спрятанную в одном из залов. Ждать, на удивление хранителя, пришлось недолго. Невидимое лезвие, словно чую добычу, промчалось весь путь до зала и отсекло голову от туловища. Место разреза было ровнее зеркала.

- Он дал шарику возможность выслеживать эфирный след волшбы, - раньше вопроса ответила Башня. - А за мгновение до удара, шар превратился в практически плоский диск.

Дарит почесался за ушами, разгладил усы.

- Зови его сюда, - решился хранитель библиотеки.

- Ты уверен?

- Да что ему кольцо?! Через год он наверняка жезл сможет взять!

Дарит достал маленькую коробочку. Пушистая лапка коснулась бархата. Последнее кольцо. Верховный и он же первый из магов ЗНАЛ сколько всего пройдут обучения в Башне. И с каждым годом запасы таяли.

Хранитель искренне надеялся, что Маг ошибался и ему придется самому делать кольца. Но пока все предсказанное Верховным сбывалось. И теперь за последним кольцом Ученика, шел последний из народа Магов.

Иллиал пришел в библиотеку, и первое что увидел, было золотое кольцо. Изящное, ажурное и в то же время массивное и прочное. Руна Света, которой запечатывали все договора и соглашения, которой скрепляли клятвы. Руна Нерушимости блестела на кольце. Кольцо Ученика.

- Одень его! - приказала Башня.

Мальчишеские пальцы трепетно коснулись кольца. Вопреки ожиданием оно не исчезло. В глазах Иллиала засветилась радость. Уверенным движением он надел кольцо на палец. Свершилось! Золото Магии Света признало его. Он полноправный ученик.

VIII.

Оно появилось в небольшом монастыре Света на самом севере, практически у границ вечных льдов. Монахи несущие здесь службу в большинстве были фанатиками, мечтающими обратить во Свет местные племена. Правда, через пару лет среди льдов фанатизм быстро испарялся, несмотря на холод. А может и замерзал, подобно ушедшим далеко от монастыря в буран.

Бронзовый гонг созывал монахов к вечерней славице уходящему Свету. В плотных белых одеяниях, Архикапитулат на одежде не экономил, север все таки, монахи собрались в главном зале церкви. В широкое окно лился свет заходящего солнца. Хор затянул первые строки гимна Свету.

Существо было голодно, а в темном подвале каменного строения не было ничего съедобного. Лапы недовольно полоснули по камню. Чуткий слух уловил звуки пения. А петь может только добыча. Сладкая хрустящая на клыках, исходящая кровью и страхом! Существо сглотнуло слюну. Скоро, скоро охота.

Ровные ряды монахов Света пели гимн Свету. Великая сила, которой они поклонялись, не могла облегчить их физические муки в этом краю вечного льда. Племена упорно поклонялись вырезанным изо льда идолам. Архикапитулат опять недовыслал зимней обуви. Зато прибыло дополнительно три воза с книгами Света. Святым писанием не согреешься, и хор уныло тянул привычные слова.

Существо сломало хлипкую дверь подземного каземата, и втянуло воздух. Запах добычи приводил в бешенство. Не взирая на опасность существо помчалось вверх, по осклизлым и холодным ступеням. Добыча, ее запах манил, звал, рушил последнею осторожность. Огромными скачками, перепрыгивая вытесанные из скалы ступени существо мчалось наверх.

Гимн заканчивался, когда дверь в подвал рухнула. Монахи, в странном оцепенении глядели на подземного гостя. Существо, стоящее на бывшей двери в подвал напоминало жуткую смесь крокодила и льва, покрытую короткими

черными иглами. Монахи смотрели, как с огромных клыков капала слюна, оставляя дымящиеся пятна на деревянном полу храма. Кто слабо вскрикнул, и тогда оно прыгнуло.

Существо ощущало запах страха - пьянящий, желанный, близкий. Наконец оно не выдержало. Сильные лапы метнули тело вперед. Клыки сомкнулись на первой жертве, дробя кости. Уши услышали предсмертный хрип. На язык хлынула горячая кровь, сводящая с ума. Кровь. Теплая, сладкая, желанная кровь.

В храме началось побоище. Монахи с дикими криками разбегались. Некоторые сидели в оцепенении шепча молитвы и творя святой знак Света. Тварь убивала. Без жалости и пощады. Страшные челюсти и лапы не знали устали. За плечами твари ухмылялась сама смерть. Вместо гимна Свету, своды храма слышали стоны и хрипы раздираемых людей.

Стоны, крики, заглушались радостным воем-хрипом. Оно рвало тела на части, перебивая артерии и купаясь в булькающей крови. Последний из монахов в ужасе мчался к двери, когда когти вошли в его спину, с жутким хрустом выламывая позвоночник. Красная пелена заволокла глаза монаха, и он рухнул на пол.

Существо остановилось. Забрызганное кровь оно с наслаждением вдыхало воздух, наполненный миазмами смерти и страдания. Охота удалась на славу. Теперь пришла пора поесть. Но едва оно склонилось над первым телом, явился тот, кто освободил существо.

Существо и освободитель разговаривали недолго. Собственно освободитель назвал свою цену за свободу, и существо согласилось выполнить его требования.

Когда освободитель ушел, существо вернулось к прерванному занятию. Клыки впились в еще теплую плоть. Существу предстоял долгий путь.

Возле монастыря был некто, кто наблюдал за ним. И когда существо растворилось в белых просторах Севера, он мысленно заговорил.

- Оно вырвалось, и идет за неназванным.

- Я знаю, но другие не вмешиваются. Они боятся, - отозвался далекий собеседник.

- Надо что-то делать.

- Я знаю. Пусть ненареченный остановит освободивших существо. надо подвести его на этот путь.

Некто прервал разговор и отправился на юг. Он летел, и намного быстрее, чем существо бежало, попутно утоляя жажду убийства.

IX.

Идти по следам армии завоевателей довольно легко. Надо лишь следовать от одного пепелища к другому. Странная армия шла на северо-восток. И я вслед за ней. Нюх на неприятности вел меня по следам тысячи конников и около пяти тысяч простых пехотинцев, не считая обоза и осадных орудий.

Рядом бежал мой лаугар. Прежний котенок уже вымахал в полный рост и заслужил в одном трактире кличку - Вампир. Довелось котенку сомкнуть клыки на горле парочки придурков вздумавших обворовать меня. Потом долго облизывался, словно слизывая с морды кровь, но на деле наводил чистоту. Белая рысь, этим все сказано.

Я шел по следам этой армии. Хотя ее трудно назвать армией, так отряд, но они громили впятеро превосходящие их силы. Не только умением, и хорошим оснащением. В их рядах шло десятка два умелых колдунов, и вел их... Вел их демон. Кто-то пришедший из Ада, как ее называют сами демоны подреальности, в отличие от миров реальности.

А шел я по следам жестокости. Я видел многое, бывал даже в Аду. Но то, что творили эти... эти... язык не поворачивался назвать их Смертными. Кто бы ни вел войска, он заслужил отправки на родину, а его солдатам уже готовят местечко на седьмом круге.

Видит Творец я не херувим бесполый, но всему ЕСТЬ предел!

За такими мстительными мыслями я сам не заметил, как слишком близко подошел к опушке леса. Рысенок, недовольно заворчал, но я не обратил на это внимание, за что и поплатился.

- Стой путник! - донеслось из-за дерева. Вампир оскалился, я положил руку на эфес меча. - Не советую, - продолжил мой невидимый собеседник. Голос, словно дубовый бочонок говорит.

Лишь когда я убрал ладонь с эфеса и успокоил лаугара, появился и мой собеседник. Я угадал насчет голоса. Нет, из-за дерева не вышел дубовый бочонок.

Гном.

Подземный кузнец и воитель, коренастый, ниже меня, но раза в два шире в плечах, сжимал в руках многозарядный самострел. Удивительное оружие называемое гномами - крысобой, и только ими делаемое. Все попытки других рас повторить их оканчивались неудачей. Борода почтенного гнома спускалась до пояса, два румяных яблока щек и нос картошкой. Вот такой натюрморт лицо гнома.

- Ну господин путник, кто будет по колену? - пробасил гном.

- Сын Тайхита, - представился я. Тайхит у гномов имя Люцифера, моего отца. Надо видеть, как гном побледнел.

- Ну ты, шутничек. Кончай штуковать! Гри правду!

- Я и говорю. Или сам не видишь? Как я выгляжу?

- У тебя нос... - начал гном, но запнулся. - глаза... - попробовал он снова.

СУМРАК. Любой видевший меня смог бы узнать, но рассказать, как я выгляжу, нет. Подарочек от папаши, мое проклятье и клеймо, известное в подреальности и в этом мире, где заточен мой отец. Зачем я рассказал гному, ума не приложу. Но эффект превзошел мои ожидания. Да еще гномы устойчивы к магии, но могут чувствовать силу Смертного, как эльфы ауру. И теперь гном воспользовался этой способностью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать