Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 58)


Сильно расстроенный, Марат набрал номер Айронса и осведомился:

— Из-за чего они так всполошились? Моя глюонная ловушка заработала?

— Я думал, ты сам поймешь. — Кажется, Дерек был разочарован в его умственных способностях. — Все дело в антивеществе. Облако ионизированных антиядер способно проникнуть сквозь экран поляризованной трансцендентности.

Это была сенсация. Переварив сообщение, Марат задумчиво произнес:

— Значит, если наши адмиралы додумаются…

— В том-то и дело, что уже додумались! Некто Бентуров провел пробные стрельбы и вдребезги разнес пару астероидов. Разумеется, в адмиралтействе еще не знают, что силовые поля Великих Гостей не защищают от антивещества. Новые боеголовки стали делать, потому что аннигиляция бабахает сильнее термоядерного синтеза.

— На месте гунадов я бы тоже забеспокоился, — признался Марат.

— Так то ты, — хмыкнул Дерек. — А представь, каково гунадам — на их месте.


Среди ночи Марата грубо вытащили из постели. Щурясь от яркого света — все плафоны были почему-то включены — человек долго соображал спросонок, что за кошмар ему привиделся. Наконец пришлось сделать вывод, что это не сон, — дом на самом деле полон молчаливых гунадов, облаченных в темно-синие мундиры Миграционной службы.

На вопросы: дескать, что творится, — никто не отвечал. Даже старый недобрый знакомый инспектор Чахель, возглавлявший обыск.

Копы конфисковали инфоблок и все мини-диски. Просмотрев файлы, Чахель удовлетворенно констатировал наличие запрещенной информации. После этого на Марата надели наручники и зачитали приказ о превентивном аресте. Человек сильно перетрусил, но все оказалось не так уж страшно. В офисе Миграционной службы ему всего лишь нацепили на голову датчики и попросили несколько минут посидеть неподвижно.

До середины следующего дня он скучал в камере-одиночке. Утром после кормежки повели на допрос к Чахелю, в кабинете которого сидел Джир.

— Ты всерьез думал обмануть и переиграть меня? — прорычал старший инспектор. — Надеялся сохранить запрещенные сведения? Ты не представляешь, что тебя ждет!

Джир обеспокоено предупредил:

— Прошу вас, инспектор… Он нам нужен. Пока.

— Знаю. Иначе давно бы отправил наглого дикаря на промывку памяти… Когда вы намерены отослать его обратно?

— Думаю, две-три вылазки — и все.

— Будем надеяться, что он погибнет, избавив нас от лишней возни, — рявкнул Чахель. — Иначе мои умельцы нарисуют в его извилинах особые файлы психоматрицы. Варвар будет помнить, что с первого дня добросовестно работал на нас, предавая своих диких соплеменников.

— Надеетесь, что его замучают угрызения совести? — поинтересовался археолог.

— Вряд ли, — полицейский подергал ухом. — Совесть — глупая выдумка, существующая разве что в самых примитивных варварских общинах. А этот дурачок достаточно нахватался цивилизации, то есть успел стать прагматиком. Я как-то смотрел исторический фильм на похожую тему. Оказывается, в старину гунады страдали, совершив поступок, который считался неэтичным. Некоторые даже кончали самоубийством. Вы можете представить нашего современника, который бы приставил бластер к виску из-за такой ерунды?

Инспектор захохотал. Профессор искренне поддержал его смех, подтвердив:

— Ни за что!

— Вот именно, — провозгласил Чахель. — Каждый всегда поступает так, как это ему выгодно, а угрызения совести хороши, чтобы запугивать ими варваров или маленьких детей… Нет, наш дикарь переживет осознание собственного предательства и будет посылать нам необходимую информацию, а если придется — станет ликвидировать себе подобных, чтобы услужить хозяевам. И он всегда будет помнить, сколь ничтожен в сравнении с нами, и чувство собственной неполноценности станет терзать его сильнее, чем самая занудливая совесть.

— Хитро, — одобрительно признал Джир. — Видишь, Map, ты проиграл по всем пунктам.

Марат промямлил, что гунады придают слишком много значения сущей ерунде и что он вовсе не собирался вывозить на Землю недозволенную информацию. Чахель презрительно оборвал его оправдания:

— Не ты первый хочешь обмануть нас и похитить сведения, важные для низшей расы. Никому это пока не удавалось. И не удастся, чему ты должен радоваться.

— Не вижу причин для радости.

— Причина в том, что вам не нужно знать слишком много, — сочувственно произнес Джир.

Неожиданно сменив тон на более сдержанный, старший инспектор произнес усталым голосом с жалобными нотками:

— От вас, дикарей, одни хлопоты. В любой момент может разразиться война, правительству придется навербовать в армию много-много варваров вроде тебя. Вы там узнаете много лишнего, а у полицейских потом, когда начнется большая демобилизация, руки будут отваливаться — на такую ораву психоматрицы готовить.

— Легче просто всех поубивать.

— Не шути так, бесхвостый, — обидевшись, строго сказал коп. — Мы не изверги.

— Значит, война неизбежна? — забеспокоился Джир.

— К сожалению.

Махнув рукой, Чахель решительно высказался: дескать, война, так война, хуже все равно не станет, а в открытом бою можно покончить с накопившимися за века проблемами. Еще он пошутил, что без войн археологи могли бы остаться без работы.

Они с Джиром посмеялись, после чего старший инспектор снова вспомнил о проштрафившемся варваре и провозгласил вердикт:

— Ваш гость, Джирдон, слишком много узнал и вообще вел себя нелояльно. Все лишнее необходимо стереть еще до установки

психоматрицы.

Старший инспектор напомнил, что на «Освободителе» Марат выдал аборигенам существование Старших Миров, хотя мог бы придумать безобидную легенду. Досталось и

Джиру, который сквозь пальцы смотрел, как варвар записывает в свой инфоблок сведения Техно-пять. Археолог экспансивно возразил:

— Эти знания совершенно необходимы для нашей дальнейшей работы. Что вас беспокоит? Я слышал, что за последние полтора века не было ни одной осечки и варвары не смогли выведать ничего важного.

— Всегда есть опасения, что какой-нибудь слишком умный и вдобавок озлобленный дикарь найдет способ обмануть нас, — провозгласил Чахель. — А ваш подопечный ведет себя подозрительно и действует на нервы. Если будет продолжать в таком духе, мы подготовим для него нестандартную психоматрицу. До конца жизни он будет мучиться, вспоминая половые извращения, которыми занимался.

— У вас оригинальное чувство юмора, — Джир засмеялся. — Пошли, Map, и смирись с поражением.

— Пошли. — Человек встал со вздохом. — А философствующий полицейский — это еще страшнее, чем философствующая проститутка. Хотя большой разницы не вижу.

— Придержи язык, — лениво посоветовал Чахель. — Ты не способен меня оскорбить, потому что тявканье домашних животных не может обидеть хозяина.

Марату очень хотелось промолчать, чтобы не сделать себе еще хуже. Но не выдержал, сказал с издевкой:

— Зато тебя да и всю твою расу будет грызть комплекс неполноценности. Ведь вы понимаете, что мы — умнее вас и что вы — просто жалкие потомки дикарей, разграбивших чужой мир, но так и не сумевших воспользоваться всеми богатствами прежних культур. Ваши мозги слишком слабы, чтобы познать Вселенную, поэтому вам приходится привлекать ученых из молодых цивилизаций.

— Зато вам суждено навечно остаться рабами, — усмехнулся Чахель. — Ступай и верно служи господину. А не то плетки схлопочешь.

Неожиданно Джир заступился за приглашенного сотрудника-землянина и примирительно произнес:

— Зачем же так сурово, старший инспектор. Вчерашняя психоматрица показала, что подозрения не верны — он не передавал на Землю сведения об антиплазме, он вообще ничего об этом не знал. Map — ценный сотрудник, принес много пользы нашей науке. Пусть он провинился, но ведь не причинил вреда. По-моему, гуманоид заслуживает снисхождения.

Мрачно посмотрев на него, Чахель поморщился, барабаня когтями по захлопнутой крышке стационарного инфоблока.

— Заслуживает, не заслуживает… — вяло проговорил он и вдруг взорвался: — Я и без ваших протекций знаю, что наглый варвар может принести много пользы! Это меня и бесит — чего негодяю не хватало? Живет у нас, как никогда не жил бы на своей планетенке, громадные деньги получает, еще немного — пятый допуск и право на жительство для всей семьи получил бы… А вместо благодарности — пытается нас обокрасть и вдобавок дерзит, как детеныш! — Он умолк, яростно мотая головой и скаля зубы. Потом осведомился более спокойным голосом: — Ну хотя бы объясни, несчастный, для чего ты это делаешь?

И снова не хотел говорить, только вырвалось у Марата буквально против желания:

— Там, в Солнечной системе, десять миллиардов таких, как я, застряли в тупике. Им нужно помочь, а вы не желаете этого делать, обрекая нас на страдания.

— Map, ты говоришь ерунду, — мягко упрекнул его Джир. — Представь себе, что мы не пришли бы к людям. Кого бы тогда винил ты в бедах человечества?

Чахель добавил:

— Пойми, гуманоид, мы не питаем злых чувств к твоему племени. Но мы не можем позволить, чтобы ваша раса шагнула в Техно-четыре. Есть шесть сверхдержав, и больше их стать не должно.

— Их должно стать меньше, — подхватил Джир.

Махнув ладонью, Чахель отпустил их. В последний момент, когда Марат уже вышел из комнаты, старший инспектор негромко проговорил:

— Не беспокойся, гуманоид. Ты получишь обычную психоматрицу, без извращений.


Джир отвел человека на стоянку, усадил в машину, сам сел за руль и сказал удовлетворенно:

— Как я и думал, Чахель просто пугал нас, чтобы отвести душу. Обычная психоматрица — ты легко отделался.

— Легко, — уныло согласился Марат. — Особенно если учесть, что никакой вины за мной не обнаружили. А память сотрут, причем о самом важном. И вдобавок сделают шпионом-фанатиком.

— Не переживай, — посоветовал Джир. — Могло быть хуже.

На сей раз Ирсанов сумел промолчать. Джир оказался отнюдь не другом. Хотя, быть может, не был и врагом. Просто гунад заботился о будущем своей расы. Марат мог это понять, пусть даже трудно было согласиться с методами, которые применялись во имя столь возвышенной цели.

Полет до поселка получился недолгим. Приземлив аэромобиль, Джир с энтузиазмом объявил, что послезавтра надо будет собраться, обсудить результаты прошлой экспедиции, а заодно подумать о следующей.

— Соберемся, если надо, — буркнул Ирсанов. — Если не боитесь важные сведения неблагонадежному варвару сообщать.

Дико расширив зрачки, Джир недоуменно уставился на грустного землянина. Потом осторожно спросил:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать