Жанры: Юмористическая фантастика, Социальная фантастика » Клещенко Елена » Птица над городом. Оборотни города Москвы (страница 28)


— Опять девок снимал?

— Лапа, — укоризненно сказал Ли. — Девок снимают в других местах. А я фотографировал сотрудников компании.

— Ну если сотрудников компании, тогда ладно.

За компьютером вдвоем мы сидим так: один в кресле, другой на том же самом катучем столике, с которого едим. Тут главное — не спихнуть задом тарелку или стакан.

Я добросовестно смотрю в монитор, на людей в деловых костюмах, вечерних платьях и почему-то в желтых касках. Что они символизируют, эти каски? Ах, это у них новый деловой центр только что открылся, этому важному событию будет посвящен рекламный фотобуклет, и все сотрудники в едином порыве — строители и созидатели. Мыкоманда-мыкоманда. Ясно.

Итак, Ли щелкает мышью, я припоминаю все, что мне известно об искусстве репортажной съемки, стараясь понять, чем отличаются неплохие кадры от неинтересных. Гоню неуместную мысль, что, возможно, на «неинтересных» кадрах присутствуют молодые девицы, слишком уж интимно улыбающиеся фотографу. Ерунда — во-первых, он там был на работе, во-вторых, на фига ему офисные барышни и тетки, когда есть модели и девочки из «Фокс Систерз»… почему вы так фатально убеждены в мужской порочности, Галина Евгеньевна? — личный жизненный опыт меня в этом убеждает, граждане; — а стоит ли обобщать единственный результат на все остальные объекты? — не знаю, не знаю, но лучше думать о людях хуже, тогда разочарование будет приятным… впрочем, вот в этом пропущенном кадре девица не такая уж молодая, строго говоря, вообще не девица… что?!

— Стоп!

— Тебе эта нравится? Да нет, лапа, тут, видишь, мужик глаз зажмурил, а дама разулыбилась несообразно. Эту я сотру.

— Погоди-погоди! Это кто?!

— Это? — Ли подхватил курсором кадр, увеличил лицо женщины, крутанув колесико. — Это Тамара, их пиар-менеджер или что-то вроде. Дама неприятная, мне с ней пришлось говорить, когда время уточнял. Ты ее знаешь?

— Не то чтобы лично… — протянула я. Накрыла его руку с мышью, потаскала кадр туда-сюда. Никакого сомнения: у фуршетного стола, рядом с двумя мужиками, одним лысым и одним кучерявым, грациозно поднимает бокал белого вина — та самая инспекторша, проверяющая из наробраза, что сидела на уроке у Ламберта. Даже брючный костюм тот же самый! Даже стразовая брошечка на лацкане!

— Лап, да ты чего? Ревнуешь, что ли? — с ужасом спросил Летчик Ли. — Не подумай плохого, я таких не обслуживаю, честно! Только деловые отношения!

— То есть она в этой фирме работает, — задумчиво сказала я. — Что за фирма, я прослушала?

— Сейчас скажу, — Летчик Ли подтащил поближе свой лист для записей — любопытный человеческий документ, который заменяет ему ежедневник. Лист был исписан вкривь и вкось, слева направо, сверху вниз и вверх ногами, а с нижнего края оборван — видимо, чтобы взять с собой нужный телефон

или адрес. — «Веникомбизнес».

— Чем бизнес? — не удержалась я.

— Веником, — подтвердил Ли.

— Шваброй и тряпкой. Хорошее название у конторы. Что-то связанное с уборкой? Или они аксессуарами для бани торгуют?

— Вряд ли. Они медициной какой-то занимаются, насколько я понял.

— Все ясно… То есть ничего не ясно. По четным — пиар-менеджер, а по нечетным рыбу удит. В смысле, инспектор.

— Не понял, — подумав, произнес Ли.

Я объяснила про открытый урок. Летчик Ли взял бутылку и налил нам обоим мартини на два пальца.

— Да нет, лап, я думаю, тебе показалось. Наверное, все-таки не она. Где этот бизнес вениками и где Министерство образования?! Или, может, эти тетки — сестры. Близнецы.

— Может, и сестры, — неуверенно согласилась я. Нет, конечно, в Москве уйма похожих лиц, и мне уже приходилось встречать двойников — иной раз и вовсе не родственников… ха, можно подумать, я по лицу ее узнала! На лицо я посмотрела во вторую очередь. Костюм песочного цвета, с дурацкими лацканами о трех зубцах каждый, на левом лацкане приколота стразовая брошка в виде лилии — я же помню, как эти стразики отражали солнце, лучик попал мне в глаз, когда я качалась на березовой ветке. Волосы выкрашены в натуральный пшеничный цвет, пышно уложены, а затылок подстрижен «лесенкой»- вот спорим, если он ее хоть раз снял со спины, эту «лесенку» мы и увидим на фото! Костюмы, брошки и прически — тоже близнецы, что ли?!

Вообще-то лицо не так уж похоже, если приглядеться. На фото она не хмурилась начальственно, а скалилась в улыбке, которую сама, очевидно, считала голливудовской. Получилось и вправду страшненько, особенно впечатляла золотая коронка на нижнем зубе. Может, все-таки не она? Или просто макияж другой?

— Зачем бы пиар-менеджеру притворяться инспектором?

— Вот и я о том же.

— Инспектировать Ламберта, это ж ни пользы, ни удовольствия! А с другой стороны…

Мы посмотрели друг на друга. Инспекторша, которая на самом деле, очевидно, не инспекторша, сидела на уроке у Ламберта, и тот на следующий день запил…

— Ладно, возьми эту картинку себе на флэшку, завтра покажешь Наталье, — быстро сказал Летчик Ли. — пусть она разбирается.

И вернулся к основной теме:

— Галка, ты-то только не суйся в эти вервольфовские дела! Очень тебя прошу, пусть они теперь сами.

Еще бы они не сами. Я теперь, считай, отстранена от операций.

— Плевала я на вервольфа, — вежливо сказала я. — Ли, скажи честно, ты как думаешь: Настя найдется?

— Найдется, — уверенно сказал Летчик Ли. Обожаю его за эту безапелляционность.




Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать