Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 30)


Герберт одобрительно кивнул, допил бутылку и, откупоривая новую, весело заметил:

— Устрашающе звучит, не правда ли? И тем не менее, Великие Хозяева делают это без труда.

Марат продолжал недоумевать, но математик и биотехнолог не сумели объяснить ему суть процесса. Луиза лишь произнесла беззаботно:

— Примерно так же действует синтезатор жратвы. Ты вызываешь файл с информационно-виртуальной моделью котлеты, и устройство расставляет все молекулы в нужном порядке.

— Фемтотехнология? — Марат насупился. Пожав плечами, Герберт ответил:

— Это ты, физик, должен нам растолковать, как работают такие машины. Я разок попытался разобраться, но быстро завял. Вроде бы поле трансцендентного состояния резонирует с виртуальной информацией и тем самым обращает вероятность.

— И что?

— И все. Для каждой молекулы существует ненулевая вероятность оказаться в некотором месте. Трансцендентность делает эту вероятность близкой к единице.

— Вот! — обрадовалась Луиза. — Именно так нам и говорили. Вероятность растет, и в каждом нужном месте появляется нужная молекула. Или атом, ион и еще какая-нибудь фигня.

— Разве ты не читал учебников физики? — осведомился захмелевший Герберт.

Чувствуя себя круглым идиотом, Марат утвердительно кивнул.

— Ничего не понял, — признался он. — Решил, что меня разыгрывают.

Луиза вновь захохотала, но Марч вполне серьезно поведал, что поначалу земные физики реагируют именно подобным образом.

— Все быстро разобрались, и ты тоже поймешь, — сказал Герберт. — Только лучше бы тебе начать с математики. Рекомендую книгу «Алгебра и элементарные операторы».

Сосед переписал со своего инфоблока код учебника и посоветовал не откладывать. Гунады давали новичкам на адаптацию не больше десяти дней, после чего подключали к плановым работам.

— Постараюсь, — буркнул Ирсанов. — Луиза, как скоро ваша разработка попадет на Землю?

— Понятия не имею, — кажется, этот вопрос совершенно ее не беспокоил. — Не скоро. Может быть, никогда.

Он не понял, и старожилы растолковали, что передача Земле методик Техно-четыре и Техно-пять запрещена. Представители слаборазвитых культур могут пользоваться высшими технологиями лишь на Старших Мирах.

Впрочем, это не было новостью — о чем-то подобном предупреждал Сандерс. Дикарям с крохотного острова разрешалось работать в метрополии, но никто не позволит им привезти на свой архипелаг ружье с запасом патронов.

— Наверное, никто не хочет отсюда возвращаться?

— Некоторых просто выгоняли, — хохотнула Луиза. — Оставляют только самых ценных работников. Счастливчики получают вид на жительство и право привезти семью.

— Почему никто из вернувшихся не помнит об этих концепциях?

Ответ Марча снова подтвердил подозрения подполковника Сандерса:

— Перед возвращением каждому из наших не просто стирают память о пребывании в цивилизованных мирах. Накладывается смоделированная психоматрица. Человек сохраняет почти прежнюю личность, но приобретает ложную память, в которой не остается ничего такого, о чем не должны знать существа из цивилизаций третьего уровня.

— Ясно, — вздохнул Марат.

По-дружески обняв его, Луиза промурлыкала:

— Только здесь можно понять — кто мы и зачем мы.

— Я и раньше понимал, что мы — куча вселенского дерьма, генетический мусор, — мрачно изрек Ирсанов. — Ладно уж, займемся математикой.

Он вовсе не собирался начинать немедленно, однако телепатический приемник инфосистемы неправильно понял последнюю мысль и включил воспроизведение. По всей комнате развернулись трехмерные экраны, разрисованные формулами.

Ткнув пальцем в исходное соотношение, Герберт Марч произнес:

— Мы так и не смогли подобрать адекватный перевод этому гунадскому термину. Поэтому называем вероятностью, хотя некоторые считают, что было бы правильнее применить слово «зыбкость» или «недостоверность», но никак не квантовое понятие «неопределенность».

— Напоминает бред, — недовольно морщась, Марат разглядывал диковинные формулы и уравнения. — Мистика вместо физики.

— Мы все прошли через это, — призналась Луиза. — Сначала — безусловное отторжение, когда новые понятия сталкиваются с психологическим барьером. Потом начинаешь понимать суть феномена и уже не представляешь, что может быть иной взгляд на Вселенную.

Попрощавшись, гости ушли, оставив Марата наедине с кошмарной физикой Техно-четыре.

Весь вечер и начало следующего дня он пробивался сквозь новые понятия чужой науки. Перелом случился неожиданно — просто в какой-то момент Марат обнаружил, что концепция гунадов верна и объясняет все загадки. Сильно помогла и математика Старших Миров — совершенно непривычная, но решавшая сложнейшие проблемы исключительно простыми методами. Как только Марат освоил методику вычислений, дело пошло.

Учебник называл три формы материи: вещество, поле, вероятность, и три формы существования вещества: пространство трех измерений, одномерное время и трансцендентность переменной размерности.

Частица обладает свойствами поля.

Частица, волна и вероятность при определенных условиях могут превращаться друг в друга, совершая гиперфазовые переходы, не связанные с испусканием или поглощением энергии.

Частица движется в пространстве, оставаясь неизменной во времени и трансцендентности.

Волна может меняться во времени и пространстве, сохраняя трансцендентные параметры.

Вероятность переменна во всех трех формах существования материи.

Когда прошел шок и Марат начал разбираться в новых понятиях, физическая картина мира сделалась вдруг гениально простой и

логичной. Исходя из нового толкования вероятности да еще в новой системе координат, становились понятными все или почти все проблемы, о которые чуть ли не два столетия бесплодно и беспомощно расшибала лбы и другие части тела ученая братия Земли.

Квантовые двигатели, разгонявшие космические корабли до 0, 20-0, 6 световой скорости, антигравитация, гиперканалы, оружие — все оказалось очень просто. «Если бы довезти до наших…» — эта мысль крутилась в голове постоянно.

И еще одна навязчивая идея не оставляла Марата — убедить Великих Гостей начать эксплуатацию хотя бы Альфы Центавра. Четвертая планета этой системы буквально снилась ему. Мир богатой флоры и примитивной фауны, покрытый океанами чистой воды и закутанный азотно-кислородной атмосферой, словно ждал колонизации.

Люди дышали бы здесь без фильтров. Разве что микроорганизмы могли представлять угрозу, но земная астромедицина еще в прошлом веке научилась бороться с инопланетными болезнями.

Решив попозже поговорить на эту тему с новыми приятелями — людьми и гунадами, он занялся собственными вычислениями. Эффект Ирсанова-Ирсанова капитулировал буквально через час, как только Марат отыскал и исправил две механические ошибки в расчетах.

Все получалось элементарно: пульсации внутриядерных сил в центральных областях Солнца действовали на сравнительно близкие объекты вдоль трансцендентной координаты и со строго определенной вероятностью проявлялись в тех или иных областях прилегающего пространства.

Получив этот результат, Марат был счастлив до самого обеда, но потом выяснил, что феномен давно известен на Старших Мирах и описан во всех учебниках астрофизики.

— Называется, заново изобрел велосипед, — разочарованно произнес он вслух.

Без аппетита перекусив, он решил не отвлекаться на ерунду и выяснить главное — как действуют межзвездная телепортация, звездолетные движки и оружие. Его ждало страшное разочарование: после каждого запроса информационная система сообщала, что пользователь имеет допуск уровня Техно-четыре, а потому не может получить доступ к сведениям категории Техно-пять.


Вечером он попытался наладить личную жизнь и последовательно обзвонил всех женщин поселка. Здесь тоже было глухо: старожилы давно разбились на гомо — и гетеросексуальные пары, а некоторые даже сформировали групповые семьи. От предложения встретиться в интимной обстановке с темпераментным бисексуалом или стать седьмым в нежной компании Марат отказался весьма решительно.

Чрезмерно интеллектуальная инфосистема коттеджа, чутко поняв интересы хозяина, сообщила:

— Вы можете заказать муляж или клон своего эротического идеала.

— Как это? — опешил Ирсанов.

Вокруг него немедленно расплескались рекламные голограммы. Дешевле всего — в пределах тысячи хонов — предлагались муляжи, то есть синтетические копии существ любого известного биологического вида. Проще говоря, куклы с ограниченной программой. Цены на полноценных клонов зашкаливали за 20 тысяч. Доплатив еще немного, можно было заказать партнера с улучшенными внешними параметрами, а также — со специально подобранной искусственной личностью.

Определив телепатическим путем неплатежеспособность клиента, компьютерная сеть коварно предложила:

— Вы могли бы воспользоваться кредитом. Кроме того, в запасниках некоторых фирм имеется обширный выбор подержанных экземпляров. Эти особи поставляются со скидкой, но всегда готовы оказать сексуальные и другие услуги самого широкого профиля.

— Пока не нужно, — буркнул Ирсанов. — Сам как-нибудь устроюсь, так что закрывай все окна своего порносайта.

— Это вовсе не порносайт, — терпеливо поправил его коммуникатор, — обнаружив потребность клиента, контрольный блок особняка вызывает информацию из свободных сетей маркетинговых серверов.

— Не важно, закрой рекламу.

Последней погасла голограмма, предлагавшая на выбор самок полусотни разумных видов. Гуманоидов среди них не было, и Марат испугался, что теперь до самой Земли будут ему мерещиться кошмарные порождения галактической эволюции.


Утром позвонил Джир, сообщивший, что после обеда заглянет для серьезного разговора.

— Давно пора, — обрадовался Марат.

— Скучаешь? — Гунад засмеялся. — Скоро так завалю работой — заскулишь.

— Работы я не боюсь…

В ожидании археолога Марат решил в последний раз попытать счастья. Нацепив на виски комплект мыследатчиков, чтобы наладить устойчивый телепатический контакт, он сумел объяснить процессору, чем интересуется. После секундной задержки компьютер предложил исчерпывающую информацию о прокладке новых трубок свернутого пространства.

Как он и думал, такое строительство в основном вели уже известные землянам корпорации, причем они вкладывали деньги в порталы и тоннели только при полной уверенности, что получат большую прибыль.

Однако, кроме квартета главных монополий, этим бизнесом занималось и несколько малых фирм, которым гиганты отдали низкоприбыльные маршруты — в основном, на короткие дистанции. Только внутри границ Гунадри мелким извозом промышляли десятка два компаний, причем самые успешные — Динзаролид и Намнуну — даже смогли отхватить часть порталов за пределами государства.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать