Жанры: Юмористическая фантастика, Социальная фантастика » Клещенко Елена » Птица над городом. Оборотни города Москвы (страница 27)



Глава 13

Хунта был великолепным таксидермистом. Штандартенфюрер, по словам Кристобаля Хозевича, — тоже. Но Кристобаль Хозевич успел раньше. Он любил успевать раньше — всегда и во всем.

А. и Б.Стругацкие.


Валерке я позвонила в тот же вечер, сразу, как уложила ребенка. Он обрадовался, тут же начал профессионально бомбардировать меня вопросами: что за центр здоровья, что за группа обучения оборотничеству, давно ли работает (выходило, аккурат с тех пор, как Настя ушла из дома — первое бесплатное занятие было в пятницу), какая из себя Жарова Татьяна Михайловна — рост и возраст, и вес, и адрес… Адрес с точностью до подъезда его вконец осчастливил. Но я его тут же и огорчила: созналась, что говорила с Настей и рекомендовала ей сдаться самой.

Трубка угрожающе умолкла секунд на десять, затем спросила совсем другим, шипящим голосом:

— Можешь объяснить, зачем ты это сделала?

— Чтобы дать девочке шанс.

— Шанс удрать от нас?

— Не поняла, с какой стати ей удирать? И куда, главное? Или она идет домой, или она, как дура, остается со своей Жаровой, и уж тогда ты берешь их обеих. Жаровой что светит?

— Третий вариант тебе в голову не приходит? — шипела разъяренная рысь. — Девочка все рассказывает Жаровой, и они скрываются вдвоем!

— А занятия как же?

— А никак. Свобода дороже. Лягут на дно, потом наберут новую группу. Может, в другом городе. (Я промолчала.) Фактически ты их предупредила. Я не понимаю, зачем?!


Ночью я спала плохо. А назавтра, часов в одиннадцать, Валеркин звонок сорвал меня с совещания. На этот раз меня приглашали не в кафе.

Валеркин кабинет обставлен без показной аскезы, какую можно увидеть в телесериалах о бравых операх. Никакой желто-фанерной мебели, никакого портрета Дзержинского над столом. (Портрет есть, но не Феликса Эдмундовича — тот, кто изображен на нем, широкой публике не известен.) На полу между дверью и креслом посетителя расстелена огромная, прямо-таки невероятного размера бурая шкура. Не спрашивайте, кем был при жизни хозяин шкуры и за какие заслуги Валерка, добрый и незлопамятный, как все рыси, украсил им свой офис. Меньше знаешь — крепче спишь.

В обширном кресле коричневой кожи Татьяна Жарова, растерявшая весь гламур, ненакрашенная и зареванная, казалась маленькой, как птичка на бегемоте. Меня она узнала не сразу. А когда узнала — охнула и прижала пальцы к губам.

— Вы знакомы с этой гражданкой? — суконным голосом спросил ее Валера.

— Это… Галина, я не помню фамилии, она журналистка, — с готовностью ответила Жарова. — Она вчера ко мне приходила, статью приносила… То есть… она, что ли…

— Итак, Жарова Татьяна Михайловна, — тем же тоном продолжал он, не отрывая глаз от бумаг перед ним, — постоянно проживает в поселке Ароматное Московской области (Жарова тихонько заскулила), работает в Москве преподавателем художественной гимнастики… согласно трудовой книжке… Когда вы в последний раз видели Анастасию Матвееву?

— Я же уже сказала! Настя вчера пошла в «Копейку» за чаем и конфетками и не пришла! Двенадцать, час, нету! Звоню туда, сюда, на мобильник ей, нету! Я сама как раз собиралась к вам обращаться, и тут вы пришли!

— Надо же, какое совпадение, — задумчиво сказал Валерка. — Слабо верится, что собирались обращаться… Куда именно вы звонили, когда Матвеева не вернулась? Ее родителям?

— Н-нет… — Жарова вскинула глаза, в них блеснула надежда. — А она разве…

— К сожалению, нет, — ответил ей Валерка, глядя на меня. — Дома Матвеева не появлялась. Так кому вы звонили? Туда и сюда — это куда конкретно?

— Ну… Оле, нашему бухгалтеру. Потом Светлане, это Настина подруга, Настя ей звонила, ее телефон в исходящих отпечатался… А больше никому, она никуда не могла пойти. А на мобильнике «абонент недоступен»…

— А Виктору вы звонили? — вмешалась я в ход дознания.

— Кто такой Виктор? — ледяным тоном спросил Валерка. Я кивнула на Жарову: отвечай, мол, тебя допрашивают, не меня. Жарова испуганно заморгала:

— Я не знаю… а, это Настин мальчик? Но он же в Питере живет?

Так, подумала я.

— Так, — сказал гражданин начальник. — Фамилия, адрес Виктора?

— Не знаю я! Вы думаете, что ли, она к нему уехала? Да она денег не взяла с собой почти нисколько, ни вещей…

Валерка глянул на меня, подняв бровь, я кивнула. Деньги, вещи… хи-хи. Девчонке из наших ничего не стоит уехать на ночной «Авроре» зайцем. В смысле, котенком. Не выбросит же проводница из окошка хорошенькую черненькую кисоньку! А что, запросто. Перепугалась и кинулась к любимому.

М-да, а Валерка прав насчет меня. Нелестные эпитеты и характеристики я заслужила. Теперь ему связываться с питерским оборотневым отделом, искать этого Виктора неизвестно-как-его-там-дальше… вся история по новой, все то же самое, что с Жаровой. Ну, немного попроще: оборотней в Питере не больше, чем в Москве. Странно, что Виктор до сих пор не всплыл в процессе дознания. Если верить Насте, у них такая большая любовь, что аж квартирный вопрос стал безотлагательным, — и никто ничего про это не знал? Ни мама, ни подружки?.. Впрочем, подростки-котята бывают феноменально скрытными.

— Хорошо, если вспомните, сразу же сообщите мне. — Валерка нажал на кнопку диктофона, отключая запись. — Ну что, Татьяна Михайловна… я вам рекомендую оставаться в Москве, на той же квартире. То есть не то что бы рекомендую… просто оставайтесь там. Мошенническую деятельность, разумеется,

придется свернуть…хотя так и так пришлось бы, без второй фигурантки… ну, будете учить людей чему-нибудь хорошему, светлому и доброму. Танцу живота, например. А если Настя появится на вашем горизонте, наберите один из этих номеров и точно следуйте инструкциям. Если вы сумеете нам помочь, думаю, доводить это дело до суда мы не станем. Вы меня поняли?

Жарова часто закивала.

— Тогда до свидания. Пропуск не забудьте.

Дверь за преподавательницей гимнастики закрылась. Валерка поднял голову и уставился на меня в упор…


— Лапа, ты дура, — сказал любимый человек.

— Без тебя знаю! — огрызнулась я. Продолжительная беседа с сотрудником МВД укреплению нервов не способствовала, тем более что моя личная совесть выступала в этом раунде целиком и полностью на Валеркиной стороне. — Спугнула девчонку. А теперь скажи мне что-нибудь хорошее.

— А я не это имею в виду, — безмятежно ответствовал Летчик Ли, усаживаясь рядом со мной. — С Настей ты все правильно сделала, молодец. Во-первых, нашла ее, убедилась, что она жива-здорова. Для ее родителей это самое важное. Во-вторых, узнала, что она поехала к своему молодому человеку, который в Питере. Никто про него не знал, тебе она сразу сказала.

— А может, она не к нему поехала?

— А куда еще? — парировал любимый. И эти люди еще рассуждают о женской логике… — Подумаешь, придется твоему оперу немного посуетиться, ничего страшного. Волка ноги кормят, или кто там он — рысь? — ну, значит, лапы. Найдет девчонку, никуда она не денется. А дура ты не поэтому.

— А почему я дура?

— Она еще спрашивает, — Летчик Ли поставил на столик два стакана и полез в бар за мартини. — Мне позвонила Наталья и рассказала, как ты зажигала на квартире у этого вашего… вервольфа.

— Та-ак.

Я мысленно занесла на Натальин счет еще и это. Подруга называется.

— Лап, ну ты что, с ума сошла? — проникновенно вопросил Летчик Ли, обнимая меня за плечи. — Я как представил все это… как ты к нему одна полезла… как он на тебя бросился… ох.

— Наталье-то откуда все это знать? — буркнула я. — Как полезла, как бросился… ее там не было.

— А почему, кстати, ее там не было?! Тебя послала, а сама…

— Потому что Наталья сорока, а я галка.

— И что?

— А у Ламберта квартира в центре Москвы.

— И? Думаешь, люди сильно удивились бы, если бы на Тверскую прилетела сорока?

— М-млекопитающее, — с чувством обозвалась я. — Зверь шерстяной. Жить меня учит, а простых вещей не знает. Ты когда-нибудь, хоть раз видел сороку в центре Москвы?

Летчик Ли задумался. Не иначе, добросовестно припоминал все свои встречи с сороками. Потом сказал:

— Нет, не видел. А почему?

— Потому что Москва заклята от сорок, — объяснила я. — Заклял ее святой Алексей в шестнадцатом, кажется, веке. Согласно хроникам, распознал в одной сороке ведьму, ну, то есть не ведьму, а сам понимаешь кого — из наших. Но, видимо, тетка эта была большая зараза. (Может, Натальина прапрапрабабка, мысленно добавила я.) Что именно она делала, история умалчивает, однако святой так впечатлился, что воспретил всем сорокам появляться в Москве. В тогдашних пределах города, естественно. И оборотням, и обычным птицам. До сих пор действует. Наталья даже в человеческом Облике на совещания в центр ездить очень не любит. Говорит, депрессивно.

— Ох, мать… — Летчик Ли уважительно покрутил головой. — В смысле, какая силища. Четыре века. Интересно. Не знал. А от лис он Москву не заклял?

— Дай подумать. — Я огляделась, выискивая вокруг лис, потом сфокусировала взгляд на любимом и радостно показала пальцем: — А, нет, похоже, не заклял! Лисам можно.

— Это хорошо. Ну, за здоровье и процветание…

Не успела я трех глотков сделать, как он вернулся к теме. Сбить кицунэ со следа вообще очень сложно.

— Галка, я тебя очень прошу, не рискуй так больше. Я все понимаю, группа, спецзадание, но больше никогда так не делай. Пожалуйста.

Я промолчала. Честно говоря, просто не знала, как реагировать на этот приказ. Или просьбу. До сих пор наши отношения не заходили так далеко: не случалось еще Летчику Ли мне указывать, что я должна делать и чего не должна.

— Ладно, обо мне не хочешь думать, — гнул свое любимый, — подумай о Машке. Как мы будем без тебя?

«Мы»?! С каких это пор вы с Машкой «мы»? А ты без меня будешь, подозреваю, нормально. Судя по тому, как к тебе липнут разные пушистые зверушки в «Фокс Систерз». И не надо мне рассказывать о глубоких и искренних чувствах кицунэ, а тем более о единственной любви лиса-оборотня.

А то, чего доброго, поверю.

Ага. Открыла рот, чтобы осадить нахального любовника, и произнесла совсем другое.

— Хорошо. Больше не буду.

Театр. Чистый японский театр.

Он сгреб меня в охапку.

— Я не могу без тебя.

Неужели можно так врать? А почему, собственно говоря, нет? А потому, что мне хочется верить.

— Ладно. Сказала же…

Душевный и тактичный ответ. Ну, как умею, не взыщите.

— Сейчас я тебе картинки покажу. Со вчерашнего. Так, ничего особо интересного, опять корпоративка, но есть неплохие кадры.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать