Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Башня-2 (страница 66)


Глава 42

С пылающего неба на горящую землю сыпались раскаленные куски металла. Уцелевшие солдаты, что еще как-то пытались отстреливаться, вскрикивали и подпрыгивали под осколками, а Мрак остервенело не пропускал ни силуэта, ни даже мелькнувшей из-за укрытия руки или ноги, чтобы тут же не срезать очередью.

Раскаленный комок металла упал на руку, мгновенно прожег плотную ткань комбинезона. Мрак заорал, но стрелял, пока не кончились патроны, только тогда стряхнул осколок вместо с отброшенным в сторону пулеметом.

Над лагерем на короткое время настала тишина. Со всех сторон раздавались стоны, проклятия, кто-то надрывно звал врача, но уже не гремели выстрелы, а это уже тишина. Из-за перевернутого бронетранспортера кто-то прокричал офицерским голосом, Мрак тут же швырнул туда противотанковую гранату. Бронетранспортер тряхнуло, вылетели клочья красного мяса. Машина не загорелась, но голос умолк.

Внезапно… из огня и дыма в его сторону вышел человек. В опущенной руке небрежно нес крупнокалиберный пулемет. Мрак едва не выпустил в него все пули из магнума, но сердце заколотилось, как горошина в пустом стручке, узнавая человека, который в состоянии выйти из огня живым, да еще вот так небрежно держа тяжелый пулемет.

— Олег!

Волхв махнул руку в сторону. Там поднималась стена огня и дыма, Мрак прокричал:

— Что там?

— Кропоткин ускользнул, — донесся крик. — Там еще один вертолет… возможно, цел…

Мрак ринулся в обход ревущей стены пламени, жар обжигал лицо, слезы вскипали в глазах, а глазные яблоки пересохли, как роговая оболочка змеи. Под ногами корчились умирающие, стонали, кто-то даже ухитрился приподнять карабин. Мрак на бегу ударил в бледное лицо носком ботинка, с разбегу перемахнул через горящие обломки. Черный ядовитый дым выедает глаза, в горле першит, он кашлял и на ходу плевался черными сгустками, то ли копотью, то ли кусками собственных легких.

Над вертолетом уже раскручивался винт. В кабине пилота обнаженный до пояса человек торопливо переключал тумблеры, подавая горючее, запуская форсажные двигатели.

Снова Мрак едва удержался от искушения выстрелить, набежал с разбегу, прыгнул. Вертолет подпрыгнул и начал быстро набирать высоту. Мрак ошалело смотрел, как Олег умело накренил вертолет, и тот с огромной скоростью помчался в сторону быстро разгорающейся зари.

Плечи и спина Олега лоснились, будто промасленная бумага. Ни единой царапины, ни раны, даже копоть и грязь не прицепились к этой чистой коже, что обтягивает крепкие тугие мышцы. Волосы только коротенькие, кучерявые, как у негра, обгорелые, только странно как-то обгорели: самые кончики… Или в том взорвавшемся вертолете был вовсе не Олег?

— Вот они! — услышал он злой голос.

Рука Олега указывала на едва заметное пыльное облачко, что убегало к горизонту. Двигатели взревели так, что Мрак перестал слышать свой голос. Вертолет понесся, как реактивный самолет, из дюз вырывалось свирепое пламя.

Дорога шла вдоль высокой горы, справа тянулась бездонная пропасть, но от края огораживал массивный барьер. На большой скорости уходил джип в камуфляжной раскраске, крытый. Сколько там человек, рассмотреть не удавалось. Олег снизил скорость, Мрак ухватился за рукояти спаренной скорострельной пушки, со злым наслаждением навел на кабину:

— Надеюсь, живыми брать не нужно?

— Нет! — прокричал Олег, едва-едва перекрывая грохот моторов. Но, сперва, надо убедиться, кто там есть!

— Так что будем делать?

— Садись на мое место!

Мрак с неохотой отлепился от пулемета, тот просто умолял нажать на спусковой крючок, выпустить ярость в грохоте, в потоке стремительно уносящихся к цели мелких снарядов. Олег перебрался на его место. С машины их заметили, чья-то рука высунулась и дважды выстрелила из пистолета.

Олег зло засмеялся:

— Генеральский пистолетик!.. Давай ниже.

— Зачем?

— Я прыгну на крышу.

— Там брезент!

— Брезент не бетон, — прокричал Олег.

Свирепый ветер трепал лохмотья джинсов, уже не джинсов, а обгорелых и насквозь дырявых шорт, однако кобура крепко сидела на широком поясе, и когда Олег на ходу проверил, на месте ли рукоять пистолета, Мрак не сомневался, что магазин полон, а один патрон уже в стволе, иначе этот человек явно не Олег.

Мрак повел вертолет над джипом. Олег высунулся, примеривался. Мрак хотел крикнуть, что сейчас зайдет сбоку и опустится чуть ниже, но Олег оттолкнулся, как лягушка от берега, исчез.

Через лобовое стекло было видно, как человеческая фигурка, распластавшись, как в затяжном прыжке из стратосферы, понеслась вниз. Мрак сжался и невольно дернул рычаги, когда тело Олега с силой ударилось о тент, прорвало брезент и согнуло металлические прутья.

Когда он выровнял вертолет, джип уже вихлял из стороны в сторону, задел стену. Мрак отчетливо видел сноп искр, как будто по машине прошлись огромным точильным камнем. Джип перевернуло, оттуда горохом посыпались люди в маскировочных костюмах. Машину пронесло еще с десяток метров, наконец, она ударилась о бордюр и остановилась кверху колесами.

Полуголая фигура мелькала среди них с такой скоростью, что Мрак видел какое-то многорукое чудовище. Десантники разлетались как кегли. Последние двое набросились на него с двух сторон. Мрак уже чувствовал, что Олегу они только на пару секунд, даже меньше, однако в это время под стеной поднялся оглушенный третий, массивный гигант, Мрак даже рассмотрел его залитое кровью, перекошенное

яростью лицо, затем этот гигант с хриплым воем налетел сзади, всем телом ударил Олега в спину. Тот пошатнулся, наткнулся на каменный бордюр, инстинктивно взмахнул руками. Кончиками пальцев захватил десантника за рукав, но так и не смог удержаться на краю пропасти…

Мрак взвыл, бросил вертолет вниз. Мелькнул залитый кровью ровный край бордюра, голова одного свесилась вниз, Мрак успел заметить даже тонкую струйку крови. Вертолет пикировал, но еще быстрее вниз вдоль стены падали две человеческие фигурки.

Мрак почти услышал, с какой силой они ударились внизу о каменное плато. Без мыслей, на одних рефлексах, он посадил вертолет, автоматически вырубил мотор и выкатился из кабины.

Земля загудела под его ногами. Он несся как стрела, два распластанных тела приближались, искалеченные, изуродованные…

Первым лежал десантник, Мрак с тошнотой увидел, что его тело от удара расплескалось, как ком мокрой глины. Череп разлетелся, как горшок, мозги растеклись грязными струями слизи, а комбинезон лопнул во многих местах под ударом тугих струй крови.

Олег лежал у самого подножия. В глазах Мрака стало черно, ледяная рука стиснула сердце. В висках закололо, как острыми ножами. Он приблизился на ватных ногах, сел. На камнях вокруг брызги крови, от одежды остались только окровавленные лохмотья, но сам Олег выглядел почти… целым.

Послышался стон. Мрак, обомлев, смотрел, как Олег приподнял голову, поморщился. Взглянул на запястье, прошептал:

— Черт… Опять часы вдрызг!

Мрак вскочил, неверящими глазами уставился на то, что шевелилось, искало руками точку опоры. Олег приподнялся, сел, прислонившись спиной к стене. Зеленые глаза прояснились, он сфокусировал их на человеке перед собой, на губах появилась улыбка. Голос был хриплым, слабым:

— Мрак… Как хорошо, когда рядом могучий, надежный Мрак…

— Ты… — выдохнул Мрак. — Как ты… как ты… смог?

Олег с усилием повернул голову, посмотрел, все еще морщась, на вершину. В зеленых глазах страх стал расти и расти, плечи зябко передернулись. Мрак видел, как и без того бледное лицо волхва стало совсем белым.

— Так я ж брякнулся на песок…

— Ну и что?

— Если бы на камни, тогда… А песок что… песочек здесь мягкий…

Губы его двигались все четче, лицо не дергалось, а руками он потрогал ноги, с опаской пощупал бок, побледнел, закусил губу.

— Песочек? — заорал Мрак. Он оглянулся на то место, где в каменном основании отпечаталась, как в мокрой глине, человеческая спина, затылок и правая рука. — Песочек в десяти милях отсюда!

Олег прошептал:

— Надо же, как промахнулся… Мрак… до чего же это страшно…

Мрак осторожно протянул руку, коснулся груди Олега, в страхе ожидая ощутить под уцелевшей кожей крошево костей.

— Ты же… разговариваешь!

— Все мы становимся болтливыми, — ответил Олег. — Возраст… Но все-таки как-то не по себе, когда вот так, на камни… без парашюта, без ничего… Даже без штанов!

Он зябко передернул плечами. Мрак заорал:

— Ты еще скажи: без галстука!.. Но ты жив?

— Да разве это жизнь, — ответил Олег тоскливо. — Даже часы не успеваю поносить… На штамповку перейти, что ли? Нельзя, имидж не тот. Кропоткина упустили…

— А в джипе кто?

— Нормальные современные офицеры… Как только началась стрельба, солдат бросили, а сами — руки в ноги!.. Это не на высоте в десять тысяч метров нажимать рычаг бомболюка…

Скривившись, ухватил горстью окровавленные лохмотья, что еще кое-где висели на его теле, скорее прилипнув к засохшей крови, чем скрепленные друг с другом, сгреб, отшвырнул брезгливо. Лицо оставалось несчастным, печальным, а в глазах была прежняя тоска мирного волхва, которому бы в пещеру — и мечтать, мечтать… это он называл мыслить о Высоком, а вместо этого приходится от кого-то бегать, прятаться, а иногда, когда уж совсем зажат в угол и бежать некуда — отмахиваться.

Мрак невольно оглянулся на страшное зарево, что воспламенило половину неба. Да, загнанный в угол волхв как-то отмахнулся. Как все они, неумехи, — неловко и неточно. Обидчику в зубы не попал, тот ушел. А на то, что там горит и кое-где даже ползает, — стоит ли обращать внимание мудрому и возвышенному волхву, который думает о Высоком? И обо всем человечестве разом, не размениваясь на племена и народы.

— Я люблю тебя, Олег, — сказал Мрак с чувством. — Так бы и удавил собственными руками, настолько люблю. Только Тарх мог еще так же… удивить. Как только я вас обоих не прикончил по дороге?

— Да, — сказал Олег, — а сколько дорог прошли… Мрак, надо убираться. Уже солнце поднимается! Скоро наши женщины проснутся. Да и сюда могут прилететь… разные.

Мрак протянул ему руку, Олег поднялся легко, даже не пошатнулся. Мрак оглянулся на разгромленную базу, где все еще горело, чадило, кое-где взрывались снаряды и патроны.

— Ничего, зато уничтожили его лагерь.

Олег отмахнулся:

— Лев мух не давит.

— Ну, — сказал Мрак с неудовольствием. — Это не совсем мухи… Скорее осы. Даже шершни! А шершни и закусать могут. Олег, мы ж спасли, можно сказать, целый народ!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать