Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Владычица Хан-Гилена (страница 11)


В подлеске что-то прошуршало. Маленькое живое существо — птичка.

Еще одна. Лес оживал. Где-то прокричала птица. Элиан вытащила из ножен меч.

Прожужжало насекомое. Кобыла отшатнулась и попятилась. По ее ляжкам потекла кровь. Вторая стрела пропела у нее меж ушей.

Элиан быстро повернулась вокруг себя. — Трусы! Слабаки! Выходите и деритесь, как мужчины!

Они вышли на ее зов, и их было гораздо больше, чем она могла сосчитать, — фигуры в коричневом и зеленом, в масках и с луками. Кобыла Элиан ринулась в атаку. Но сверкание клинков опередило поднявшиеся на врагов копыта. В конце концов кобылка упала, сраженная.

Элиан этого не видела. Обнажив кинжал и меч, она прижалась спиной к дереву.

Сверху на нее упала тень: то была сеть, опутавшая ее тем прочнее, чем сильнее она сопротивлялась. Ее собственный меч стал теперь более опасен для нее, нежели для ее врагов. Она ослабила хватку, и меч провалился сквозь сеть. Сильные руки вырвали из ее пальцев кинжал Двое бандитов взвалили ее на плечи. Когда они двинулись в путь, Элиан увидела, как хрипит умирающая кобыла и как снимают с нее упряжь безликие люди. В душе у девушки не было места горю — там бушевала ярость.

Сумерки перешли в темноту. Начался дождь, легкий, теплый и не лишенный приятности. Один из тех, кто ее нес, чертыхнулся на языке, который был ей знаком, — на диалекте северной части Сариоса.

— Идите, сказала, устройте засаду и схватите того, кто пойдет этой дорогой. И кто это оказался? Несчастный мальчишка на несчастной кобыле. А теперь еще этот несчастный дождь пошел. И ничего такого, на чем можно было бы душу отвести.

— Заткни хлебало, — прорычал человек, шедший позади него, — или она его тебе навечно заколотит.

Элиан задрожала, но не из-за дождя. Она. Элиан знала только одну женщину, командовавшую бандитами, которые были одеты в цвета Лесной Страны и скрывались под масками. Несмотря на все предупреждения, видения и страхи Элиан, Изгнанница поймала-таки ее.

Дальше по склону мужчины поднималось тяжело дыша, но больше уже не ругались. С высоты холма Элиан было далеко все видно. Несмотря на дождь, кругом полыхали костры, вокруг них сновали люди. Большинство были в масках. Она успела заметить лишь несколько лиц: эбранца, гиленца и темного северянина с ястребиным носом.

В тишине и под многочисленными взглядами Элиан поднесли к центральному, самому большому костру. Позади него высился шатер, выстроенный из голых ветвей и накрытый промасленной шкурой. Шкура была темная, почти черная, а может, темно-синяя или фиолетовая — разве разберешь в темноте?

Элиан положили на землю и без всякого сострадания принялись катать туда-сюда, высвобождая из сети. У нее закружилась голова, и девушка позволила бандитам поднять себя на ноги. Чья-то рука ударила ее между лопаток, вталкивая в шатер.

После яркого света костра ей здесь показалось темно — лишь тускло светила одинокая лампа. Мало-помалу глаза Элиан привыкли к мраку, и она различила смутные очертания обстановки, простой до аскетизма, и кресла, в котором сидела женщина.

Женщина была одна. Она как будто находилась в забытьи. Худощавая и хрупкая, с седыми волосами, собранными узлом на затылке. Глаза ее были опущены, словно она сосредоточилась на существе, пристроившемся у нее на коленях. То была тварь с шелковистым мехом, похожая на кошку, она урчала, когда рука женщины ласкала ее.

Урчание прекратилось. Кошачьи глаза приоткрылись, и Элиан вздрогнула. Они были белые как серебро, а зрачки сверкали в полумраке и смотрели на Элиан с вниманием, которое говорило о недюжинном уме зверя. Тварь знала ее и смеялась, понимая, что она об этом догадалась.

— Значит, — услышала Элиан собственный голос, — вы вновь обратились к гильдии магов. Изгнанница подняла голову. Она не намного постарела с той поры, как убила невесту бога. Красота ее стала еще глубже, губительное действие страданий уменьшилось и преобразилось. Как если бы она сдалась. Как если бы ей пришлось выдержать жестокую битву, чтобы смириться со своим страданием.

— Я принадлежу к ней по происхождению, — проговорила Изгнанница. У нее было точно такое же произношение, как у Элиан.

— Принадлежите, — подтвердила Элиан, — и образование получили соответствующее. Мне знакомо это одеяние. Но зачем вам потребовалась эта тварь? Неужели Мирейн отобрал у вас больше, чем просто глаза?

— Он дал мне больше, чем отобрал, — произнесла Изгнанница с безмятежными интонациями в голосе.

Элиан посмотрела вокруг. Страх се вовсе не угас: она была буквально начинена им. Но презрение — сильное оружие. И она с отчаянной безрассудностью воспользовалась им.

— Чего вы добились? Я вижу королеву бандитов с демоном на коленях. Она слепа, она стара, у нее нет ни имени, ни родины. Для ее родственников она как будто никогда и не существовала. Даже ее гильдия… Почему вы здесь? Или в Девяти Городах устали от вашего владычества?

— Я не виню тебя, — без гнева проговорила Изгнанница. — Ты слишком молода, чтобы понимать правду.

— Я понимаю все, что мне нужно. Изгнанница улыбнулась. Нет, она не была доброй — и не могла быть такой. Просто ее забавляла эта детская наивность.

— Разве, о владычица Хан-Гилена? Ты мыслишь о том, будто едешь во имя клятвы. Но что это за клятва? Что за ней скрывается? Ты едешь сражаться бок о бок с сыном жрицы? Или же с намерением стать его королевой?

Элиан до

боли прикусила язык. Изгнанница хотела, чтобы она закричала, стала отрицать искаженную правду. Да, она поклялась, что не выйдет замуж ни за кого, кроме Мирейна. Но это было давно, и она тогда была слишком юна, совсем ребенок. Она вряд ли даже помнила, какой обет на себя берет.

— Мудро, — заметила Изгнанница. — Очень мудро. Вероятно, в конце концов ты поняла, на что пошла. В Асаниане сочетают браком братьев и сестер. В Хан-Гилене избегают делать это.

Элиан по-прежнему ничего не говорила. То была горькая битва, причем битва, в которой невозможно одержать победу. Изгнанница знала, Элиан делает усилие, чтобы ничего не сказать в ответ. Знала все — и играла с ней ради забавы перед опьянением убийства.

— Нет, — сказала женщина. — В этом нет нужды. Мы ведь с тобой родственницы. Когда-то я была такой же, как ты: красота, благородное сердце и безудержная смелость. Из-за этих своих качеств я и погибла. Если бы я сдержалась, подождала, сделала вид, что покоряюсь сыну моего брата и его северной любовнице, то избежала бы многих страданий. Я могла бы убить не только мать, но и чудовище, которое она выносила. — Мирейн не…

Элиан проглотила конец фразы. Изгнанница соизволила улыбнуться.

— Говорят, он довольно-таки пригож. Телом. Я же говорю о духе. В отличие от тебя, родственница, я не провидица, но какой-то частицей этого дара все-таки наделена. Я предвижу, что он намерен сотворить с миром. Большей опасности мир еще не подвергался.

— Он спасет мир. Он отдаст его на милость Аварьяна.

— Он сожжет мир в пламени Солнечных Костров. Изгнанница поднялась. Ее любимица спрыгнула к ее ногам — хвост трубой, глаза ни на миг не отрываются от Элиан. Женщина подняла руки, но не защищаясь, вовсе нет. Ее слепые глаза, казалось, внимательно смотрели прямо в глаза Элиан, и было в них мерцание, подобное тому, какое заключено в сердце жемчужины. Такими их сделал Мирейн, прекрасно сознавая, что именно делает.

— Сам он не есть зло, — проговорила Изгнанница. — С этим я соглашусь. Вероятно, он просто поверил россказням матери. Но он смертельно опасен. Будучи магом по рождению, королем по воспитанию, с душой завоевателя, он не может поступить иначе. Но и я, в свою очередь, не могу. Он угрожает цепям, которые держат мир. Это я увидела еще до того, как он родился.

— Вы увидели угрозу вашей собственной власти. — И это тоже, — без всякого смущения согласилась Изгнанница, — и за свой грех я пала. Теперь мне дарована возможность искупить его. Я живу, и я сильна. Я отринула ненависть. Я научилась служить одной только справедливости.

— И во имя справедливости вы командуете разбойниками на дорогах. — Так нужно.

— Конечно, — сказала Элиан, презрительно скривив губы. — Как же иначе можно купить изменников, если не красть деньги? — Я поступаю так, как должна. Элиан успокоилась. Это внезапное спокойствие было настоящим сумасшествием. Оно нахлынуло на нее, охватило ее всю.

— Родственница, — сказала Изгнанница, — я ждала тебя. Я молилась, чтобы ты поняла то, ради чего я так долго ждала. Если мои люди грубо обошлись с тобой, прости их. Они мужчины и не имеют понятия об утонченности. Проходи, садись, будь как дома. Прояви снисхождение по крайней мере к моим словам.

Элиан не могла ее послушаться. Не хотела. Не должна была, несмотря на то, что лицом говорившая очень походила на нее, а в голосе, умолявшем ее, слышались знакомые нотки.

— Вы хотите опутать меня ложью, — твердо произнесла Элиан. — Хотите околдовать меня. Вы знаете, как силен будет Мирейн, если я стану сражаться рядом с ним, стану его пророчицей. Вы возмечтали, что я смогу повлиять на ваших врагов, в том числе и на моего отца. Особенно на моего отца. Но, как бы он меня ни любил, свое княжество он любит больше. Он никогда не допустил бы его гибели ради меня.

— Ты могла бы стать его спасением. Думаешь, о его намерениях никто не знает? Он собирается заключить союз со всеми Ста Царствами. А с Асанианом он лишь заигрывает, дабы не возбудить подозрений. Так что его намерения ясны всякому, у кого есть глаза. Когда Сто Царств окрепнут под его руководством, он преподнесет их в дар завоевателю. — Если завоеватель окажется достоин их. — Он достоин их уже самим своим существованием. Ведь он воспитывался на роль правителя под руководством твоего отца.

— Старая ложь, — возразила Элиан, — и старая злоба. Могу ли я верить хоть одному вашему слову? Вы были высшей жрицей Аварьяна, а теперь носите одежды черной магии. От вас разит темнотой.

— Все едино, — заявила Изгнанница. — Свет и тьма — все едино. Это правда, родственница. Твой отец слеп, и вместе с ним — тот, кого он прочит на престол. — В таком случае это, должно быть, я. Я не служанка богини. Я не поддамся вам.

— Никто и не требует поддаваться. Я говорю лишь о том, чтобы взяться за руки ради правды. — Изгнанница вздохнула, как будто ее охватила усталость. — Время станет твоим учителем. Время и то, что в конце концов ты увидишь сама и чего не сможешь отрицать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать