Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Владычица Хан-Гилена (страница 58)


Глава 27

Мирейн был жив. Он дышал. Казалось, он спит. Но он не просыпался.

Элиан сидела возле огромной кровати в комнате Гарина-старшего. Сюда то и дело входили и выходили люди. Они старались не нарушать тишину в комнате больного, старались приглушить гулкий стук каблуков, понизить охрипшие в битвах голоса. Но для нее и для Мирейна не имело значения, кричат они или шепчут. Надо было заняться лечением раненых, охранять пленников, поставить часовых, и поэтому они вновь и вновь возвращались сюда. Ведь она была королевой, и эта комната была местом, откуда она правила.

Иногда с ней оставался брат. Чаще других ее навещал Вадин. Он не походил на остальных: он был тих и неназойлив. Иногда Элиан забывала о том, что он сидит рядом.

Халенан не мог так прекрасно владеть собой. Он был очень беспокоен и не переставая болтал.

— Я посадил его светлость под стражу, — сказал он.

Судя по запаху, без эля дело не обошлось. Халенан уселся на пол у ног Элиан. Но причиной этого была не усталость, а легкое ранение в бок, от чего тело его потеряло гибкость.

Элиан прикоснулась к ране рукой и исцелила ее. Халенан вздохнул.

— Ну вот, так гораздо лучше. — Он подавил зевок. — Лорд Гарин находится под стражей, но ему позволено идти куда угодно. Стража нужна скорее для его безопасности: люди не особенно жалуют лорда. — А Мирейну он даже нравился. Элиан положила руки на спокойный лоб короля. С помощью одной женщины из своей стражи она вымыла и одела Мирейна, расчесала его спутанные волосы. Косичка его была заплетена и лежала на плече.

Халенан откинулся назад, опираясь на колено Элиан, и зевнул.

— Я чувствую себя так, словно не спал целую фазу Великой Луны, а все из-за сидения в той адской пещере, из-за волнений за вас, находящихся в этом адском замке, и из-за всего того, что случилось потом. Для глаз силы ты стала невидимой, понимаешь? Вы въехали в ворота Гарина, и все пропало. Я немного забеспокоился. Даже больше чем немного. — Вадин слегка приподнял бровь, и Халенан скорчил гримасу. — По правде сказать, я здорово взбесился. Если бы этот дикарь не сел на меня верхом, я тотчас же послал бы весь отряд против Гарина.

«Подожди, — говорил он, словно убеждал сам себя, вздрагивая от каждой тени. — Дай им время». Я дал вам время, иначе он не отпустил бы меня.

Мы ждали до заката. Только до заката. Потом мы разделились. Половина осталась охранять пещеру и отряд лорда Касиена и встретить любое войско, которое появится в долине. Они приняли бравый вид со своими кострами, палатками и целой ордой спутанных сенелей… Остальные отправились в глубь горы.

Мы передохнули в пещере с глубоким водоемом, которая была чуть меньше внешнего зала. Люди Вадина загнали в нее своих сенелей и оставили там под охраной. А все остальные пошли дальше.

Двигались мы так медленно и осторожно, что я чуть не сошел с ума. Самое главное было не заблудиться, не попасть в тупик и не упасть в пропасть. Если где-то звякало оружие, мы прятались и ждали, пока все не затихнет.

Прошла целая вечность, и мы увидели свет. Остальные снова спрятались в укрытия, но я потерял всякую осторожность: забился в выемку стены и затаил дыхание. Свет двигался прямо на нас, кто-то приближался быстро и уверенно. Я уже слышал шум шагов. На этом человеке была обувь, но бежал он легко. Когда он миновал меня, я прыгнул. — Тут Халенан потер бок. — Я сам виноват в своих болячках. Этот парень оказался здоровым и злобным, как загнанная в угол кошка. Мы покатились по полу и колотили друг друга с каким-то рычанием, пытаясь добраться до горла противника.

Гут на нас налетел Вадин и сунул факел прямо нам в лица. Мы не сразу прекратили колошматить друг друга, но потом наконец остановились и захохотали. Вернее, взвыли. Мне досталось сильнее, чем Кутхану, но он помог мне встать, отряхнул меня, причем выглядел весьма виноватым.

«Вот уж кого не думал встретить, — сказал тогда Вадин. — Какие новости в Гарине?»

Кутхан помрачнел. Я и так уже знал, что все плохо, только мне было неизвестно, насколько плохо. Кутхан мог бы заблудиться, как и мы, но он поймал в Гарине крысу и привязал ее к своему мечу. Так он прошел первый лабиринт в горе, в котором, кстати, было полным-полно вооруженных людей. Мы слышали их перекличку благодаря особенностям туннелей. Нам повезло: нас не услышали, а может быть, приняли за своих.

Крыса Кутхана погибла в глубокой расселине, куда он и сам чуть не угодил. Дальше его вели только инстинкт и собственные силы, которых хватило на то, чтобы добраться до нас. Возьми мы чуть правее, и все наши люди погибли бы.

В общем, поход был ужасным, — вздохнул Халенан. — То тропа оказывалась круче некуда, то становилось адски темно. Я молился всем богам, которых знал, и Аварьяну больше всех, чтобы этой ведьме не пришло в голову послать хотя бы искру силы под землю, потому что мы с Вадином перестали доверять своим чувствам. Мы шли через лабиринт, и прийти нам надо было не куда-нибудь, а в замок. Время бежало, освещения не хватало, а вокруг нас теснились враги. — Халенана передернуло. — Да не допустит Аварьян, чтобы я еще раз оказался в таком логовище дьявола!

С первыми врагами нам пришлось столкнуться, когда мы оказались на подступах к замку. Нас не ждали. Мы захватили их врасплох, но они оказались не дураками и не сопливыми новичками. Лорд Гарин не предавался утехам в духе своего отца; нет, ему больше нравилось

обучать свои войска бою в подземных коридорах.

Естественно, все родовое добро хранилось в горе, и собирало его не одно поколение, а дюжина по крайней мере. Вздумай мы утащить хотя бы половину, каждый из нас вышел бы оттуда богатым, как лорд. — Ты всегда был жадным, — сказала Элиан. Халенан шутливо зарычал. Она взъерошила ему волосы и попыталась улыбнуться.

— Впрочем, — улыбнулся он в ответ, — мы не обращали особого внимания на окружавшие нас сокровища. Мы были слишком заняты поисками выхода. Я был в отчаянии, я чувствовал приближение утра и знал, когда начался поединок. Думаю, я потерял остатки рассудка. И Вадин тоже. Мы опередили большую часть отряда и понеслись вперед, освещая себе путь, ведущий к замку.

Твои стражи были готовы к драке и разъярены не меньше нас. Мы потратили чертовски много времени на подъем в горе, у нас на пути стоял замок, набитый врагами, но они не устояли против нас.

Наконец мы нашли дверь и туннель, оказались на открытом воздухе и увидели вас. Бой уже кончился. Я подумал, — голос Халенана дрогнул, что было крайне не похоже на него, — я подумал, что Мирейн погиб. — Он… почти… погиб. Халенан схватил ее за руки. — Лиа! Сестренка! Теперь все позади. Элиан посмотрела на него. Она была очень спокойна в отличие от Халенана, которого била дрожь. — Не совсем, — сказала она. Халенан помотал головой и сжал ей руки. — Это всего лишь переутомление. Его силы были напряжены до предела. Он будет спать целые сутки, а когда проснется, то начнет ворчать и дуться, как весной медведь в берлоге.

— Он будет спать. — Взгляд Элиан устремился к кровати. — Знаешь, это из-за меня все так кончилось. Она почти забрала его, но слишком рано отпустила. Она преступила закон и сняла защиту, нарушив тем самым честный договор, чтобы обратиться ко мне. Она пыталась взять меня в союзницы. Может быть, разум ее разорвался. Может быть, она думала, что Мирейн слишком слаб, чтобы причинить ей неприятности, или слишком силен, чтобы выступить против нее одной. Может быть… может быть, она знала, что делает. С ним, со мной и с собой. У него еще оставались силы, и она не могла не чувствовать этого. Их было достаточно, чтобы разбудить силу, спящую в камне, и нацелить ее на врага. И это выпило его собственную силу до дна и бросило наземь, когда все кончилось. — Она высвободила руки из ладоней брата и взяла вялую руку Мирейна. — Если он проснется, если он даже захочет проснуться, от него ничего не останется. Ни силы, ни проблеска сознания. Знаешь, как бывает, когда тело истощает само себя… оно умирает. А если жизнь в нем и остается, то это лишь тень того, что было раньше. — Нет, — сказал Халенан. — Она говорила, что он опасен, — продолжала Элиан. — Опасен для всего мира. Она показала, что он может сделать с миром. Она хотела, чтобы я остановила Мирейна, потому что это в моих силах. И, может быть, я так и сделала. Ведь я слушала ее. Я так близко подошла к тому, чтобы предать его.

Элиан схватила Мирейна за руку и прильнула к ней. Рука была теплой, но безвольной. Искра жизни тихо мерцала в его теле.

Халенан вскочил на ноги, долговязый и медноволосый, он выглядел неуклюжим как мальчишка. Но все же это был мужчина, который коснулся рукоятки меча и убийственно тихим голосом произнес слова самой страшной клятвы из тех, какие ему были известны.

Его горе что-то пробудило в ней. То, что она старалась побороть. Знание. Понимание. Чувство.

До сих пор она не позволяла себе чувствовать. Не осмеливалась. Необходимо было казаться сильной, улыбаться, исполнять долг королевы. Они нуждались в ней, все эти люди, женщины, империя. И этот незнакомец в се чреве, который незаметно рос, невидимый, пока еще неощутимый и тем не менее ответственный за то, что должно произойти.

О, этот Мирейн был ловким до самого конца. Остановившись на пороге смерти, не переступая черту, но и не возвращаясь, он сковал Элиан ее же собственной плотью, ребенком, которого они зачали, и империей, которую он завоевал.

Элиан позволила ярости завладеть собой. Она смотрела на неподвижное и безжизненное лицо, на губы, искривленные в слабой улыбке. Он думает, что победил. Он думает, что может захлопнуть ее в ловушке, может окутать ее ритуалами, свалить на нее все заботы.

Нет, уж лучше гарем. Там по крайней мере видишь свои цепи, там стоят могучие стражники и охраняют запертые ворота.

Ее брат ушел. Бедный Хал. Он любил Мирейна почти так же сильно, как она сама. Но он может позволить себе уйти и поплакать, стучать кулаком в стены и требовать полного порядка в замке. Его не заботят ни империя, ни ее наследник.

Элиап подняла глаза и встретилась с другим взглядом, таким же темным, как у Мирейна, таким же глубоким и спокойным. Хозяин этих глаз не снисходил до ее осуждения.

Она заговорила с величайшей осторожностью: — Только однажды Мирейну удалось переубедить меня. Это было, когда он последовал зову своей судьбы и сбежал в Янон, а мне было достаточно хорошо известно, что моя судьба — в Хан-Гилене. А теперь у него нет и этой защиты.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать