Жанры: Юмористическая фантастика, Социальная фантастика » Клещенко Елена » Птица над городом. Оборотни города Москвы (страница 44)


Я не успела к нему подойти. В холл на всех парах влетела молодая особа крупного телосложения, в очках и с толстой косой на затылке. Обвела сердитым взором меня с крысой, Серегу, обложенного собаками, Ульянку, весело ухмыляющуюся из-под челки, и обратилась к Юрию, самому приличному на вид, хоть и с конским хвостом:

— Будьте любезны, вы не могли бы объяснить, что происходит? Я здесь нахожусь на лечении, со мной заключили договор на оказание медицинских услуг, день операции уже назначен. Я предоплату внесла, наконец!

— Большую предоплату? — сочувственно спросил Юра.

— А это имеет значение? — ледяным тоном поинтересовалась барышня. Не иначе, та самая Оля из юридического колледжа! Настя не сказала мне, кем по Облику была ее соседка, но мне сейчас показалось, что небольшой птицей: дроздом или, может быть, скворушкой. Тут играют роль не столько габариты, сколько манера двигаться. Это как же надо запугать летучего оборотня, чтобы он так упорно боролся за право разучиться летать?.. Мне захотелось шмякнуть Тамарой Петровной о стенку.

— Наверное, имеет, если вы хотите получить деньги назад. Ваша операция отменяется, как и все остальные, и должен заметить, девушка, что вам сильно повезло. Вас ввели в заблуждение.

— Этого — не может — быть, — так же сурово отчеканила начинающая юристка. — Я внимательно изучила документы, там все чисто!

— Что за документы, расскажете нам? Или лучше не нам, а Валерию Петровичу…

Юра увел недовольную девушку, а я наклонилась к Сереге:

— Ну что, как твои? Все в порядке?

Как будто по физиономии не видно.

— Все в порядке, — отозвался Серега. — Пока им лучше так побыть, мохнатыми. Натерпелись ребята, ну да ничего. А ты куда моталась?

— Я? Никуда, — рассеянно ответила я. — Я во дворе была с Бурцевым, видела, как вы летали, супер-класс. Вот, рысю завтрак принесла. Видишь? Это та самая…

— Стоп, — Серега выпрямился в кресле, придерживая наплечного щенка под зад. — Хочешь сказать, ты не вылезала из окна вон на ту сторону и не летела к югу?

— Никуда я не вылезала… — У меня появилось очень скверное подозрение. — Слушай, а Антона-то вы задержали? Ну, то есть не вы, а Валеркины ребята?

— А разве его не Бурцев увез вместе с остальными?

— Не увез, — ответила я. — Говорю же, я там была. А ты, значит, видел, как я улетела?

— Ну. Что я, не узнаю тебя, что ли…

Тут он замолчал. И мы посмотрели друг на друга. Я так надеялась, что ошибаюсь.

— Импозиция, м-мать ее, — сказал Серега.


— Выбирайте выражения, — голосом Снежной королевы произнесла Тамара Петровна. Вместе с человеческим Обликом к ней вернулись апломб и импозантность. В кресло, однако, она опустилась осторожно и медленно. Хотя хвоста, за который я ее крутила, сейчас не было, то, к чему он крепился, явно побаливало. Мне даже стало стыдно.

Выбирать выражения у Валерки охоты не было, что да, то да. Кроме Антона, каким-то образом сумел смыться и Никонов. Пришлось майору заняться Тамарой. Меня попросили присутствовать на первом допросе: как-никак, это я ее видела в школе.

— Вы не имеете права разговаривать со мной с таком тоне. Я не выдавала себя за сотрудника Минобразования. Понимаете ли, мне как сотруднику Департамента образования Москвы не было необходимости кого-то обманывать. И я вам не таджичка без регистрации, чтобы вы тут мне хамили!

Валерка, в точности так, как я и представляла, расположился за Антоновым столом и увлеченно катал ладонью шарик (к таким игрушкам все кошачьи неравнодушны). Тамара пристально следила за его рукой.

— Мне почему-то казалось, что работа в Департаменте образования не предусматривает совместительства, — проворчал он сквозь зубы. — Вы же работаете здесь, я ничего не путаю?

— Сейчас моя трудовая книжка в «Веникомбизнесе», - тетка нимало не смутилась. — А на тот момент я еще числилась в департаменте. У меня два высших образования, педагогическое и психологическое, большой опыт организационной работы. Специалисты моего уровня, знаете ли, всегда востребованы и могут позволить себе выбирать условия. Я перешла из госучреждения в частную фирму, надеюсь, это не запрещено?

— Менять работу не запрещено, — согласился Валерка. — Скажите, пожалуйста, ваша инспекционная поездка в спортивную гимназию была вашей частной инициативой или проводилась по поручению начальства?

— Какого начальства? — Тамара Петровна кокетливо расширила глазки. — Планы инспекционной работы составляла я сама, начальство только подписывало. А вы думали, в департаменте оборотнями тысяча человек занимается? Ошибаетесь. Маленький подотдел, я и секретарь. Так что все решения принимала я.

— А вам хотелось руководить тысячей человек? — перехватил мяч Валерка. — Похвальное желание. Ну и чем вас привлекла карьера пиар-менеджера маленькой фирмы?

— Окладом. Вас это удивляет?

— Пятнадцать тысяч, согласно ведомости, — с пониманием сказал майор. — В департаменте было меньше?

— В департаменте было меньше, — с вызовом сказала Тамара. — Почему-то все думают, что госслужащие купаются в золоте, а это не так. Хотя — смотря какие служащие…

Валерка пропустил выпад мимо ушей.

— Хорошо, поговорим о вашей работе на «Веникомбизнес». В чем она заключалась?

— Вы не знаете, что такое пиар-менеджер? Распространение информации о фирме, издание буклетов, контакты с прессой.

— А почему вы представились Анастасии Матвеевой как психолог?

— Я уже говорила вам, что

у меня законченное психологическое образование.

— Образование и должность, Тамара Петровна, — разные вещи, не мне вам объяснять. Чем, говорите, занималось ООО «Веникомбизнес»?

Прошедшее время не промелькнуло незамеченным. Дама в кресле набычилась и перестала улыбаться даже злобно.

— Сбытом медицинской техники и аппаратуры.

— А также вы оказывали медицинские услуги населению?

— Э… да, в какой-то мере.

— У вас была лицензия на этот род деятельности?

— Да, конечно.

— Кто вам выдал эту лицензию?

— Я не в курсе. Спросите у Антона Михайловича.

— Обязательно спросим, — пообещал Валерка. — Не беспокойтесь. А вот мне кажется, Тамара Петровна, что у вас не было лицензии. Да и быть не могло. Вот вы рассказывали Анастасии о том, как опасно оборотничество для жизни и здоровья. Но вы же сами крыса по Облику, значит, вы прекрасно знали, что это неправда?

— Неправда? Почему? — крыса была сама невинность. — Она же поздний оборотень, а это совсем другое дело. То, что у поздних бывают колоссальные психологические проблемы, ни для кого не секрет. А что касается проблем со здоровьем, сейчас получены новые данные, что так оно и есть. Просто раньше не было надежной статистики. Нравится вам это или нет, но для них лучше оставаться просто людьми, действительно лучше. Мне показали результаты исследований, я ужаснулась.

— Никонов показал?

— Да, и он тоже.

— Замечательно. А теперь объясните, пожалуйста, кто вам дал право работать с аниморфами?

— Об этих работах мне мало что известно, — быстро сказала Тамара. — Нет, я, конечно, знала, что они ведутся. Но если вы хотите знать мое мнение, мне кажется, для этих детей тоже будет лучше, если у них будет отчужден животный Облик. Так, чтобы не было шансов вернуться к прошлому. Я, конечно, не специалист, но я не видела в этом ничего предосудительного. Не знаю, как вы.

— А в том, что Облики, отнятые у оборотней, были переданы другим людям, вы видите предосудительное? — резко спросил Валерка.

— Не понимаю, о чем вы говорите.

Побледнела она так, что стало отчетливо видно пятно румян на скуле.

— Допустим пока… А в том, что вы намеревались лишить Облика врожденного оборотня, вы предосудительное видите?

— Я не понимаю вас! — повторила Тамара.

— Анастасия Матвеева ввела вас в заблуждение, — спокойно пояснил Валерка. — Она оборотень с детства, из семьи оборотней. Ваши люди совершили большую ошибку. Да и вы тоже, хоть вы и психолог с образованием.

Похоже, Тамара Петровна тоже так думала. Она сжала кулаки и судорожно вдохнула, а краска вернулась на ее лицо даже в некотором избытке. И голос сразу стал скрипучим.

— Она ничего нам не говорила. Если бы мы знали, мы бы, конечно… Так вот… вот оно что…

— Понятно, — подытожил Валерка. — Значит, если бы вы знали, что за Настю встанет сообщество, вы бы, конечно, не стали отнимать у нее Облик. Это только у поздних можно. Ох не верится мне, что вы действительно считали, будто для них Облик вреден!

Тамара молчала, сведя накрашенные губы в тоненькую алую линию. Валерка заговорил снова.

— Я вот чего не понимаю: как вы могли на такое пойти? Ведь вы же сама природный оборотень…

— И что с того? По-вашему, я теперь всем оборотням по гроб жизни обязана? А чем это я вам обязана, вы мне можете сказать?

Мы с Валеркой переглянулись. Вот, казалось бы, полный бред: чем оборотень обязан другим оборотням. Не кому-то конкретному, с кем связан Словом, не своим родным и друзьям, а оборотням вообще. То, что объединяет нас, чем бы оно ни было, вряд ли можно назвать «обязательствами». Чем обязан рыжеволосый другим рыжим, поэт — другим поэтам, а шофер — шоферам? Всем шоферам вообще, сколько их есть? Бред. А между тем даже я слышала этот вопрос, «чем я вам всем обязан», в четвертый раз. И что характерно, предыдущие три — тоже от Валеркиных фигурантов. А сколько раз его слышал Валерка, думаю, он и счет потерял.

— Лично мне этот Облик ничего не дал, — воинственно заявила Тамара. — Какое отношение к крысам среди оборотней, думаю, объяснять не надо…

— А какое у нас отношение к крысам? — с интересом спросил Валерка (наверное, вспомнил о ребятах из своего отдела, серых и капюшонном).

— Сами знаете какое, — отрезала Тамара. — Беспрерывные насмешки, плоские шуточки про мышь белую, про крысятничество… А в среде нормалов тоже навсегда остаешься экспонатом, деткой в клетке. Ах, у вас биотрансформация в анкете, ну вот мы вас и направим в особый подотдел… работать с кучкой… ос-собенных. (Последнее слово она произнесла, вздернув губу и обнажив фарфоровые резцы.) Да если бы не это, я бы давно была начальником управления! У меня были такие возможности…

Тамара все еще продолжала шипеть о том, какие конкурсы на какие вакансии она с блеском выдержала и какие должности могла бы занять, кабы хвост не мешал, когда Валерка взглянул на меня и правильно истолковал выражение моего лица.

— Галочка, — сказал он, — извини, что задержал. Спасибо за помощь, если хочешь, можешь идти.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать