Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Владычица Хан-Гилена (страница 7)


— Могу! — Она вскочила на ноги, нащупывая уздечку и седло.

«С тех пор как умерла жрица, у Хан-Гилена нет пророчицы. Ее мантия лежит на Алтаре Видений над живой водой. Вернись. Откажись от своей детской глупости. Возьми то, что тебе предназначено».

Кобыла увернулась из рук хозяйки, с притворной тревогой взглянув на уздечку. Это была старая игра, но у Элиан не хватило терпения включиться в нее. Она послала мысленный приказ, хлесткий, как удар хлыста. Кобыла остановилась как вкопанная.

«Вот и ты должна остановиться. — Этот тихий голос сейчас уже не был голосом воды. Глубокий, спокойный, чарующе знакомый. — Ты играешь в обязанность. Неужели то, что ты сбилась с пути, не отрезвило тебя?»

Элиан надела уздечку на голову кобыле и пригладила длинный хохолок у нее на лбу. Руки ее и до того тряслись, а теперь и вовсе вышли из повиновения.

— Нет, только не это, — проговорила она. — Все что угодно, но только не это. «Неужели?»

Она знала этот голос. О да, она знала его. И ненавидела. Ненавидела? Или любила?

Она водрузила потник и седло на спину кобылы, потом приторочила к седлу свою поклажу и, наконец, забралась сама.

«Элиан. — Голос пробил все барьеры, добираясь до самого сердца. — Элиан». Она ответила ударом на удар:

— Это ты послал мне видение. Ты пытался поймать меня в ловушку. Но я не попалась. Ложью меня не возьмешь.

«Это не ложь, и ты прекрасно это знаешь. Бог протянул к тебе руку и раскрыл тебя мне».

Руки потянулись за ней. Она пришпорила сенеля и понеслась рысью. Под деревьями прятались черные тени, кроваво-красное небо проглядывало сквозь ветви.

«Элиан, вернись. Вернись назад. — Перед ее глазами встала высокая темная фигура, увенчанная короной огня. — Дочь, то, что ты делаешь, это безумие. Вернись к нам».

— Чтобы стать клятвопреступницей? «Чтобы соединиться с теми, кто любит тебя». — Я не могу.

Его мысль принесла печаль и обещание простить. Теперь она ожесточитесь. Что бы там ни говорила мать, князь Орсан Хан-Гиленский совсем не собирался потакать дочери. Он вырастил ее так, как она пожелала, — как мальчика, не только в смысле образования, но и в смысле наказаний, которым она подвергалась в той же степени, что и братья. «Элиан». Ее тряхнуло в седле, но она еще настойчивее послала сенеля вперед. «Это не детские игры. Ты вернешься, или мне заставить тебя?»

Ее мозг воздвиг стену. Теперь в нем не было ни одной мысли, кроме мысли о бегстве, и отец

вошел туда. Даже сейчас в глазах его было больше горя, чем возмущения. Он простер руки. «Дочь, вернись домой».

С безмолвным криком она увернулась. Тело ее с головокружительной скоростью неслось по темнеющему лесу. Но мысленно она забилась в крепость неповиновения, а над ней нависал отец, окутанный красно-золотым пламенем собственной магии. Он был значительно сильнее ее. «Ты — плоть и кровь Хан-Гилена. Эта авантюра — горькая насмешка и над твоим происхождением, и над твоей властью. Так может поступить или ребенок, или трус. Но не владычица Хан-Гилена».

— Нет. — В этом слове не было силы; однако где-то глубоко внутри Элиан вспыхнула искорка. — Нет. Я поклялась. И останусь верна своей клятве, пусть даже пытаясь это сделать. «Ты вернешься домой».

Отец притягивал ее к себе точно цепью, выкованной из закаленной стали. В безумии сопротивления она силилась взять себя в руки. Земля, Три Стены воли. Отец. Но наверху — открытое небо. И она рванулась туда.

Кобыла отпрянула. Элиан сидела, сильно вжавшись в седло. Тело ее ныло, она едва оторвала пальцы от гривы, чтобы схватить поводья и направить своего скакуна. В какое-то мгновение она оказалась на грани паники, но тут ее глаза различили смутные очертания деревьев и проступающее сквозь сплетенные ветви сумеречное небо.

Кобыла неслась галопом, ровным и быстрым, словно водный поток. Под копытами стелился мягкий ковер из мха и листьев. Ее не надо было направлять — она сама находила дорогу через лес на север.

Элиан хотела было пустить сенеля в карьер, но не стала. Отец наверняка знает, где она и куда держит путь. Лес должен был бы кишмя кишеть шпионами, по всему царству должны были бы рыскать преследователи. Однако погони не было. Хан-Гилен ничего не предпринимал против нее.

«Как будто, — подумала она, — как будто отец в конце концов решил позволить мне уехать».

Перед ее глазами мелькнуло короткое ошеломляющее видение: выпущенный ястреб, который волен либо охотиться для хозяина, либо улететь восвояси. И где-то далеко — отец, наблюдающий за полетом ястреба и ждущий его возвращения к себе на руку.

Гнев размыл этот образ, и он рассеялся. Отец был так уверен в себе, так искренне полагал, что она в конце концов уступит. — Да я скорее умру! — воскликнула Элиан.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать