Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Возвращение в Полночь (страница 72)


Глава 6

ИМПЕРСКАЯ ТРАССА

Из глубоких глазниц, обложенных мелкими панцирными чешуйками, почти не мигая, глядели пронзительные золотистые с прозеленью глаза. Зрачки были черные и формой напоминали неправильные крестики. Зунг рассматривал человека чересчур пристально — словно продолжал сомневаться: не с галлюцинацией ли общается.

— Ты попал на Погибель случайно?

— Кажется, да. — Марат вздохнул. — У меня стерта часть памяти, осталась только убежденность, что здесь может находиться база Луданга.

Бронированные створки век опустились, надолго прикрыв золото зрачков. Потом Зунг Бассар направился к пилотскому пульту, небрежно бросив:

— Луданга — татлакское слово. Мы называли эту планету иначе — Лау-Танко, что в переводе с лекского означало Смертельная Гора.

Большое тело флонда еле втиснулось в кресло, рассчитанное на капитана-гунада. Посочувствовав бессмертному повстанцу, Марат нашел блок управления и подогнал сиденье под размер панцирного седалища. Не оборачиваясь, Зунг сказал:

— Благодарю. Я отвык от удобств нанотехники.

Он уже освоился с оборудованием и явно получал удовольствие, управляя космолетом, причем старался не прибегать к услугам автопилота. Скорость приблизилась к оптимальной, курсовая линия уверенно тянулась к первой планете, до которой оставалось лететь не меньше пяти часов.

Неожиданно Зунг вернул навигационные функции компьютеру и обратился к человеку:

— Я немного отстал от жизни, а на важные темы толком поговорить не удалось. Постарайся коротко и четко передать, что происходит в Галактике.

— Охотно!

Чтобы собрать мысли, Марату понадобилось не слишком много времени. Землянин нашел в инфоблоке нужные файлы и завел повествование. Демонстрируя видеокадры и схемы, он рассказывал о взаимном истреблении Татлака и Флондох-Лека, о возвышении новых рас, о рождении молодых государств, об угнетении множества народов, не успевших достичь Техно-четыре, о полуколониальном статусе Земли.

При этом приходилось делать постоянные оговорки: «Как установлено в последних экспедициях… по крайней мере, мне кажется… так считает официальная историческая наука… по мнению авторитетных ученых…»

Заканчивая рассказ, он окончательно уверился, что не имеет точного представления о подлинной истории Пас-Лидоса и прилегающих скоплений. Ему были известны лишь беспорядочные сведения, дозволенные к широкому распространению. Набор эпизодов и мнений, удобный для властей, но не имеющий, возможно, серьезных точек соприкосновения с реальностью, а тем более — с истиной.

Терпеливо дослушав собрата-гуманоида, Зунг Бассар проговорил, посмеиваясь:

— Не беспокойся. Нам не привыкать. История всегда была свалкой глупых анекдотов. Я выслушал твою версию, и она кажется мне убедительной. Любые события можно описать множеством разных способов — все зависит даже не от честности исследователя — лишь от точки зрения.

— Став повелителем Флондох-Лека, ты тоже начал переписывать историю?

Панцирные пластинки, покрывавшие нечеловеческое лицо, дрогнули. Наверное, это была улыбка. Тусуми перевел ответ Зунга:

— Изречения вождей революции стали основой официальной истории. Наверное, так бывает в любом обществе — наука о прошлом изображает минувшие события в ракурсе, который удобен власти.

— Может быть, даже сложнее, — Марат и сам много думал об этом. — Всегда существует официальная история, удобная для правителей. Параллельно возникает альтернативная версия, создаваемая оппозицией. И есть история, выдуманная угнетенными классами. — Он почувствовал жалкую улыбку на своем лице. — Наверное, бывают и другие версии, причем все они искажают истину в угоду личным или политическим пристрастиям. История субъективна.

— Слышал такие разговоры, которые меня сильно раздражали, — Зунг Бассар встал во весь рост. — Есть прошлое, которое уже случилось. И есть настоящее, которое мы построили и должны сделать лучше, иначе не будет нам прощения. А будущего нет, оно полностью зависит от нашей воли и нашей решимости. Глупо тратить время и силы, раздумывая, как бы приукрасить прошлое. Надо бороться за справедливое будущее — в этом предназначение тех, кто пока живы.

— Хотелось бы верить, что от наших усилий хоть что-то зависит… — буркнул Ирсанов.

Два гуманоида неплохо понимали друг друга. Только слишком разными были оба, а настоящее взаимопонимание требует изрядного времени, которого у них не имелось.

Первая планета системы была совсем рядом, когда Зунг Бассар вдруг поинтересовался, где находится родина Марата. Он долго рассматривал голограмму галактической карты: редкая россыпь звездвозле двух плотных сгустков. Потом сказал неуверенно:

— Кажется, припоминаю. В тех местах была открыта система, признанная перспективной. Оригинальный биологический вид, зачатки цивилизации, много ресурсов. Мы решили поставить эксперимент — быстро подтянуть эту расу до высокой культуры. Освобожденные народы Пазолиадозза построили несколько порталов, уже готовились отряды наставников, разрабатывалась программа переобучения всех жителей… Не знаю, удалось ли осуществить этот проект.

— У нас есть легенды о небесных учителях, — осторожно сказал человек. — Но кто знает… Я скорее поверю, что началась вторая война с империей Татлак, и программу не удалось выполнить. — Он воспользовался удобным поводом перевести разговор на более интересную тему. — Ты ждал совсем другой войны.

— Верно, — Зунг удивленно уставился на человека. — Откуда ты знаешь об этом?

— Гунадами

записаны предсмертные рассказы Хахша Тиндема.

— Дурачок не понимал меня, он не верил в опасность, — Флонд нервно мотал бронированной головой. — И никто не верил! Меня считали психопатом, хотя в те времена я еще не боялся галлюцинаций… И татлаки тоже испугались моих приготовлений. Они решили, что я собираюсь, нарушив договор, напасть на обломки их умирающей империи. Вот и ударили первыми.

Внезапно замолчав, он снова сел к пульту и занялся швартовкой. Марату показалось, что воспоминания начинают одолевать бессмертного. Долгими столетиями, окруженный лишь образами прошлого, он обдумывал собственные ошибки, мечтал их исправить, строил планы мщения. Такое не проходит бесследно, даже самая крепкая психика может не выдержать.

Увы, Марат ничем не сумел бы помочь новому другу. Физик, по капризу судьбы занявшийся древней историей, он и сам был неудачником, жалкой песчинкой в бурных водоворотах судьбы. Лишь благодаря стечению случайных обстоятельств Марат стоял сейчас рядом с существом, некогда повелевавшим огромным куском Галактики.

Между тем Зунг Бассар начал торможение, а на мониторах появились строчки сообщений: база посылала запрос приближавшемуся кораблю. Эти сигналы были непонятны компьютерам экспедиционного космолета, и на голограммах высвечивались бессмысленные наборы символов.

Расхохотавшись, флонд направил корабль к сложной конструкции, занимавшей стационарную орбиту над горячей планетой.

— Можно найти нужные кодировки, — предложил Марат. — На инфоблоке начальника экспедиции наверняка, есть необходимые сведения, хотя и неполные. Я сейчас приведу Джира, и он…

Помахав рукой, Зунг презрительно сказал:

— Не хватало, чтобы угнетатель помогал освободителю, если без этого можно обойтись! Я строил эти крепости, и они должны узнать меня.

Он произнес длинную непонятную фразу — наверное, на языке леков. При этом Зунг Бассар дважды повторил свое имя. В ответ пришло короткое сообщение, которого Марат, естественно, не понял, но Зунг был спокоен, и человеку оставалось надеяться, что все идет как надо.

Похоже, страх галлюцинаций не полностью лишил Зунга разума. Пароль был принят, и корабль беспрепятственно приблизился к базе. По голограммам обзора проплывали шары, цилиндры и многогранники, соединенные решетчатыми фермами многокилометровой длины. Некоторые части конструкции поворачивались вслед космолету, словно провожали взглядами орудийных прицелов.

Зунг продолжал переговоры на своем языке, и роботы базы отвечали ему по громкой связи. Наконец корабль Аунаго втянулся в просторный цилиндрический док.

— Прибыли, — сказал флонд. — Здесь даже веселее, чем я надеялся.

Выражение покрытого панцирем лица заметно изменилось. Наверное, Зунг Бассар сиял довольной ухмылкой.

— Я почти не сомневался, что на базе стоит хоть какой-нибудь корабль, — сообщил Зунг. — Но эта машина — предел мечтаний.

Махина имперского линкора заполняла почти весь внутренний объем дока. Больше двух километров в длину, полкилометра поперечника в центральной части. Сигара с заостренными оконечностями казалась идеально зализанной, из корпуса выступали только сферические наросты огневых башен, сгруппированные возле центрального утолщения. Такое расположение артиллерии обеспечивало максимальную мощность огня вдоль оси и половину полного залпа в перпендикулярном направлении.

Строительство подобных монстров класса Техно-пять с элементами Техно-шесть всполошило Татлак, заставив вражескую империю броситься в пламя самоубийственной войны. Прямо со стапелей Луданги, то есть Смертельной Горы, линкор «Гневный боец» отправился сражаться, отогнал татлаков от Холодной Охоты, дошел до Куфона, где был сильно побит и потерял весь экипаж. Роботы едва довели изувеченный корабль до тыловой базы, где другие машины чинили его почти триста лет.

— Очень хорошая машина, — с гордостью произнес Зунг Бассар. — Линкоры этой серии могли в одиночку драться против трех самых сильных кораблей Татлака.

Час назад они с Маратом побывали в главном контрольном зале базы. Роботы, беспрекословно слушавшие Зунга, приступили к заправке линкора для долгого автономного путешествия.

Между делом посетители посмотрели кадры хроники о последних сражениях в этой системе: нападение крейсера Татлака на курьерский корвет, гибель татлаков в бою с парой крейсеров Флондох-Лека. База также перехватила и расшифровала депешу вражеского капитана, доложившего штабу, что обнаружил крепость-арсенал Луданга.

— Глупцы, они приняли ремонтную станцию за главную базу! — Зунг злорадно рассмеялся. — Смертельная Гора находилась вовсе не здесь.

Полуприкрыв глаза, он начал вспоминать тыловую крепость, построенную еще при старом режиме и усовершенствованную революционным командованием. Свсрхмощная артиллерия. Причалы, готовые принять целый флот. Казармы для 200-тысячного гарнизона. Лау-Танко, расположенная возле Шадреста, имперской столицы, издавна была базой гвардейских войск. Зунг Бассар разместил на Смертельной Горе самые надежные части, включая корпус хумба-ша-ахат и ударную эскадру — этой группировкой командовал Хахш Тиндем.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать