Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 33)


Тем временем молодые цивилизации скопления Пас-Лидос, менее пострадавшие от изнурительной войны, обогнали быстро одряхлевших стариков, переняв у них субсветовые технологии. Постепенно гунады, кланты, тиадзары и остальные захватили планеты прежних цивилизаций.

Тут поневоле вспомнились археологам доисторические гунадские предания о том, как куфонцы прилетели на планету мирных кочевников-рептилий, забрали молодых и сильных, увезли к себе на небо, заставляли воевать против чудовищ — двуногих флондов и шестиногих леков. В отместку чудовища пролили с неба огонь, и кочевья гунадов сгорели дотла. Многие гунады погибли в войнах, лишь горстка рептилий уцелела на нескольких мирах Куфона и на старой планете Гунчабр. Потом куфонцы выродились, а на некоторых планетах вовсе вымерли, и гунады стали хозяевами этих миров, заселили все материки, постепенно овладели знаниями Куфона.


— Я уже читал про то, как ваши предки стали хозяевами куфонских планет, — нетерпеливо прервал его Марат. — Куда интереснее было услышать о Татлаке. Столько новых фактов!

Темпераментно вскинув хвост и руки, Джир выкрикнул:

— Даже мы были потрясены! А ведь археологи давно подозревали существование цивилизаций более древних и могучих, чем Куфон и другие культуры прошлой эпохи. Потом, когда смогли привыкнуть к новой картине давнего прошлого, стало ясно, что мы не понимаем, в какой последовательности происходили события.

Ясно было, что нет определенности с хронологией захвата Пас-Лидоса татлаками и восстанием Зунга Бассара, но Марат на всякий случай уточнил:

— Что вы имеете в виду?

Гунад-археолог пояснил, что факты противоречивы, некоторые могут оказаться неверными, да и вообще нет полной информации. Поэтому на основе столь ненадежных данных возможно построить несколько принципиально разных гипотез, причем ни одна из них не объясняет всех фактов.

— Пока можно с умеренной степенью достоверности принять на веру следующие моменты, — продолжал Джир тоном лектора. — Первое — некоторое время культуры Пас-Лидоса развивались самостоятельно, а по соседству, в Уфу, появилась империя Татлак. Второе — в какой-то момент Татлак завоевал Пас-Лидос либо подчинил это скопление иным, менее жестоким способом. Третье — примерно в то же время по всему нашему скоплению бушевали свирепые войны. Четвертое — возможно, в те времена часть Пас-Лидоса была охвачена восстанием либо нашествием существ, ранее в этом скоплении не проживавших.

— Похоже на то, — задумчиво признал человек. — Согласен с вами, на этих фактах можно построить самые разные сценарии минувшего.

Джир энергично кивнул и, решив блеснуть эрудицией, обратился к терминологии точных наук:

— Мы имеем четыресточки, но не можем построить на них жесткий квадрат несокрушимой концепции.

— Зачем же обязательно квадрат, — засмеялся Марат. — Через четыре точки можно провести бесконечное число линий — прямых и кривых, замкнутых и уходящих в сингулярность.

— Сингулярность? — переспросил ошарашенный гунад. — Если не ошибаюсь, это характеристика пресловутой трансцендентности.

— Возможно, и ее тоже, — не стал спорить Ирсанов. — Коллега, наверняка вы и ваши оппоненты создали собственные гипотезы о тех событиях.

— Хотите услышать? Понимаю вас, — Джир улыбнулся. — Чувствую родственную душу. Мне знакомо это состояние, когда хочется поскорее узнать что-то новое… Ну, слушайте!

По его мнению, старые цивилизации Пас-Лидоса объединились, прихватив часть Уфу, и образовали конгломерат, названный Татлаком. Во всяком случае, в куфонском языке было фонетически близкое слово «далтанга», означавшее «большой» или «великий», а уторрамская идиома «аталкат» выражала стремление к господству внутри семейного клана.

Мятежи Джир объяснял просто: плебс бунтует всегда и при любой возможности. Археолог не исключал, что примитивные племена Туллаба и Дубу, так и не поднявшиеся выше Техно-четыре, пытались отстаивать свои замшелые псевдокультуры, но были разгромлены.

— Полагаю, они создали армию клонированных монстров, — сказал Джир. — Туллаб уже капитулировал, а клоны продолжали бестолковую войну. Логично?

— Безусловно, — тактично согласился Марат, еще на Земле успевший составить собственную гипотезу. — Это единственная теория?

Печально тряхнув хвостом, археолог признал, что существует и, к прискорбию, весьма популярен иной сценарий. Часть его коллег во главе с маститым Сатом предпочитала дословно верить всем нелогичностям открытых на Кеннериде текстов.

— Они считают, что Татлак находился в Уфу, что имперская армия завоевала Пас-Лидос, а потом в Татлаке случилось восстание и мятежные пауки и моллюски вторглись в наши края, где были разгромлены объединенными силами татлаков, куфонцев и остальных цивилизаций.

— Тоже логично, — согласился человек. — Вы видите слабые места этой гипотезы? Гунад обиженно фыркнул:

— Слабые места есть у любой теории. Мятежники не могли вторгнуться со стороны Уфу, потому что абсолютно точно установлено: главные боевые действия разворачивались на противоположной границе — ближе к скоплению Олла.

— Может, жившие там колмунты и туллы восстали против Татлака?

Покачав головой, Джир сообщил, что в летописях Кеннерида четко сказано: именно государства той зоны добровольно и без сопротивления присягнули империи, а потом сражались против мятежников.

Марат возразил: дескать, это ничего не доказывает — к примеру, могли взбунтоваться имперские гарнизоны на границе между

Пас-Лидосом и Оллой. Джир резко отверг это предположение, напомнив, что нет признаков пребывания там чужих гарнизонов, если не считать массовых захоронений гуманоидов и моллюсков.

— Этого вполне достаточно, — сказал Ирсанов. — Гуманоиды с моллюсками и были татлаками. Теми самыми двуногими и шестиногими, о которых слагали мифы древние гунады.

— Это спекуляция! — взорвался Джир. — Коллега, неужели вам нравится столь примитивная концепция?

— Нет, я лишь пытаюсь быть объективным. На самом деле у меня была собственная гипотеза, но она тоже уязвима.

— Рассказывайте! — потребовал гунад.

Стараясь не слишком обидеть аборигена, Марат изложил свои догадки: мол, вторгшиеся полчища Татлака могли быть названы мятежниками и варварами. Джир, снисходительно покривившись, возразил:

— Новые данные наводят на мысль, что именно восстание объединило старые расы в империю Татлак.

— Мечта о победоносном восстании — общий мотив мелких народов и низших социальных слоев, — парировал человек.

Гунад-археолог печально повторил, что пока в их распоряжении слишком мало фактов, а потому рождается слишком много догадок.

— Может быть, скоро мы будем знать намного больше, — загадочно произнес Джир, но тут же сделался скучным и пожаловался: — Мы даже не понимаем, из-за чего велись те войны.

По этому поводу Марат высказал общепринятую на Земле точку зрения. В основе всех войн, провозгласил он, лежит дележ ресурсов и транспортных путей, а устранение военно-политического конкурента — неизбежный и самый простой путь достижения главной цели. Империи, добавил Ирсанов, рушатся в результате военного поражения, если не имеют прочных внутренних связей, а народ ненавидит власть или охвачен апатией. Пока большинство граждан верит в идеалы, на которых построено государство, никакое поражение не способно уничтожить иерархическую систему державы.

Джир выслушал его в некотором замешательстве, словно никогда прежде не знал этих банальностей. С явным сомнением он буркнул:

— Любопытно… Только делать выводы пока рано. В имеющихся данных слишком много противоречий.

— Так обычно и бывает. — Человек беззаботно отмахнулся. — Истинная информация всегда тонет среди лжи, ошибок, искажений.

Гунад, горячась, выкрикнул:

— Но как же тогда отбросить шелуху и неправду, чтобы найти отгадку?

— На то есть интуиция и логика.

Джир привычно задумался, пристально рассматривая человека. После затянувшейся паузы гунад медленно проговорил:

— Я начинаю сомневаться, что ваша… — Он запнулся, видимо, не желая употреблять эпитет «варварская», — …что ваша нетрадиционная логика подскажет верный путь.

Эти реплики развеселили человека. Что на Земле, что в дебрях Галактики гуманитарии оставались ограниченными недоумками. Никакой логики, ни малейшего умения анализировать факты — лишь голый натиск. А если лобовая атака сорвалась, так впадают в панику и зовут на помощь кого угодно, хоть неандертальца из соседней пещеры.

Постаравшись очистить свой голос от дидактичное, он произнес:

— Не знаю, варварская у меня логика или обычная, какой пользуются в точных науках… Если часть фактов вступает в противоречие с остальными, их надо — по крайней мере, временно — отодвинуть в сторонку. Потом, когда построим базовую гипотезу, остальным фактам тоже найдется место; Некоторые автоматически встраиваются в концепцию, остальные приходится выбросить в мусорную корзину.

Гунад снова утонул в размышлениях, потряхивая кончиком хвоста, и наконец изрек:

— Рискованная процедура.

— Зато эффективная, — уверенно заявил Ирсанов.


То ли он убедил собеседника, то ли Джиру наскучил бесполезный спор с упрямым олигофреном категории Техно-три. Во всяком случае гунад пошевелил лицевыми пластинами и неожиданно предложил выпить. Они поочередно воспользовались синтезатором, обзаведясь бутылками и закуской, привычными для каждой расы.

— Вы в состоянии совершать вылазки на дикие планеты? — спросил Джир после второй рюмки.

Марат был морально готов к этому вопросу. Возможные экспедиции упоминались еще в первую, на Земле, беседу с Джиром, да и мерку для скафандра с него не зря снимали. Поэтому ответил бодро:

— Почему бы и нет.

— Это может быть опасно, — честно предупредил Джир.

— Навряд ли намного опаснее, чем бывало в орбитальном городе во время солнечных вспышек, — Марат покривился. — Надеюсь, оружие выдадут?

— Обязательно, — гунад засмеялся, дружелюбно шлепнул человека хвостом по спине. — И никаких запретов — стреляй в кого хочешь.

Поскольку человек был полон энтузиазма, Джир предложил немедленно приступить к тренировкам. Принесенный роботом цилиндр оказался скафандром. Раскатав плотно упакованный сверток, археолог продемонстрировал землянину эластичный костюмчик, примерно повторявший обводы человеческой фигуры с круглым мешком для головы.

— Залезай, — приказал Джир и строго добавил: — Как только прибудем на место назначения, вся экспедиция надевает скафандры и не снимает, пока не окажемся на цивилизованных планетах.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать