Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 11)


Глава 4

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ

Прилетевший на следующей неделе земной консул объявил, что главной своей целью видит прочное добрососедство между Гермессионом и Землей. По некоторым намекам из его многочисленных выступлений Марат понял другое: Землю и Великих Гостей интересует главным образом бесперебойное поступление сырья.

В большинстве своем орбитальники надеялись, что теперь, когда город перестанет расходовать средства на старое оружие и армейских бездельников, жизнь сделается чуть-чуть посытнее. Пока же Правление ломало голову, куда девать три сотни офицеров, не умевших абсолютно ничего — ни воевать, ни работать.

Выиграли в этой неразберихе только журналисты, у которых появилась масса тем для репортажей или, как формулировали сами акулы четвертой власти, информационных поводов. Вероника ежедневно выдавала в эфир несколько интервью и начала снимать большой фильм о короткой войне, за которой последовало вторжение землян.

Наметился успех и у Марата. Он наконец получил соотношения, почти точно описывавшие одну из фаз злополучного эффекта Ирсанова-Ирсанова. Только уравнения эти выглядели так нелепо, что он стеснялся их публиковать.

А в последний день ноября в жилой отсек Ирсановых постучал офицер в земном мундире майора-десантника и объявил ледяным голосом:

— Консул и командующий эскадрой велели доставить вас в офис.

За спиной майора застыли два вооруженных солдата в броне. Из соседних отсеков выглядывали соседи, и на их лицах сверкали довольные ухмылки: дескать, попался, гад образованный.


— Старый знакомый! — обрадовался адмирал. — Ты почему, сукин пес, не сказал, что книгу по истории флота написал?

Консул снисходительно улыбнулся, а Марат настороженно буркнул:

— Это бы что-нибудь изменило?

— Ну конечно! — вскричал Бентуров. — Отличная книга, я был в восторге, несколько раз перечитал. Знай я, что передо мной автор — ты бы летел домой с комфортом в адмиральском катере.

Ирсанов развел руками. Военная история была его давним хобби. Марат много лет собирал материалы, а в позапрошлом году взялся их обрабатывать. Неожиданно для него самого получилась книга солидного объема, которую он назвал «Звездный меч человечества. Полтора века военноцкосмических сил Земли (1957-2107)». Еще большая неожиданность случилась, когда книгу опубликовали солидным тиражом — и на бумаге, и на защищенных от копирования электронно-голографических носителях.

Адмиральские восторги оказались не без подвоха. Бентуров сразу сказал, что сражение 15-16 марта 2071 года вовсе не было игрой в одни ворота. По его словам, объединенные флоты нескольких земных держав всю первую половину боя дрались почти на равных и даже подбили не меньше трех кораблей противника. Потом, — признал командующий, все-таки сказалось техническое превосходство Великих Гостей, и бой превратился в избиение.

— Я слышал легенды о двух-трех и даже десяти уничтоженных крейсерах клантов и тиадзаров, — признал Ирсанов. — Однако достоверных подтверждений не нашел.

Бентуров пренебрежительно фыркнул:

— Не там искал. Надо было по личным архивам пройтись, опросить уцелевши участников. В тот день мой дядя по материнской линии был командиром батареи на броненосце «Орел»…

Марат несдержанно перебил его:

— Флот России не участвовал в сражении.

— Не участвовал, — согласился адмирал. — Но присутствовал. Эскадры зависли над Москвой, Уралом и Астраханью, ожидая приказа вступить в бой. Кстати, об этом тоже стоило бы написать…

По его словам выходило, что в Кремле не решались атаковать пришельцев, к тому же не было большой охоты таскать из огня каштаны для заморских конкурентов, вздумавших захватить портал Аунаго. Тем не менее флот был готов оказать сопротивление, если бы пришельцы стали наносить удары по Евразии. Короче говоря, приказа воевать не последовало, поэтому все корабли уцелели, и бортовые камеры записали немало любопытных кадров.

— После вахты дядя ухитрился перекачать на мини-диск основные эпизоды сражения, — подмигнув, поведал Бентуров. — Там отчетливо видно, как броненосцы «Синане», «Ришелье», «Айрон Дюк» и «Констеллейшен» атаковали с разных сторон отбившийся из строя космолет клантов, а китайский броненосный крейсер «Серый коршун» внезапно ударил сзади и разнес торпедами почти весь корабль.

Не до конца поверив, что такая запись действительно существует, Марат потребовал подробностей. Бентуров азартно схватил блокнот и стал водить по экрану световым карандашом, рисуя тактические схемы. Консул, покашляв, деликатно прикрикнул:

— Позже об этом наболтаетесь! Тоже мне, встретились два маньяка… Марат Робертович, я пригласил вас по серьезному делу…-Дипломат поиграл мышкой, выводя на монитор нужный файл. — Вы подавали прошение о земном гражданстве и праве на репатриацию?

— Да… — от неожиданности Марат растерялся. — Но мне ответили…

Консул прервал его лепет, торжественно объявив:

— Ваша просьба удовлетворена. С первого декабря сего года вы и ваша семья станете полноправными гражданами Земли с правом проживания в любой части планеты, за исключением зон особого режима.

Совершенно не предвидевший такого оборота Марат хлопал глазами и ушами, благодарил землян и принимал поздравления. Консул вручил новому гражданину четыре паспорта, копию президентского указа, другие документы — на бумаге и на микродиске.

Однако на этом чудеса не закончились. Представитель Земли сообщил, что университеты Шанхая, Партизанска, Найроби, Небраски и Лимы готовы принять знаменитого

физика, открывшего новое гравитационное явление.

— Мы можем лететь на Землю? — прошептал Марат. — И меня там ждет работа?..

— В любой момент, — подтвердил консул. — Какой из этих городов вы намерены выбрать?

Сгоряча Ирсанов чуть не ляпнул: куда угодно, лишь бы подальше от Венеры. Только вовремя сработали тормоза, и он осторожно проговорил, что должен посоветоваться с семьей.

— Верно мыслишь, — одобрил адмирал. — Ты вроде русскоязычный?

— В общем, да. Мои родители перебрались на Гермессион из Курска. А жена — дочь англичанина и украинки.

Бентуров посоветовал соглашаться на Партизанск — в Сибири и русский язык в ходу, и жизнь дешевая.

— Этот вопрос его беспокоить не должен, — засмеялся дипломат. — Он же гонорар от гунадов получил — что-то вроде семи тысяч галаксов.

— При чем тут гунады? — переспросил Ирсанов, окончательно переставший что-либо понимать. — Какой гонорар?

— Еще не знаете? — Консул тоже удивился. — Великие Гости перевели вашу книгу. Так что, дружище, вы теперь очень обеспеченный человек.


Сначала домашние не поверили ему. Даже когда Марат показал документы.

Потом Вероника расплакалась и бросилась мужу на шею. Макс восторженно завизжал, и только старший сын хмурился, кусая губы.

— Ты не рад? — поразилась Вероника. — Сам ведь хныкал, что на войну погонят, что жить невмоготу.

— Не будет войны, — проворчал Альберт. — Земляне же нашу армию распустили.

— Все равно пора делать ноги, — изрек отец. — Не войной, так взятками нас изведут. А также радиацией, тяжелыми ионами в воде и воздухе, безработицей, голодом. Короче, не тот случай, когда надо сомневаться — готовься в дорогу.

Помявшись еще немного, Аль признался, что на Гермессионе держат его вовсе не теплые чувства к малой родине и городским властям. Причиной оказалась Карин, девочка с соседней палубы.

Это было уже серьезно, пусть и не слишком. Первая любовь — не больше. На Земле мальчик встретит тысячи сверстниц получше этой красотки местного масштаба.

— Неужели никак нельзя взять ее с собой? — жалобно повторял Альберт.

Отрицательно покачав головой, Марат произнес печально:

— Смирись, сын. Жизнь нынче такая — каждый спасается сам…


Последние дни промчались в спешке и заботах, потому что Ирсановы твердо решили улететь ближайшим рейсом. Беготня по инстанциям, упаковка скарба, взятки по любому поводу и другие мелкие пакости жизни попортили немало крови. Буквально со слезами на глазах раздавали друзьям вещи, которые не могли увезти с собой.

Наконец наступил день отлета. Добрые люди помогли дотащить баулы до пассажирского терминала, выпили на дорожку, прозвучали последние пожелания.

Марат слышал, как Аль говорил Карин:

— Как только исполнится восемнадцать, я смогу прислать тебе визу.

— Я буду ждать! — всхлипывая, Карин поцеловала его и убежала.

Таможенник лениво поглядел на солидную гору багажа и сказал:

— Сотня за каждую упаковку, и я не стану смотреть, что вы везете.

Пришлось выложить солидную сумму, но дело того стоило: досмотр мог затянуться на много часов, так что корабль улетел бы без них. К тому же идиотские законы Гермессиона запрещали вывоз носителей информации, причем под это определение таможенные крысы подметали абсолютно все, включая фотографии, мини-диски и клочки бумаги с телефонными номерами. А уж компьютеры и библиотеку таможня отобрала бы наверняка.

Но вот остались в прошлом все поборы и прочие унизительные процедуры. Четверка уезжантов, пыхтя, поволокла багаж на пассажирскую палубу. Небритый астронавт в драной робе, заляпанной жирной смазкой, отпер им люк, содрав десятку за эту нехитрую услугу.

Легкий толчок — космолет отстыковался от станции. В иллюминатор было видно, как удаляется Венера — желтая полусфера детского мяча, в которую кто-то, балуясь, воткнул длинную булавку космического лифта, увенчанную фигурной шляпкой орбитального города.

На душе вдруг стало тоскливо — что ни говори, они улетали из родного дома и вряд ли когда-нибудь вернутся. Впереди же была лишь полная неизвестность, затейливо приукрашенная туманными надеждами на лучшее.

Вероника нервничала все сильнее и даже сказала не в тему:

— Все-таки надо было взять наш кухонный шкаф. Ведь совсем как новый был.

— На Земле купим не хуже, — отмахнулся Марат.

— Миллионер нашелся, — осуждающе повысила голос жена. — Денег у него слишком много завелось!

Впрочем, она сама поняла, что говорит ерунду, а потому замолчала и просто смотрела в иллюминатор.


Грузовик «Небесная косатка» начал маршрут с Гермессиона. Потом пошел к Афродите, где выгрузил привезенные с Земли контейнеры и принял груз, предназначенный для земных заказчиков. Там же сошли два пассажира. Продолжая облет системы, «Небесная косатка» посетила города Поларис и Аврора.

Все маневры проводились возле Венеры, поэтому невесомость случалась редко — лишь при включении антигравов на форсаж. Но даже эти короткие периоды без силы тяжести большинство пассажиров-землян переносило плохо. Ирсановым, привычным к любому режиму гравитации, было проще.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать