Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Башня-2 (страница 85)


Юлия замерла, глаза ее вылезали из орбит. Это они об Олеге?.. Да, она тоже надеялась, что он не простой исполнитель, но даже не мечтала, что спала, закинув ногу на одного из владык мира!

Майор захохотал:

— Один из Семерых?.. Там такие замшелые пни, что их нельзя даже на свежий воздух выводить — рассыплются! Они ж все, говорят, к аппаратуре подключены, у них там принудительная вентиляция легких, глюкозка капает, чтоб жизнь не оборвалась!.. Потому они и Тайные, понял? Они в каком-то подземном центре по поддержанию их жизней!.. А это какой-то крутой. Но вы должны показать, что вы — круче. Если у него бронежилет… или даже бронедоспехи выдерживают гюрзу, то вряд ли выдержат пулю из крупнокалиберного!

Наверху довольно засмеялись. Там за двумя крупнокалиберными пулеметами на турелях в свободных позах сидели двое десантников.

Все в отряде, как успела заметить Юлия, примерно одного возраста, так, в районе тридцати, все одинаково накачанные, с цепкими взглядами. Вряд ли кто-то из них, судя по их виду, встречал себе достойных противников…

Рябой вздохнул, словно выныривая из страшного сна:

— Вообще-то я из своей игрушки пробиваю лобовую броню танка. Вряд ли на свете существуют такие доспехи…

Юлия с ужасом и отвращением смотрела на странного вида гранатомет или ракетомет, что висел у него на ремне. Сбоку под локтем на пульте управления мигают цифры, по экранчику бегут кривые. Настоящий компьютер, сросшийся воедино со страшным оружием!

Глава 53

На пульте прозвучал зуммер. Обзорные камеры показали троих офицеров, один из них с черным как сажа лицом. После короткой процедуры опознания личностей дверь открылась.

Сухопарый офицер вошел, козырнул, протянул майору сотовый телефон.

— Майор Гельман, — произнес он с сильнейшим английским акцентом. — В вашем распоряжении со своими людьми — лейтенантами Боббинсом и Хафманом. Командующий операцией Башня-2 отбыл на встречу с Тайными. Это его телефон, здесь прямая связь с тем суперменом, что ломится за этой женщиной.

— А он, в самом деле, ломится?

— По сведениям, — сказал Гельман, английский акцент стал сильнее, — он уже прошел половину пути.

Майор схватил сотовый с неприличной для военного суетливостью.

— Эй! — крикнул он, когда палец нажал кнопку вызова. — Эй, ты слышишь меня?

Из мембраны послышался хриплый задыхающийся голос:

— Говори.

— Твоя женщина здесь, — прокричал майор так, словно намеревался докричаться до противника без этой подозрительной техники. — Бросай оружие!

Без паузы через мелкую решетку долетел ответ:

— А еще что? Снять штаны и нагнуться?

— Не бросишь оружие — мы убьем ее!

После короткой паузы донесся злой жестокий смех, от которого мороз пошел по коже. Майор ощутил себя снова в ночных джунглях, когда, голодный и обессиленный, потеряв оружие, брел через болото, где кишели ядовитые змеи, крокодилы, а на берегу полно ядовитых пауков, хищных зверей…

— Не пермское училище клоунов заканчивал?.. Убьете-у меня свобода действий. Понял? А сейчас держи ее там и надейся, что я такой романтичный дурак и приду именно туда.

Щелкнуло, связь оборвалась. Майор стиснул челюсти. Он и не надеялся, что этот профессионал бросит оружие и явится, просто надо такое сказать, вот и сказал. Но неужели тот, в самом деле, такой идиот, что прет прямо в расставленные сети? Да не просто сети! Здесь ждут, словно явится не один человек, а танковая дивизия. Пальцы уже побелели на спусковых крючках, глаза лезут на лоб. Только бы никто не чихнул, а то он знает, как сдают нервы и начинается беспорядочная пальба даже у сверхзакаленных коммандос.

Но что это с его стороны — редчайшая глупость… или у него что-то в рукаве?

— Изготовиться, — велел он сдавленным голосом. — Он идет прямо сюда. Стрелять на поражение!

Гельман спросил:

— А если поднимет руки?

— Уловка, — отрезал майор. — Убить на месте!

Гельман повернулся в сторону связанной Юлии:

— А что с женщиной?

Юлия сказала громко:

— Маловато вас, сопляки!.. Он таких жрет пучками. Даже косточки не выплевывает.

— Заткнись, — велел майор. — Орать будешь позже.

— И не надейся, — отрезала Юлия, но кожа пошла пупырышками, как только подумала, что ее могут пытать или мучить. — А вот вы орать будете… как зайцы при виде льва!

Рука майора потянулась к рукояти пистолета, ни один мужчина не может терпеть, чтобы женщина оскорбляла его так долго и безнаказанно, но в последний момент опомнился, бросил:

— Убьете, едва он мелькнет в прицелах.

Юлия повела носом, сморщилась:

— Я вижу, насколько этот юсовец храбр… Штаны бы сменил! Или положи памперсы побольше.

Гельман покраснел, рука его дернулась к рукояти пистолета.

— Майор, можно я эту бич… как говорят по-русски, биксу… все-таки пристрелю?

— Еще рано, — ответил тот сухо.

— Она нас оскорбляет!

— Оскорбляет, — согласился майор. — Единственное, что может, чтобы вывести нас из равновесия, чтобы дрожали руки… от злости или обиды, чтобы больше смотрели в ее сторону, чем на дверь… Она настоящий профессионал, так что возьмите себя в руки и не поддавайтесь!

Это я-то профессионал, — подумала Юлия. — Знал бы, идиот, как у меня все трясется внутри. Но вслух сказала громко и насмешливо:

— А если ему не хочется брать в руки такую гадость? Бывает же, что сам себе противен…

— Не обращайте внимания, — повторил майор.

— Правильно, не обращай, придурок, — сказала Юлия. — И не думай о белом медведе. О русском белом медведе.

Майор оглянулся на нее, кивнул Гельману:

— Сюда только один путь. Время еще есть, а мне нужно всего пять минут, чтобы поставить на его дорожке одну штуку. Если вы поможете, то и вовсе за две минуты.

Гельман взглянул оценивающе:

— Если одну из тех, что вы ставили на пути моего отряда… когда мы шли по тропам Анд, то можете на меня рассчитывать! Тогда от моего отряда уцелело меньше трети.

Они переглянулись, как два волка, что теперь совместно задрали оленя, заулыбались. Майор ткнул Гельмана кулаком в плечо.

За ними вышли десантники. В помещении остались только снайперы под потолком да те трое, что пришли с Гельманом. Юлия не поняла, из каких они стран: говорили на странном языке, явно неевропейском. Да и сам Гельман вряд ли чистый юсовец, акцент как у

пермяка, учившего английский по самоучителю.

Негр после ухода старших офицеров тут же повернулся к Юлии. Глаза навыкате разом сорвали с нее одежду, Юлия видела по его потному жирному лицу все, что он с ней мысленно проделал в считанные мгновения, задохнулась от ярости.

— Майкл, — обратился он к одному на английском, — я не верю, что за ней кто-то явится… Но в любом случае разве это мешает нам использовать ее?

Белобрысый десантник взглянул в ее сторону, как показалось Юлии, с немалым испугом.

— Был приказ охранять ее, — сказал он нехотя. Вот и все.

Негр отмахнулся. Глаза его жадно шарили по ее фигуре, она чувствовала, как он лапает потными ладонями, хватает, причиняет боль… Сволочь, толстая грязная скотина, ублюдок!

— В инструкции по выживанию сказано, — заявил он, — что мы должны использовать все, что может поднять наши силы и наш дух. В настоящее время… гормональное давление… сам понимаешь! Почему не использовать этот объект для половых нужд армии?

Юлия прошипела:

— Издохни, ублюдок.

— Что-то я тебе не нравлюсь, — сказал он с хохотом. — Ничего, понравлюсь! Многие белые тварючки в моей стране бегают от своих мужей к нам, черным!.. Ха-ха!.. И тебе понравится. А если и нет, то черт с тобой. Все равно тебя прикончим сегодня.

Белобрысый сказал нервно:

— Приказ — дожидаться.

— Сегодня все будет кончено, — ответил негр авторитетно. — Придет ли кто ее спасать или нет — все равно сегодня все закончится! Наши силы уже поднимаются к поверхности, накапливаются у выходов. Там мы погуляем… Сейчас потешимся над этой, а вечером будет трахать этих русских свиней…

Белобрысый сказал предостерегающе:

— Что будем делать в Москве, знаем. Но эту пока не трогай.

— Почему?

— Был приказ.

— Не трогать?

— Охранять!

Негр сказал:

— Не от меня же?.. Придержи ее за плечи, а я пока развяжу ей ноги. Я их люблю драть, когда у них ноги раздвинуты… ха-ха!

Белобрысый смотрел с неуверенностью. Негр наклонился к Юлии, она с ненавистью плюнула в его жирную потную харю. Он отшатнулся, потом с такой злобой ударил ее по лицу, что голова едва не оторвалась. Юлия ударилась затылком, в черепе зашумело, перед глазами некоторое время плыло, а черных рож стало четыре.

— Ах ты ж, русская стерва, — прошипел негр. — Ты будешь умолять, чтобы я тебя прикончил… Я с тобой такое проделаю…

И в течение трех минут он излагал, что он с нею проделает, как ее использует и какая она после этого останется. Белобрысые посмеивались, но их глаза не отрывались от двери, пальцы на спусковых крючках. Один встал прямо напротив двери, другие присели за агрегатами, чьи литые кожухи служили хорошим укрытием.

Офицеры вернулись в самом деле минут через пять, десантники сопровождения не отходили от них ни на шаг. Гельман вытирал ладони носовым платком, майор довольно скалил зубы.

Юлия заявила ядовито:

— Вы так боитесь меня, что приковали обе руки?.. Освободите хотя бы одну!

— Зачем? — спросил майор.

— Да хотя бы пот смахну со лба, а то глаза щиплет!.. А вы, если боитесь даже одной руки, можете близко не подходить. Негры, понятно, трусы, но вы же белый!

Майор смерил ее презрительным взором, Юлия чу-ствовала, что профессионала не проведешь, знает, какие мышцы накачаны боевыми приемами, а какие — пустяковым шейпингом.

— Расистка? — бросил он с осуждением. — Ничего, скоро мир будет единым. И без границ. Избавишься от этой дури.

Но все же через мгновение правая рука была свободна, левую, по-прежнему зажимал стальной захват, а майор отошел к двери.

Оператор сказал возбужденно:

— Только что доложили… Он прошел седьмой сектор.

Майор покачал головой:

— Они там офигели? Там же целый батальон крепких ребят!

Несколько минут прошло в ошеломленном молчании, затем оператор сказал упавшим голосом:

— Пройден шестой сектор!

Десантники переглядывались, майор прорычал:

— А где была охрана?.. Где были эти сволочи?

— Господин майор, — сказал оператор с упреком, — нехорошо так о павших. Ни один не отступил…

Молчание становилось все тяжелее, воздух сгустился. Взгляды скрестились на операторе. Он поежился, произнес упавшим голосом:

— Объект прошел пятый сектор!

Гельман нарушил молчание:

— Полчаса тому я там проверил все. Охрана там была усиленная.

— Сэр, — сказал оператор, Юлии почудилась насмешка, — она там и осталась.

Некоторое время все прислушивались, наконец, майор не выдержал:

— Ну, что там?

Оператор ответил с нервным смешком:

— То, что вы и ожидали, сэр. Он в четвертом секторе.

— Охрана?

— Они дали бой. Было море огня. Все стены потрескались от пуль.

— Но…

— Он прошел, сэр.

— Проклятие!

Юлия затаила дыхание. В помещении воздух был уже давно пропитан страхом, а теперь даже стены, казалось, начали исходить потом от страха. Нет, от черного ужаса.

Оператор сказал совсем тихо, но чувствовалось, как дрожит его голос, а все тело бьет крупная дрожь:

— Третий сектор…

Майор сказал быстрым нервным голосом школьного учителя:

— Там потолок с турельными пулеметами, автонаведение…

— Сэр, автоматика не сработала. Рекомендую во втором секторе переключить на ручное.

— Рекомендация… принята.

Все пятеро напряженно вслушивались. Юлия боялась кашлянуть, в ответ могла получить очереди из десятка автоматов плюс из двух крупнокалиберных пулеметов из-под потолка.

Майор, Гельман и его оба лейтенанта с автоматами на изготовку встали наискось от двери. У Юлии замерло дыхание: у Олега не будет ни единого шанса, автоматные очереди прошьют его вдоль и поперек, изорвут его прекрасное сильное тело…

Негр, в нашивках которого она так и не разобралась, сказал по-английски:

— Он уже вошел во второй сектор?..

— Войдет и в этот, — ответил майор с неожиданной враждебностью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать