Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 35)


Глава 3

ЧУЖОЙ КОРАБЛЬ

Кроме Джира в экспедицию отправились два его сотрудника: Кусосип Умогос Коме и Харрем Эдиром Чиси, которых можно было называть короче — Кус и Хар. В назначенный час команда собралась перед входом в главный корпус истфака — три гунада, один гуманоид и два робота-носильщика, на каждого из которых было навьючено не меньше центнера багажа.

Аэролет доставил их в космопорт, и здесь, среди суеты бесчисленных рептилий, Марата снова захлестнуло дорожное томление. Заметив, что человек нервничает, Джир озабоченно поинтересовался, в чем дело.

— Не могу привыкнуть к таким скоростям, — немного схитрил Марат, не желая признаваться, что душа не лежит к путешествиям. — Провел несколько часов или дней в каюте, а потом выходишь на другой планете или у другой звезды.

Джир рассмеялся. Археолог был полон адреналина и, соответственно, энтузиазма. Звездная дорога манила гунада, обещая открытия и славу.

— Это нормально, — сказал он, легкомысленно вращая загнутым кончиком хвоста. — В этом и заключен смысл прогресса — сделать Вселенную меньше.

Не было ни пограничников, ни таможни. Джир предъявил билеты и керамические идентификаторы, участникам экспедиции просканировали папилляры и сетчатку, некоторое время продержали в неудобных креслах, нацепив на головы телепатические датчики, после чего без долгих формальностей проводили к небольшому космолету, похожему на рыбку с аккуратными дельтовидными крылышками и ромбиками хвостового оперения. На глазок Ирсанов оценил, что в кораблике тонн триста массы — размерами он был как суборбитальные астробусы Земли.

Вокруг корабля копошилась стартовая команда: гунады, роботы и дюжина совершенно кошмарных тварей. Больше всего эти существа напоминали большеголовых двухметрового роста трехглазых спрутов с тремя парами длинных щупалец.

— Кто такие? — робко полюбопытствовал Марат.

— Варвары, — презрительно сообщил Хар. — Тупые лентяи. Пригодны только для самых примитивных работ. Кус добавил:

— Земноводные с Фирима. Буйные выродки, все время норовят бунтовать.

— За что и получают регулярно, — засмеялся Хар. — Хотя некоторые особи даже в полиции служат.

— Хватит болтать! — сердито прикрикнул Джир. — Бегом на корабль. Скоро взлетаем.


Внутри было шесть пассажирских кают, общий салон и рубка управления с двумя пилотами. Дорожную сумку Марат бросил на полку утопленного в переборку шкафа.

Делать было больше нечего, и он отправился в салон, где столкнулся с начальником экспедиции, который беседовал с командиром корабля.

— Лететь недолго, от силы… — Астронавт назвал гунадскую меру времени, соответствующую примерно трем часам. — По цепочке порталов пройдем с разгона, потом выпрыгнем прямо в системе Кюкоз.

— Без промежуточных остановок — это удобно, — одобрил археолог.

— Вот именно. Только не советую слишком напиваться. Может укачать.

Джир заверил, что среди них алкоголиков нет, но при этом опасливо покосился на человека. Гунад не знал, какие привычки у Марата. Командир, не посвященный в такие нюансы отношений между членами экспедиции, поинтересовался, где остальные. Джир деликатно показал хвостом на каюту Куса.

— Извращенцы, — осуждающе изрек астронавт.

Глава экспедиции примирительно смягчил формулировку:

— Современные нравы.

Они явно говорили не о том, поэтому Марат, забеспокоившись, осведомился, как подготовиться к полету. Его не поняли, поэтому землянин поделился воспоминаниями, как его по дороге на Гундайру заставили раздеться и прикрепили катетеры.

Глаза обоих гунадов сделались впятеро больше обычного диаметра. Потом астронавт расхохотался и прохрипел сквозь смех:

— Я и не думал, что такое старье до сих пор летает…

Впрочем, он быстро успокоился и заверил человека, что на современных кораблях неприятных ощущений быть не может, потому что жилые отсеки оборудованы нейтрализаторами инерции. «Ну, конечно, в старых кораблях только нас, дикарей можно возить, — разозлившись, подумал Марат. — Да и то в люксе, где гунады летели, наверняка условия были покомфортнее…»

А между тем капитан удалился в рубку. Джир воспользовался синтезатором, обзавелся выпивкой и сказал с виноватым видом, словно оправдывался:

— Наш алкоголь не годится для вас.

Гунад отхлебнул из высокого тонкого фужера, в котором тяжко покачивалась, пузырясь, густая бледно-фиолетовая, как слабый раствор марганца, неизвестная субстанция.

— Знаю, — буркнул Ирсанов. — Предупреждали.

— Ну да, — спохватился Джир. — Мы же пили в вашем доме.

Свободного времени было навалом и больше, поэтому он решил не только выпить, но и перекусить. Вставив штеккер инфоблока в разъем синтезатора, Марат выбрал файлы заказа. Умная машинка услужливо сообщила солидную цену в хонах. Марат поморщился: эта сумма соответствовала почти сорока галаксам. В. их поселке такое угощение обошлось бы вдвое дешевле, но здесь, на корабле, почему-то не было скидок для работников Аунаго. Наоборот, фирма-перевозчик грабила пассажиров дорожными наценками.

Чертыхаясь и вздыхая, Марат перевел требуемую сумму со своего счета, и синтезатор загудел, складывая атомы в нужном порядке. Через минуту на столике перед ним стояли четвертинка «Московской», бутылка томатного сока, баллон нарзана, салат с креветками, банка пикулей, нарезанный ломтиками хлеб и тарелка севрюги, запеченной в майонезе с помидорами и грибами.

— Выглядит

соблазнительно, — признал Джир.

Закусывая самодельную «Кровавую Мэри», Марат неуклонно приближался к нирване. Лениво ворочались мысли среди сплетений нейронов и синапсов. Полет протекал незаметно, романтика межзвездных странствий совершенно не ощущалась, но все равно было интересно.

Хуже всего, когда жизнь перестает радовать разнообразием и новизной, так что монотонно сменяющиеся дни делают существование гнетущей каторжной повинностью. Кто-то сдается, обрекая себя на распад личности, другие продолжают тянуть лямку, поддерживая в себе почти несбыточную надежду, что случится чудо, кошмар вот-вот будет оборван, и начнется нечто совсем новое, еще не испытанное.

Так было с ним на Гермессионе — каждый день Марат мысленно представлял, как покончит с осточертевшим идиотизмом, невыносимость которого превращала его в тупой механизм, покорно бредущий к гибели. Лишь мечта о Земле спасла его в те годы, помогла пережить страшный период.

Перебравшись на старую планету, он избавился от этого чувства. На Гундайре же пропали даже воспоминания о страшном времени духовного самоуничтожения. Наверное, все дело в надежде: человек полноценно живет лишь в мире, где способен мечтать. Либо — в мире сбывшейся мечты.

Только изредка у Марата появлялись опасения, что вскоре снова навалится чувство однообразия и захочется чего-то нового…


Через часок с небольшим в салон явились любовники. Шаловливо посверкивая глазками, хихикая и поглаживая друг дружку, Кус и Хар взяли себе по бутылке темно-вишневого пойла, тарелочку зеленых стебельков с крохотными листочками и по брикету рыхлой массы, распространявшей резкий пряный аромат.

Джир укоризненно заметил: дескать, не переусердствуйте, вам еще работать. Молодые гунады заверили шефа, что для них такая порция не опасна. Начальник посматривал на ассистентов строго, но без осуждения. Вероятно, смирился с их ориентацией. «Кто из них активный, а кто вовсе придурок?» — машинально подумал Ирсанов. В этот момент глава экспедиции наконец заговорил о главном.

— Довольно резвиться, — сурово заявил Джир. — Наш новый спутник еще не посвящен в план исследований.

— Надо рассказать, — равнодушным голосом согласился Кус. — Если вы считаете, что так надо.

— Безусловно, это может оказаться полезным. — Джир коротко хихикнул. — Как мне кажется, на некоторые объекты сможет проникнуть только землянин. Он долго жил в мире, где часто случалась невесомость.

Хар оскалился и, противно шипя, вставил:

— Ну, если так, то конечно. Землянину повезло — он пойдет первым.

Было в их недоговорках что-то обидное. Марат заподозрил даже, что гунады намекают на неизвестные ему обстоятельства и при этом исподтишка издеваются. Впрочем, доказательств тому не имелось, поэтому оставалось ждать — раньше или позже все прояснится.

— Внимательно вас слушаю, — сказал он сухо.

Джир глубокомысленно поведал, что начать придется издалека. Потом заговорил о вещах, которые Марат успел узнать и без него:

— Во времена Татлака были построены порталы в тысячах звездных систем, в том числе и возле вашего Хандо… Солнца. Сегодня мы ввели в эксплуатацию от силы каждую десятую линию. Однако, если необходимо, транспортные корпорации могут восстановить почти любой тоннель, открыв дорогу к новой звезде. Обычно расширение старой трассы продолжается несколько дней, не больше.

— Если это так просто, почему бы не ввести в действие порталы по соседству с Солнцем? — немедленно заворчал человек.

Поморщившись, шеф напомнил, что восстановление свернутого пространства и реставрация портала стоят недешево.

— Нужны веские причины, чтобы спонсоры или инвесторы согласились оплатить подобное предприятие, — строго сказал Джир. — Артефакты предтеч — именно такая причина. По данным, которые опубликованы аркхами, мы определили секторы, где велись активные боевые действия, и теперь Аунаго строит тоннели к десятку звезд. Однако Нифбезил Цилонк управился раньше нас. Нетерпеливый холерик Хар перебил шефа:

— К счастью, тиадзары — наши союзники. По крайней мере, когда речь идет о противостоянии с клантами, ивобзинами и делсами. Они заселили миры, прежде принадлежавшие Колмунтоху и Туллабу.

Впервые за время их знакомства деликатный Джирдон Адхив Сино рассвирепел и, повысив голос, потребовал, чтобы Харрем Эдиром Чиси заткнулся. Пристыженный гомик поспешно выполнил повеление начальства, и Джир продолжил гораздо спокойнее:

— Мой несдержанный ассистент в чем-то прав. Нам сильно повезло, что открытие сделано тиадзарами. Сейчас между Тиадзыком и Гунадри прекрасные отношения, и гладкошерстные коллеги любезно разрешили моей группе принять участие в исследованиях объекта. Представляете?

— Признаюсь, не очень, — честно сказал Ирсанов. — Никто так и не объяснил мне, что найдено возле Кюкоза.

Его реплика вызвала замешательство среди гунадов. Три ящера долго бросали недоуменные взгляда то на человека, то друг на друга. Кус дернулся, собираясь ответить, но дисциплина и недавняя выволочка, учиненная Хару, заставили его промолчать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать