Жанр: Документальное: Прочее » Алексей Иванов » Заказные преступления: убийства, кражи, грабежи (страница 72)


– Как перестрелка? Ты же выстрела не слышал, а только видел какую-то вспышку.

– Это неважно. Я считал, что тот человек начал стрелять первым. В общем, я тут же поехал в РОВД, подумав, что заодно разузнаю, что там и как. В одном из кабинетов меня арестовали. Вот, собственно, и все.

– Ты подполковника Волкова знал?

– Нет.


Из заключения экспертизы:


«Из пистолета „ПМ“, принадлежащего подполковнику Волкову, не произведено ни одного выстрела. Все восемь патронов на месте: семь в обойме и один в стволе. Больше того, пистолет даже не снят до конца с предохранителя».


Из протокола осмотра места происшествия:


«На месте происшествия найдено 15 гильз от пистолета „ТТ“. Не обнаружено ни одной гильзы от пистолета „ПМ“.


Владислав Павлюченков. 26 лет. Спортивный, хорошо сложенный парень. Служил в ракетных войсках. Учился в Смоленском энергетическом институте, но не доучился. В криминальных кругах имеет кличку Сало. Он сильно испуган и, видимо, поэтому довольно словоохотлив.

– Все началось с того, что я связался с Владимиром Кутиным. Я работал на него в книжном бизнесе, а он, по его словам, на рижскую фирму «Орион». Пытался организовать и собственное дело, но позапрошлой осенью сильно пролетел и задолжал Кутину 18 тысяч долларов. Десять тысяч сумел вернуть, а пять тысяч на мне висели. Я говорил, давай, мол, отработаю, но он, скорее всего нарочно, ничего путного не предлагал. Да еще грозил: то каким-то чеченцем, то ребятами из Харькова. Так я стал его рабом. Я делал все, что он прикажет. Однажды он приказал ограбить фирму «Русич»: вывезешь, дескать, их книги, продашь и вернешь остатки долга. Но с ограблением ничего не вышло – ни с первой, ни со второй попытки. Потом он показал какую-то квартиру и сказал: «Здесь живет человек, который мне мешает. Его надо убить. Я скажу, когда ты это сделаешь».

– А что за дела с Ивановым и Гороховым?

– Володька говорил, что у Иванова и Горохова серьезные неприятности с авторитетами из Москвы. Надо воспользоваться ситуацией, перестрелять всю их команду и самим стать главными смоленскими авторитетами. Поддержка, мол, будет, но не из Москвы, а из Риги. 28-го он вызвал меня к себе, и мы поехали за город. Иванов с Гороховым нас засекли и рванули за нами. Мы поняли, что им что-то известно, и решили действовать немедленно. Вернее, так решил Володька. Он позвонил брату, и тот привез оружие. «Надо их мочить, и прямо сейчас!» – сказал Володька. «Но это война, – засомневался Вадим. – Понадобятся деньги, адвокаты, транспорт, оружие». «Все будет», – заверил Володька. Я сказал, что неплохо бы обратиться к Пшенке, он все уладит.

– Кто это?

– Пшенка? Это вор в законе. Он поставлен в Смоленске «смотрящим». Как скажет Пшенка, так и будет. Это закон. Он разрешил немало споров между нашей братвой, причем без крови.

– И что же Кутины?

– Сказали, что обойдутся без Пшенкина и все сделают сами. После этого мы съездили в гараж и Володька выдал нам по пистолету. Потом мы все трое сели в «БМВ»… Когда появилась «Волга», Володька приказал: «Раз нет тех мышей, давайте замочим этих». Догнали их около РОВД. Смотрю, из «Волги» выходит человек с пистолетом в руках. Я отметил, что он седой, и подумал, что на Иванова работает серьезный уголовник. Но седой почему-то закричал: «Милиция! Руки вверх!»

– Когда седой шел к вам с пистолетом, были с его стороны выстрелы?

– Нет, не было.

– А какие-нибудь вспышки, напоминающие выстрел?

– Нет, никаких вспышек не было.

– Кто же тогда начал стрелять первым?

– Вадим… А потом и я.

– Это точно?

– Абсолютно точно. Могу сказать под протокол.

– Почему ты решил, что Владимир Кутин задумал перебить всех смоленских авторитетов и самому занять их место?

– Он не раз об этом говорил.


Владимир Кутин. 26 лет. Высок, сухощав, лысоват.

Из характеристики, данной человеком, просившим не называть его имени:

«Владимир Кутин чрезвычайно хитер и властолюбив. Трусоват. Любит загребать жар чужими руками. Бизнесмен неважный, но разбогател довольно быстро. За его спиной явно кто-то есть, так как он намеревался построить на минской трассе сеть бензоколонок, а это без соответствующей поддержки невозможно».

– На меня уже был один заказ, – начал он. – Требовали 50 тысяч долларов, иначе – пуля.

– Кто?

– Не знаю. Все разговоры велись по телефону.

– Ты отдал?

– Нет. Они почему-то отстали.

– А как ты стал киллером?

– Я им никогда не был.

– Тогда почему к тебе обратились с предложением убить Иванова и Горохова?

– Кто? Когда? Этого не было.

– Вот твои собственноручные показания от 7 марта этого года: «В

январе месяце на улице Чаплина я имел встречу с двумя моими новыми знакомыми Андреями – Тарасовым и Бодуновым. При встрече присутствовал Павлюченков. При разговоре, который происходил сначала в их машине, а потом в моей, они предложили мне за 25 тысяч долларов убрать Иванова и Горохова: вначале 12,5 тысячи, а после исполнения еще 12,5. Дату убийства они скажут, когда отдадут деньги».

Кутин отвернулся к стене и комментировать эти показания отказался, сказав, что без адвоката этого делать не будет.

– Кто первым вышел из вашей машины, когда вы догнали «Волгу»?

– Я.

– Зачем?

– Кто-то направил на меня пистолет, и я вышел.

– С пистолетом в руке?

– Нет, мой пистолет лежал под сиденьем.

– Что было дальше?

– Я увидел вспышку и упал за машину. Потом началась жуткая стрельба, но я ничего не видел. Когда стрельба закончилась, меня подняли и посадили за руль.

– При осмотре гаражей и квартир у вашей группы было изъято шесть пистолетов «ТТ», один пистолет израильского производства, два помповых ружья, автомат и так называемые «воздушки» – карабин с оптическим прицелом и пистолет. Зачем вам этот арсенал?

– Для самозащиты.

– Или для того, чтобы вооружить еще кого-нибудь?

Кутин молча уставился в пол.

Справка управления ФСБ: «За последний год произошло несколько нападений на авторитетов местного криминального мира. У одного сожгли машину, другого подорвали, третьего обстреляли. А некто Румянцев, он же Рем, был убит. Бесследно исчез коммерсант из Риги по фамилии Мамедов. Характерно, что по коммерческим делам с Мамедовым был тесно связан Владимир Кутин. Недавно в районе старого аэродрома найден сильно обгоревший труп. Есть предположение, что это труп Мамедова. Если будет доказано, что это действительно Мамедов, то по этому факту придется провести следственные действия в отношении Кутина».

Эта справка была составлена задолго до убийства подполковника Волкова и до ареста братьев Кути-ных и Павлюченкова.


* * *


Я нажал на кнопку звонка, и из-за двери раздался тоскливый лай.

– Свой, Джой, – сказала миловидная, с заплаканными глазами женщина. – Место, Джой, место!

Но огромная овчарка осталась в прихожей. Пока мы знакомились с женой Валерия Волкова Людмилой Викторовной, дочерью Леной и сыном Женей, Джой не сводил с меня подернутых унылой пленкой глаз. А потом… потом мне дали домашние тапочки хозяина. Что тут было с бедным Джоем! Он коротко взвыл, вскинулся на задние лапы, передние положил на мои плечи и так посмотрел, что, честное слово, я тоже чуть не взвыл.

– Он уже месяц сам не свой, – сказала Людмила Викторовна. – Первые дни не ел, не пил, носился по дворам – искал хозяина. Теперь он все понял: лежит на полу и часами смотрит на фотографию Валеры…

И тут Людмила Викторовна не выдержала и разрыдалась: – Будь проклят этот февраль. Будь проклят этот лишний день! Кому он нужен? И вот ведь как бывает. Я лечила мать Кутиных, жену Вадима. А он… Господи, да и я хороша! Не уследила. Он ведь ушел на свой последний бой без талисмана, моей старенькой клипсы, с которой никогда не расставался… Я положила ее в гроб, пусть хранит его на том свете.

Справка управления ФСБ Как стало известно из достоверных источников, все происшедшее рано утром 29 февраля с. г. у здания Промышленного РОВД УВД Смоленской области было резко осуждено местными «авторитетами» из криминальной среды. Хладнокровное убийство сотрудника органов безопасности при исполнении служебных обязанностей глубоко потрясло их. По роду своей служебной деятельности Волков был известен многим, пользовался у «авторитетов» уважением, как честный, справедливый и неподкупный сотрудник.

По их предположению, с одной стороны, последние взрывы и поджоги автомашин, обстрелы и убийство одного из «авторитетов», а с другой стороны, хладнокровный расстрел сотрудника ФСБ являются звеньями одной цепи. Кто-то извне стремится произвести передел сфер влияния в Смоленске, являющемся форпостом на Западной границе России, путем устранения всех препятствующих этому процессу, будь то сотрудник ФСБ или «авторитет» преступного мира.

Осуждая действия самозваных киллеров, местные «авторитеты» заявили, что независимо от решения судебных органов по этому делу «эти подонки себе уже подписали смертный приговор»…

(Б. Сопельняк. // Совершенно секретно. – 1996. – №4)



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать