Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 49)


— Тем лучше, — сказал Ирсанов. — Займитесь каретой.

Направив стволы на угол экипажа, Пауль ударил лучами. Вслед за ним Сабина расстреляла другой угол, после чего наемники выломали днище. В этот момент заговорил Джир из корабельной лаборатории:

— Map, начались интенсивные радиопереговоры между деревней и княжеским замком.

— Вероятно, кто-то из туллов добрался до деревни и сообщил о нашем появлении, — предположил Ирсанов. — Сколько времени нужно им, чтобы привести подмогу?

После паузы Джир неуверенно сказал, что деревенские туллы могут прискакать верхом минут за десять, пешком прибегут через полчаса, а дорога от замка заняла бы больше трех часов.

— Время пока есть, — резюмировал Марат.

Он быстро приблизился к разбитой карете и включил тусуми на полную мощность. Туллы-пассажиры мгновенно перестали шевелиться и, сделавшись молчаливыми, послушно выбрались в дорожную грязь. Марат задавал вопросы, конвертируя слова через телепатический усилитель.

Туллы недружно бормотали на языке, с переводом которого инфоблок скафандра справлялся весьма плохо: местный диалект сильно отличался от старотуллабского. Лишь благодаря тусуми, Марат сумел разобрать, что мудрецов-летописцев в карете нет. Сын князя поехал на прогулку с новой пассией. О давних войнах наследник знал немного — слыхал, что в незапамятные века случилась разборка между небесными гостями, которые мимоходом сильно пожгли планету.

Раздосадованный тупостью аборигенов, Марат откачал у загипнотизированных туллов по несколько кубиков крови и срезал кусочки кожи. По словам Джира, из этих образцов можно было извлечь крохи генетической памяти.

— Map, отступайте к челноку, — приказал Джир. — Много туллов движутся к вам со стороны поселения. Огнестрельного оружия незаметно, тем не менее будьте начеку.

Предупреждение чуть запоздало. Атака началась, когда Марат с двумя наемниками подбегали к остальным.

В солдата, стоявшего крайним слева, из кустов полетели тяжеленные камни. Один из них угодил в лоб шлема, повалив человека. Почти тотчас же упал и его сосед, обмотанный клейкими нитями паутины. В ответ Марат и его спутники хлестнули по зарослям лучами, но несколько туллов успели запрыгнуть на лежащих людей, тыча в скафандры громадными кусками металла.

Туллов быстро перестреляли, повторных атак не было. Не теряя времени, люди подхватили упавших и, набрав высоту, полетели к холму, где ждал челнок.


В тесной кабине кораблика Влад и Сатина расстегнули скафандры на раненых. Поцарапанный пулей Пауль держался неплохо, кровотечение прекратилось, а встроенная в скафандр аптечка впрыснула парню все необходимые антибиотики.

Почти не пострадала и спеленутая паутиной Клео. Выкованные кустарным способом сабли аборигенов не смогли пробить прочные пластины ее брони, так что девица отделалась ушибами. Напротив, Борис получил очень тяжелое ранение: заостренная полоса черного металла дважды проткнула не успевший затвердеть нагрудник, поразив наемника в печень и порвав кишечник.

— Надо было переключить скафандры в боевой режим! — раздраженно бросил Марат.

Влад процедил, почти не разжимая зубов:

— Наши скафандры не такие крепкие, как ваш, сэр. Дешевая версия — защищает лишь небольшую часть тела.

Тем временем Сабина и Клео приложили к ране Бориса портативный полевой медицинский агрегат. С минуту машинка, меняя расцветку, гудела — определяла биологический вид пациента и характер поражения. Затем выпустила гибкие усики, которые проворно вползли в раны. Другие отростки воткнулись в кожу вокруг разорванных тканей. Кровотечение сделалось слабее, но на губах раненого выступила темно-красная пена.

— Умирает, — констатировала Сабина и отвернулась. Влад закрыл солдату глаза и забормотал молитву. Приблизив лицо к уху Марата, Клео негромко спросила:

— Как вы думаете, сэр, его будут оживлять?

— Наверняка, — убежденно сказал Чэнь. — Он был хорошим солдатом, а Хозяева воскрешают даже новичков, которые накрылись в учебке.

Разговор об оживлении смутил Ирсанова: физик никогда не слышал, что гунады способны делать это. Ему растолковали, как в клонированное тело записывают психоматрицу, и человек получается будто новенький. Нечто подобное рассказывала Луиза, но тогда не было речи о клонах.

— Будем надеяться, что еще увидите Бориса, — уклончиво произнес Марат.

Честно говоря, он не слишком верил в благотворительность гунадов. С другой стороны, подобные операции не могли быть слишком дорогими для Техно-четыре. Так что, возможно, и оживят. Хотя, если рассуждать здраво, то оживленный не станет тем человеком, который только что умер на полу пассажирского отсека. У клона будет другое тело, будет другая личность, а сознание прежнего Бориса оборвалось в момент, когда перестали течь ионы по нервным связкам.

Прежний человек исчез, вместо него возникнет новая версия. Будь это робот, разницы бы не было. Иначе для человека, но ничего тут уже не изменить.


Во время дезинфекции в шлюзе экспедиционного корабля Паулю вдруг стало плохо. Теряя сознание, наемник опустился на колени, потом свалился на бок, струи химикатов хлестали по скрюченной фигуре.

Когда закончилась обработка и сослуживцы вытащили Пауля из скафандра, стало ясно, что у парня жар. Роботы запихнули бесчувственного раненого в герметичную капсулу с заживляющим раствором и увезли в закуток, где был развернут походный лазарет.

— Может, пули были отравлены? — предположил Марат, снимая и складывая скафандр. — Или микроорганизмов

надышался.

— Не каркай, — неприязненно посоветовала Клео. — Обычное дело. Лекарства затягивают рану, вот температура и поднялась.

— Со мной такое часто случалось, — подхватил Чэнь. — Ночь проспится — будет как новенький. Сабина добавила, поморщившись:

— Образованный прав. Планета была грязная, в рану могла попасть всякая дрянь.

Марат почувствовал себя лишним среди этих бывалых воинов, питавших к нему негативные классовые чувства. В неважном настроении он нашел Джира и передал материалы — диск с записью биоволн и ампулы генетических проб.

— Неплохо поработал, — сказал гунад. — Ты заслужил премию.

— У нас потери, — напомнил Ирсанов.

— По вине твоих соплеменников! Дерьмовые достались нам солдаты, ничего не умеют.

Джир весьма раздраженно перечислил грубейшие ошибки, допущенные шестеркой наемников. По его словам, солдаты-земляне так и не научились пользоваться видеосистемами боевых скафандров, иначе вовремя заметили бы приближение оравы туллов и успели бы нейтрализовать противника с безопасного расстояния.

— Как были-были уличной шпаной, так и остались-остались мелкими бандитами-бандитами… — Глава экспедиции резко дергал хвостом в такт словам. — На Земле они участвовали только в криминальных разборках, там не было нужды в сосредоточенной стрельбе на полное поражение.

— Оставим это, — Марат поморщился. — Что теперь — возвращаемся или берем курс на Норлатте?

— Ни то, ни другое, — Джир был мрачен лицом, однако настроен решительно. — На Укуми есть объект, который мы обязательно должны изучить.

— Мы?

— Вы! — Гунад кивнул. — Я уже послал туда роботов, но скоро понадобится вмешательство разумного исследователя.

Взмахом руки он остановил вопросы и возражения ошеломленного и возмущенного человека. Затем включил монитор, и трехмерная панорама заняла почти четверть лаборатории. Полуостров был изрезан сетью каналов, одетых в камень или бетон. А на берегах громоздились руины — уродливые куски чудом устоявших стен, между которыми густо росли сорные травы, колючие кусты, деревья и целые рощи.

— Когда-то здесь был город, — машинально прокомментировал Марат.

— Вероятно, — Джир подергал бляшками левой щеки. — Или морской порт. Или окраина космодрома. Или военная база… Но сейчас под этим скелетом большого дома… — прошел он сквозь голограмму и показал пальцем — …сохранился бункер, в котором спрятаны элементы развитого Техно-пять.

Человек понимал, чего потребуют от него гунады. И еще он понимал, как опасна Укуми — смертельно опасна. Из первой вылазки не вернулись двое, вторая может забрать всех оставшихся. И тем не менее Марат спросил:

— Там остались действующие изделия?

— Нет. Там много трупов и какие-то компоненты Техно-пять. Их необходимо забрать.

— Роботы не смогут?

— Роботы многое повредят.

— Но солдаты устали и деморализованы.

— У вас будет время отдохнуть, — успокоил его Джир. — Сейчас там полдень, а вы пойдете на планету, когда над полуостровом начнет смеркаться.

Выбора не оставалось, но это не означало, что он снова полезет в опасность, позволив завязать себе глаза. Не слишком почтительно отодвинув Джира, Марат изменил масштаб изображения. Теперь полуостров помещался на голограмме целиком, и стала видна исполинская — в несколько километров шириной — траншея, тянувшаяся из глубины континента. Когда-то этот грандиозный шрам коснулся городских окраин, и города не стало.

— Радиация? — осведомился человек.

— Ерунда. Не опасно даже для твоей расы. — Гунад переместил фокус изображения, так что стал виден противоположный берег внутреннего моря. — Вот настоящая опасность.

— Большой процветающий город?

— Много городов, целая империя. — Джир был возбужден. — У них есть большие корабли — морские и воздушные. Некоторые сейчас близко от нашего объекта. Если вашу посадку засекут, парусники и дирижабли подойдут быстро. Ты понимаешь, что из этого следует?

— Понимаю, — сказал Марат. — У нас будет мало времени для спокойной работы. Поэтому придется стрелять.


Работали в темноте, при свете прожекторов. Расставив солдат по периметру, Марат сидел в кабине челнока, контролируя события с помощью множества мониторов. Роботы копали шахту, пробиваясь к бункеру, погребенному под десятками метров и сотнями тонн обрушившихся строений.

Приборы просвечивали грунт на солидную глубину, и стали видны скелеты, замурованные под слоями вековых наносов. Преобладали существа, давно известные гунадской археологии: панцирные гуманоиды (вероятно, флонды), кентавры (видимо, леки) и головоногие, защищенные костяными раковинами, — этих Джир назвал земноводными моллюсками. Вдали от бункера преобладали моллюски, вблизи трупов всех видов было примерно поровну, в самом же бункере — только леки и флонды.

— Джир, картина становится понятной, — сказал человек в интерком, над которым светилась голограмма превращенного в лабораторию космолетного отсека. — Бронированные амфибии служили Татлаку. Имперский флот разбомбил планету, после чего моллюски пошли на штурм бункера, где закрепились повстанцы — гуманоиды и кентавры.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать