Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 50)


— Обдумаем, — лениво и добродушно проворчал гунад. — Когда проникнешь в бункер, проследи, чтобы роботы упаковали штук восемь скелетов — может, удастся выкачать из них немного генной памяти. Но главное — подбери все искусственные предметы.

— Ты хоть знаешь, в который раз это говоришь?

— И еще повторю — может, все же запомнишь.

На первый взгляд могло показаться, что у Джира игривое настроение. Однако Марат хорошо изучил коллегу-рептилию, поэтому почти не сомневался: гунад нервничает. Это могло быть возбуждение охотника в ожидании добычи, но человек не исключал, что причина кроется в чем-то другом. Знать бы только, в чем именно.

Забеспокоившись, он окликнул солдат и спросил, не видно ли опасных движений. Наемники заверили, что обстановка предельно спокойна. Их голоса были безмятежны, однако Марат продолжал сомневаться — начальник экспедиции вел себя слишком подозрительно. С другой стороны, Джир не мог подставить его — предупредил бы, появись хоть намек на угрозу. Может, гунаду и наплевать на людей, но Джиру очень хотелось получить артефакты Техно-пять, а потому он был заинтересован, чтобы группа Ирсанова вернулась с добычей.


До свода бункера роботы пробивались еще около часа, потом потребовалось втрое больше времени, чтобы прорезать крепчайшие перекрытия. Это был не сталебетон и не камень, а монолитный силикат, армированный монокристаллическими нитями вольфрама. Твердость алмаза, упругость булата и теплопроводность кирпича — идеальный стройматериал.

Две луны — кружок и серп — освещали развалины, стоячую воду каналов и котлован над бункером. Роботы уже копошились внутри убежища. Приказав механическим ящерам врубить прожектора, Марат спустился в подземелье на слабой тяге антиграва.

Среди превратившейся в труху мебели валялось не меньше сотни скелетов. Самое сильное впечатление производили человекообразные фигуры, покрытые панцирями из крупных пластин-чешуек. Большинство флондов ростом были гораздо выше двух метров, да и в плечах оказались шире земного человека. Могучая была раса. Марат весело поинтересовался:

— Джир, ты всерьез считаешь, будто я похож на этих монстров?

— Не отвлекайся, потом язвить будешь! — сердито бросил начальник экспедиции. — Собирай добычу.

— Добычи немного, — вздохнул разочарованный Марат. — Только останки. Машины не выдержали пытки временем.

Смешливо пофыркав, Джир признал красоту образа, но вновь потребовал прекратить болтовню и быть серьезнее.

— Детекторы показали, что в бункере есть Техно-пять! — напомнил он. — Бери все, что хоть отдаленно напоминает об искусственном происхождении!

Первым делом Марат отобрал несколько хорошо сохранившихся скелетов. Упаковав останки, роботы унесли добычу в челнок. Затем, пользуясь портативным технодетектором, Ирсанов отыскал среди мусора, пыли и осколков какие-то предметы, возможно, имевшие искусственное происхождение. Скорее всего, это была древняя наномасса, давно утратившая даже намек на активность.

Еще он нашел немало покореженных коррозией обломков — металлических, керамических, пластиковых. Выглядели все находки крайне жалко, но Марат надеялся, что специалисты на Гундайре сумеют восстановить прежний вид этих устройств. Хотя в глубине души догадывался, что надежд маловато: большая часть металлических деталей наверняка рассыпалась от ржавчины.

Контейнер за контейнером уходили на поверхность, но Марат не слишком радовался обилию находок. Даже если удастся восстановить коллективную память наномассы, весьма сомнительно, чтобы в чудом спасенных файлах содержались действительно важные сведения. Вот если бы на стенах бункера были начертаны исторические хроники да намалеваны карты галактических секторов с точным местоположением главных баз Татлака и Боазунги… Увы, такие чудеса случаются только в авантюрных видеосериалах.

— Всем внимание, — нервно прохрипел в микрофонах голос Влада. — Приближаются корабли.

— Какие корабли? — Марат решил, что речь идет о космолетах. — Сколько их?

— Не меньше пяти-шести парусников ползут в нашу сторону, — отрапортовал сержант. — Передний спускает паруса. У него еще колеса по бокам и пушки торчат из окон — я такие в старых мультиках видел.

Камеры наблюдения, установленные в радиусе нескольких километров от места раскопок, показали панораму. Головной корабль медленно резал темную воду, подсеребренную лунным светом. Типичный пароходофрегат середины XIX века — орудия выглядывают из бортовых амбразур. Неповоротливая артиллерия, но залп может доставить неприятности. И наверняка по трюмам сидят абордажные команды…

— Приготовиться к эвакуации, — крикнул Марат. — Джир, они уже в канале. Я сворачиваю работу.

С орбиты ответили без задержки и без снисхождения.

— Никуда вы не улетите, — неумолимо заявил начальник экспедиции. — Роботы как раз пробиваются к большому сгустку Техно-пять.

Марат заорал, что сейчас начнется новая перестрелка, но гунад просто не пожелал отвечать на панические вопли гуманоида. Лишь сказал равнодушно:

— Продолжай работу. Челнок не вернется за вами, пока ты не достанешь все артефакты.

— Подонок! — выкрикнул человек.

Антиграв скафандра вынес его из бункера. С высоты в полсотни метров Ирсанов увидел втянувшуюся в канал эскадру и взлетающий на малой тяге челнок. Голос Джира сообщил:

— Кораблик скоро вернется. Постарайся, чтобы к тому времени был извлечен интересующий нас объект.

Проявив невероятную широту души, гунад разрешил перебросить на оборонительный рубеж трех роботов, в комплектацию которых входили

плазменные резаки.

Колесные пароходы приткнулись к осыпающимся стенкам канала, и матросы стали крепить швартовые концы. Включив на полную мощность все динамики, Марат произнес речь: дескать, мы пришли с миром и не желаем кровопролития.

В ответ корабли дали залп из бортовых орудий, засыпав руины градом ядер и разрывных гранат. По причине неприцельной стрельбы среди людей пострадавших не было. Затем по трапам на берег хлынули старые знакомые — тиадзары, вооруженные секирами и арбалетами. Двуногих шакалов Марат насчитал сотни три-четыре. За ними высадился второй эшелон — сотня туллов с мушкетами.

Роботы все еще возились, извлекая главный объект, челнок по-прежнему разгружался в ангаре космолета. Грязно поименовав Джира, дерьмовую Вселенную и поганых аборигенов, Марат скомандовал:

— Делать нечего, братва. Огонь на поражение.

Наемники словно ждали такой команды — немедленно надавили спусковые сенсоры. Первые лучевые пакеты подчистую выкосили авангард тиадзаров. С кораблей снова грянули пушки, но наемники, не обращая внимания на свист ядер и осколков, продолжали расстреливать рвущиеся вперед пехотные цепи.

— Бейте по кораблям! — надрывался Марат.

Его не пожелали слушать и доигрались — ядро Третьего залпа поразило кого-то из людей. Продолжая расходовать резервы ненормативной лексики, Марат послал в атаку роботов, и те, проложив дорогу плазмой, пробились к берегу, подожгли два корабля и взялись за третий.

Не растерявшись, туллы-мушкетеры расстреляли роботов, а затем перенесли огонь на окна полуразрушенных зданий, из которых наемники поливали их лучами. Тиадзары поддержали стрелков, пуская стрелы из арбалетов. После этого продолжали стрелять лишь два землянина: Чэнь залег в груде обломков, которая прежде была большим крупноблочным домом, а Сабина пристроилась на втором этаже громадной стены и палила из оконного проема. Монитор контроля личного состава показывал, что Влад тяжело ранен, а Клео — убита.

Наступательный пыл аборигенов угасал, охлажденный чудовищными потерями. Туллы и тиадзары искали убежища, чтобы укрыться от разносивших смерть лучей. Наступал удобный момент, чтобы переломить плавное течение боя. Вытянув руку, Марат открыл беглый огонь по мушкетерам и крикнул:

— Чэнь, Сабина, прекратите стрелять по камням! Бейте в корабли, поджигайте…

Он закашлялся, не закончив героический приказ. Тем не менее, к великому его удивлению, на этот раз наемники послушались и вскоре на флагманском паруснике загорелась корма. Нестройные массы тиадзаров хлынули назад, к берегу.

В этот момент под шлемом снова послышался голос Джира, пожелавшего сообщить, что челнок возвращается на планету. В отличие от увлеченного боем Ирсанова, начальник экспедиции был осведомлен, как продвигаются раскопки. Оказалось, что главный объект уже извлечен из ниши в стене, где был замурован на протяжении дюжины веков.

— Подберите раненых и отходите к лагерю, — велел гунад. — Челнок сядет возле бункера.

Марат и сам понимал: негоже оставлять тела солдат в чужом мире. И еще он понимал, что гунадов беспокоит другое — как бы скафандры и оружие Техно-четыре не достались потомкам Туллаба. В данном случае их намерения совпадали.

Поскольку раскопки закончились, он послал освободившихся роботов на поиски убитых наемников. Оставшимся в живых Ирсанов приказал оставить периметр и отходить. Эвакуация вроде бы осуществлялась благополучно, однако парусники дали новый залп, и на мониторе погасла кардиограмма Чэня.

— Сабина, вруби антиграв и лети к бункеру! — потребовал Марат.

— Зачем? — яростно прорычала турчанка. — Нас бросили!

— Не будь дурой, челнок возвращается!

Неожиданно из полуразрушенного здания заработал лучемет, и пучки квантов прошлись по палубе туллского корабля. Объяснение этому было лишь одно: раненый Влад очнулся и открыл огонь.

На кораблях замигали огоньки — видимо, поврежденный флагман передавал распоряжения местным аналогом светового телеграфа. Затем из бортовых бойниц вырвались языки пламени, канал окутался облаком порохового дыма. Десятки ядер и гранат, выпущенных залпом, ударили в дом, где занимал позицию сержант-землянин. Спустя секунду древняя стена обрушилась.

В небе уже были видны габаритные огни челнока, Сабина летела к лагерю, роботы эвакуировали тела Чэня и Клео. Влад, успевший взлететь на антиграве, висел над полем боя, непрерывным огнем поражая вражескую пехоту, которая вновь пошла в атаку. С кораблей спустились новые отряды туллов и тиадзаров.

— Влад, поспеши в лагерь, мы скоро улетаем, — позвал Ирсанов.

— Ты не мой командир, — невнятно пробормотал наемник. — Я еще не нагулялся, я этих тварей мочить буду, пока не перебью до последнего…

Не слушая уговоров, он продолжал стрелять, беспорядочно направляя лучи в пехоту и на корабли. Потом туллы-мушкетеры дружным залпом достали сержанта, и лучемет умолк. После этого туземцы, не встречая сопротивления, сделали рывок, ворвавшись в развалины, где совсем недавно держали оборону земные наемники. От бункера их отделяло не больше километра ровной местности, слегка присыпанной битыми стройматериалами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать