Жанры: Юмористическая фантастика, Социальная фантастика » Клещенко Елена » Птица над городом. Оборотни города Москвы (страница 40)


Глава 19

Я прочел всю энциклопедию насквозь: все искал чего-нибудь такого, чего нельзя купить за деньги; так на той неделе придется, должно быть, взяться за дополнительные тома.

О.Генри.



— Совет в Филях, — тихонько сказал Серега. Он сидел на стуле, нам с Настей досталось кресло — две женщины мелкого телосложения помещались в нем свободно. С того момента, как позвонили ее родителям, Настя перестала плакать, сидела молча, выпрямив спину. Валерка, как хозяин, занимал место за столом. Я с тоской косилась на шкуру, расстеленную по полу. Два на три метра, мех густой… плевать, что грязная и пыльная, и кем она, эта шкура, была раньше, тоже плевать. Лечь бы сейчас на нее, уставиться в потолок, а потом закрыть глаза. Поговорив с Ли, я окончательно сдулась, только что сама не валилась на пол, как куча барахла, упавшая с вешалки. Но все же успела шепнуть Сереге, чтобы он не рассказывал, как мы с Настей висели на решетке.

Валерка и без того был не в очень-то добром настроении, хотя и отвел душу по телефону. Рысьи брови шевелились, глаза в полумраке кабинета вспыхивали янтарем, когда фиксировались на мне.

— Я тебя слушаю, Галя.

«Галя»… Я бы предпочла «Афанасьеву» или даже «дуру бабу».

— Объясни мне только одно: какого хрена.

Вот так тебе все и объясни. Прямо при ребенке… Подтащив к себе блокнот, лежавший на столе, я быстро вывела, прикрываясь ладонью: «Я обещала Насте, что выручу ее».

Валерка глянул на листок, потом на меня. Желто-коричневые глаза расширились, на секунду мне показалось, что он сейчас заорет — ну или злобно зашипит, высказывая все, что думает о моих умственных способностях и о моем понимании Слова оборотня… Обошлось.

— Ладно. Рассказывай по существу.

Я рассказала, как воспользовалась помощью «Блюза Бродячих Собак»(не упоминая Марину), как проникла в здание, нашла там «Веникомбизнес», повстречала знакомого выдвиженца и была поймана. Как мы душевно беседовали с Антоном Михайловичем и как у меня отобрали телефон и флешку… И только я сделала паузу, перед тем, как говорить про фотографию тетки-лжеинспекторши, и задумалась, не потребовать ли объяснений: что за тетка, что за «Веникомбизнес», и что об этом было известно Наталье и Валерке, — как в прихожей чвакнула дверь, кто-то негромко поздоровался с Ниной Сергеевной и, не задерживаясь, прошел к нам.

— ЗдорОво, авиация, — сказал Серега.

— Здравствуйте, — сказала Настя.

— Ага, так вот… это самое… — сказала я.

Летчик Ли нацепил свою бейсболку на нос волчьей голове, украшавшей стену, скромно уселся на диванчик и сделал жест ладонью: мол, извините за вторжение, продолжайте, не стесняйтесь.

Врать не буду, я обрадовалась. Даже больше, чем удивилась. И все-таки: что бы окаянному кицунэ заявиться хотя бы на три минуты позже? Как мне теперь при нем излагать про эту проклятую фотографию и про гильотину для оборотней, в которую меня засунули? С другой стороны, выяснение самого стремного момента — как я вообще туда попала и какого хрена — все же прошло не при нем, хоть на этом спасибо. Я взглянула на Валерку…

Только кошки и рыси умеют в одно и то же время злобно шипеть на выдохе и устрашающе раздуваться… ну хорошо: величественно приподниматься.

— Ты откуда взялся?!

— Стреляли? — невозмутимо предположил Ли.

— Пока нет. Но сейчас начну, — пообещал Валерка. — Тебе дали пропуск не для того, чтобы ты являлся, когда тебе вздумается. Это дело тебя не касается никоим образом. Про твои дела поговорим позже.

— Валер, давай сразу определимся, — спокойно заявил этот наглец. — Дело, в котором участвует моя жена, касается меня напрямую.

Сердце болезненно сжалось. Так у него еще и жена? И кто она, интересно знать?

— Твоя… Ты кого имеешь в виду?

Летчик Ли указал на меня. Точнее, на кресло. Отчетливо помню, что у меня хватило ума оглянуться на Настю. Потому что это нахальство в голове не укладывалось.

— И я хочу наконец выяснить, чем Галка тут у вас занимается.

Я открыла рот, чтобы, в свою очередь, определиться с терминами… но потом решила, что лучше помолчу.

— Тогда ты вовремя, — ядовито сказал Валерка. — Я тоже хочу наконец это выяснить.

— Нет, я серьезно говорю. Женщина пропала, на звонки не отвечает, домой не звонила, ребенок с няней не знают, что думать…

— Я бросила Машке эсэмэску! — возмутилась я. Правда, прямо из машины и послала.

— Она не читала, — успокоил меня Ли. — Ничего, я им отзвонился.

— Спасибо. — Я постаралась, чтобы благодарность не прозвучала очень уж саркастически. Воображаю, что подумала Таисия Павловна, когда мужской голос, тот самый, что регулярно спрашивает меня, сообщил — дескать, Галя задерживается на работе!

— Галка, я очень беспокоюсь, когда ты вот так пропадаешь. И Машка с няней тоже.

— Можно подумать, я до этого все время сидела дома, гладила тебе носки и штопала брюки, — рассеянно огрызнулась я. Что же это делается, коллеги? Что происходит с этой реальностью? Может, мы правда поженились, а я и не заметила? С кицунэ станется провернуть такую штуку…

Настя хихикнула, мужики тоже заулыбались. Даже Валерка перестал полыхать очами. Но лис-оборотень продолжал свое:

— Мне кто-нибудь объяснит, куда вы ее послали на этот раз?

— А мне бы самой хотелось это узнать, — быстро сказала я, чтобы опередить Валеркино «никто ее никуда не…». — Кажется, Наталья отлично знала и без меня, что та женщина из «Веникомбизнеса»- никакой не инспектор. (Ли заинтересованно выпрямился и наклонил голову набок.) А со мной почему-то никто не стал делиться информацией. А мой… муж (и не покраснела, и не подавилась!) туда сегодня идти собирался! Я его только сейчас затормозила!

Оборотень в погонах доверительно наклонился ко мне через стол. Раскосые глаза цвета спелых желудей были

ясными и непроницаемыми. Как у кота, только что сожравшего котлету со стола.

— То, что эта дама работает в «Веникомбизнесе», мы не знали, — сообщил он. — А то, что она не инспектор, — это знали.

— Можно поинтересоваться, откуда?

— От Паши Ламберта, — невозмутимо ответил Валерка.

— Так он что, нашелся?!

— Н-нашелся, — со странной интонацией сказал Серега.

— И где он был? (Да что из них клещами приходится тянуть?!) Что случилось-то?

— Паша в надежном месте, Галочка, — ответил Валерка.

— Там, где я думаю?! — радостно поинтересовался Ли. Валерка кивнул, Серега показал ему кулак. Ладно-ладно, пока можете отмолчаться, не больно-то и хотелось знать. Но судя по чьей-то хитрой рыжей морде, Пашечка подрабатывает волком в зоопарке. Или даже в цирке.

— Хорошо, Галь. Ты продолжай, продолжай.

Делать нечего, пришлось продолжить. Я честно поведала про отобранный у меня телефон с нестертыми входящими, про флешку с фотографией. Наконец, дошла до того, как меня повели в лабораторию. Я старалась не драматизировать, но Валерка привязался: что я чувствовала, только ли испуг… ладно, извини, ошеломление от падения, насколько сильную слабость…

— И этот Антон сказал, что я больше не оборотень, а Никонов…

— Так и сказал?

— «Вчера вы оборотень, а сегодня нормальный человек», дословно.

— А потом?

— Потом велел Никонову готовить… не знаю такого слова, что-то из деловой лексики… инпозицию?

— Импозицию, — тихо поправил Валерка. — Та-ак.

— Что это за слово, можно узнать? — голос Летчика Ли изменился, так он обычно разговаривал с недобросовестными исполнителями подсобной работы на съемках.

— Слово как слово, в словарях есть, — холодно ответил товарищ майор. — Не перебивай… муж. Дальше, Галочка.

Как можно короче я рассказала, как сначала не могла оборачиваться, потом почему-то смогла. Теперь я почувствовала себя идиоткой уже совершенно бесспорной и однозначной. Ребята наверняка решат, что я ударилась в истерику, так расползлась киселем, что аж забыла, как оборачиваются… или что-то в этом роде. Я и сама начинала думать: может, так оно и было? На Летчика Ли я вообще глаз поднять не могла. А от Валерки ждала какой-нибудь очередной дерзости насчет женской мерзости, уже приготовилась отвечать.

Не дождалась. Желто-карие глаза смотрели серьезно и сочувственно. Он даже снова потянулся через стол, словно хотел взять меня за руку, но взял карандаш из стакана. Ничего не записывал, просто крутил в пальцах.

— …Собственно, это все. Обернулась, вылетела из окна и встретилась с Серегой.

— И вы решили выручить Настю, — без выражения сказал Валерка. — Чья была инициатива, я спрашивать не буду, потому что догадался. Сергей, теперь тебя хочу послушать.

Я поглубже заползла в кресло. Под теплыми взглядами рыси и лиса я не решилась даже умоляюще посмотреть на Серегу.

Мой верный напарник пожал плечами.

— Прилетели на место. Я разобрался с охраной — вороны, штук восемь-десять. Галка выпустила барышню. Я обернулся орлом, забрал их, мы улетели. Потом поехали к тебе.

Серега! Бутылка любого напитка с меня. Вот к кому буду посылать молодых корреспондентов учиться лаконичности. Ни слова лишнего!

— Проблем не было? — заботливо поинтересовался Валерка. Серега помотал головой. Поверил товарищ майор или нет, но крыть ему было нечем, и он обратил свой взор к Насте.

— Теперь ты, девушка. Где бывала, что видала?

— Ну, вы знаете уже про наши занятия. Про группы «Омега-Поиск», - напряженно произнесла девочка. И добавила: — Галина Евгеньевна мне сказала, что это статья. За мошенничество со сговором.

Так вот почему она сидит как на гвозде! Мне стало стыдно. Значит, она все это время думала, что ее сейчас начнут судить и сажать в тюрьму, а я, честно говоря, напрочь забыла про их с Жаровой аферу.

Валерка, по-моему, тоже не сразу вспомнил.

— Успокойся, Настя, — сказал он. — Не бери в голову. Этот вопрос мы уже решили с твоей приятельницей. Дело закрыто. Давай теперь перейдем…

— А что будет с Таней? — перебила его Настя.

— А ничего с ней не будет. Вернется в свое Благоуханное, или как его, там тренеры по гимнастике тоже нужны, — Валерка изобразил циничную ментовскую ухмылку. — Давай поговорим о том, как тебя похитили. И о том, что ты видела в их здании.

Настя рассказала, как пошла в магазин, как к ней подошли двое мужчин (один из них, судя по приметам, мог быть Никоновым) и обернули ее кошкой. В помещении «Веникомбизнеса» ей позволили обернуться человеком, и с ней имели продолжительную беседу женщина и мужчина. Женщину Настя опознала по фотографии — ага, та самая Тамара, пиар-менеджер, я даже не очень удивилась. Мужчина представился Антоном («нормал, лицо как у хорька и на глазу челка»). Ей объяснили, что оборотни крайне опасны и для социума, и сами для себя, что это гарантированное отсутствие счастья в браке, что оборотничество снижает продолжительность жизни, в скольких-то процентах случаев приводит к сумасшествию, вызывает рак и дегенерацию нервных клеток. («А также понос и диатез», - тихонько добавил Летчик Ли.) Такое беспардонное вранье объяснялось элементарно: Настя, после встречи со мной испугавшись за Татьяну Жарову, заявила, будто впервые обернулась кошкой на ее занятиях, а до того никаких оборотней близко не видела и не верила, что они бывают. Ей поверили — видимо, и выследили ее через «Омега-Поиск», а не как-то иначе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать