Жанр: Документальное: Прочее » Алексей Иванов » Заказные преступления: убийства, кражи, грабежи (страница 81)


У Сатаны среднего звена

Сюжет судебного дела завершился, сюжеты физической жизни действующих лиц и духовной жизни Светы продолжаются, они нескончаемы. Больше всего, конечно, жалко Свету и ее дочку, ставшую враз при живом отце круглой сиротой. А Сергея с Юлией разве совсем не жалко? Что они со своей-то жизнью сделали? И что скажешь про их несчастное дитя, еще не судимое, но уже сидевшее…

Всем плохо. Только тот, которого принято называть сатаной, ощутил, наверное, холодное брезгливое удовлетворение. Это верховный Мефистофель занимается интеллектуальными фаустами, кровавыми вождями и сильными мира сего, которых он ловит на тщеславии и чудовищной гордыне, а наш сатана примерно майорского чина, заведующий совращениями на почве тривиальной жадности и бытовухи. У него те, про кого Пушкин в «Путешествии Онегина» писал: «Всяк суетится, лжет за двух и всюду меркантильный дух».

Совратил этот середнячок троих злоумышленников и забыл про них, как про развеянный пепел. Ему быстро наскучивают такие бесцветные победы. Но проходит миг-другой, и он начинает томиться, обводит дежурным взглядом толпы мельтешащих и лгущих за двоих сатанистов и с ленцой, без вдохновения выбирает очередную жертву.

(А. Васинский. //Известия. – 1996. – 10–11 апреля)

В пропасти…

Оказалась путана, организовав убийство своего клиента…

Лиля отчетливо осознавала то, что совершила, и сразу же смирилась с приговором суда. Угнетало одно – девятилетняя разлука с Кристинкой, ее милой дочуркой. И, слава Богу, одна она будет недолго – под сердцем давно зарождалась новая жизнь. Одну загубила – вторую возродит. Может быть, это принесет душевное спокойствие. Эта мысль не дает Лильке покоя с тех пор, как оказалась здесь, в Гомельской женской колонии. Об этом она думает и теперь, лежа на белоснежной простыне в «больничке», куда ее определили «на сохранение». Она уж постарается, сбережет ребенка. Но что она ему объяснит, когда тот вырастет? Что ответит на вопрос: кто мой папа?

При этой мысли Лиля почувствовала, как что-то колючее и острое впилось в нее, засосало и поволокло в кромешную, бездонную пропасть.

…Она сидит за журнальным столиком старой, обшарпанной квартиры. Ей здесь неуютно, хочется бежать. Куда? Дома больная мать, брат-школьник и годовалая доченька. Они хотят кушать, а Лилька обещала им принести чего-нибудь вкусненького. Она обязательно принесет, хотя пока не знает, что и где возьмет.

– Чего пригорюнилась, крошка? – это Олежка Лив-нев бесцеремонно лезет ей под юбку.

Слышится спасительная трель телефона, и Лиля хватает трубку.

– Фирма «Досуг-сервис», – звучит ее сексуальный голосок. – Каких предпочитаете: блондинок-брюнеток, высоких-маленьких, молоденьких или постарше?.. Расценки знаете?.. Называйте адрес – через пятнадцать минут девушки будут у вас.

Явно недовольный Олег нехотя берет листок с адресом и направляется к двери. Она уже не помнит, когда он появился у них. Шеф представил нового охранника двумя словами, остальное знакомство взял на себя сам Олег – за месяц перепробовал всех «сотрудниц» и Лильку в том числе. Когда она оказалась у него на хате где-то на Партизанском, первое, что бросилось в глаза, большая арабская кровать. «Настоящий сексодром», – подумала. И оказалась права. Здесь Олег с ней вытворял черт знает что.

– Где ты всему этому научился? – – с поддевкой поинтересовалась Лилька.

Вместо ответа любовник протянул ей паспорт.

– Гордись, ты переспала с настоящим гражданином Израиля. Думаю, я не посрамил земляков, – расцвел в улыбке секс-гигант.

Потом Олежка долго и подробно рассказывал, как после смерти матери ему в Минске ловить стало нечего и он вместе с сестрой и тетей махнул в Израиль. Помыкался там, помыкался, не понравились ему тамошние порядки. Открыл гостевую визу, собрал чемодан и – снова в Минск.

– Здесь, Лилька, надо деньги зарабатывать, а там тратить. Когда-нибудь ты ко мне в Тель-Авив приедешь – вот там и загудим. А пока, подружка, у меня к тебе дельце имеется…

Олег сразу же взял быка за рога: ему надоело пахать на дядю, и он решил открыть аналогичную собственную фирму. Лилька на первых порах должна поставлять девочек и клиентов. Прибыль – пополам.

Ливнев не внушал ей особого доверия, и Лилька решила перестраховаться.

– Нужен аванс. Триста долларов.

Олег отсчитал названную сумму. С той их первой интимной встречи прошло два месяца. За это время она еще несколько раз «скакала» на «сексодроме», однако

«наездник» темы собственного бизнеса больше не касался. Это Лильке очень не нравилось: деньги давно истратила и, не дай Бог, кредитор потребует их обратно.

…Олег в ярости влетел в квартиру и швырнул ей в лицо исписанный листок.

– Ты куда посылаешь, тварь? Такого дома и в помине нет. За холостой выезд заплатишь своими. Кстати, аванс тоже вернешь – я передумал.

Это был удар ниже пояса: теперь не то что о вкусненьком, о хлебе с маслом позабыть придется. Пока Лиля думала, где взять деньги, Олега и след простыл. Объявился он спустя две недели.

– Надоело с ковыряками возиться, – поморщился он. – Дельце почище нашел. А «баксы» верни.

Таких денег у девушки даже в скором будущем не предвиделось. И она поделилась с Ливневым своим планом.

Среди постоянных Лилькиных клиентов Валентин Каток (по этическом нормам фамилия изменена. – Авт.) выделялся особо. Не стар, обходителен, при деньгах. Как правило, заказывал двух-трех девушек одновременно плюс выпивка, закуска. Для возбуждения просил девчонок ласкать друг дружку и только затем приступал сам. Секс-партнер из него был никакой, зато одаривал купечески. Зная это, Лилька и сама не раз к нему наведывалась. Правда, что-то давненько от него не поступало заказов. Ждать долго, однако, не пришлось.

Они встретились на площади Казинца и приехали в его гнездышко. Интим, накрытый на двоих столик, легкая музыка. Валентин открыл бутылку «Смир-новки», наполнил рюмки. Выпили.

– «Пиля, есть у меня заветная мечта… – хозяин немного замялся. – Понимаешь, девушки в последнее время меня не возбуждают. Не могла бы ты подыскать мальчика или молодого человека? Я хорошо заплачу.

– В штате таких нет, – начала набивать цену Лилька, – но поискать можно. Надеюсь, что-нибудь придумаю…

Она посмотрела на этот «денежный мешок с дерьмом», и ее едва не стошнило. Как только таких земля носит! Теперь Лилька не сомневалась в правильности задуманного. Она подливала Валентину, пока тот не стал клевать носом, затем помогла раздеться и уложила спать. Едва услышала пьяный храп, набрала знакомый номер:

– Приезжай, клиент готов, – и назвала адрес.

Звонок в дверь прозвучал, словно вой сирены. Хозяин проснулся. – Плохо, тошнит, – забормотал любитель острых ощущений.

– Иди в ванную, прими холодный душ, и все как рукой снимет, – посоветовала гостья.

Едва послышался шум воды, Лилька бросилась к двери.

– Т-с-с! – прижала палец к губам. – Он проснулся. Принимает душ.

– С кем ты разговариваешь? – почуял неладное хозяин и выглянул из ванной.

Это его и погубило. Олег в два прыжка достиг двери, нырнул вовнутрь, закрыл щелку.

Казалось, прошла целая вечность. Шум струившейся воды заглушал возню, но любопытство взяло верх, и Лиля заглянула туда, откуда только что, как ошпаренный, выскочил Ливнев. Струйки из дождика омывали изрезанное вдоль и поперек кровоточащее тело, из глаза торчала рукоятка ножа. У Лили задрожали руки, ее бил озноб.

– Держи сумку, – приказал ей убийца и стал запихивать туда все самое ценное. Упаковав радио– и видеоаппаратуру, другие забавные вещички, они затерли следы и растворились в городе.

Лильку вычислили методом «тыка» по записной книжке Катка. Однако она успела предупредить Ливнева об опасности и нисколечко не жалела об этом: уже тогда носила его ребенка и мечтала о Тель-Авиве.

…Кромешная темень бездонной пропасти неожиданно растворилась, и Лиля почувствовала под ногами землю. Она стоит перед огромными стальными тюремными воротами и за руку держит черноглазого мальчишку лет девяти. Мгновение – и ворота распахнулись. Море тепла и солнца расстилается перед ними. Да ведь это же Израиль – земля обетованная! Почему нас не встречает папа? Наконец появляется счастливое лицо Олега. «Твой сын! Твой мальчик!» – что есть мочи кричит Лиля. Олег молча машет головой и исчезает.

Лиля открыла глаза. Резкий свет операционной на мгновение ослепил ее. «Сын… мальчик…» – шептали ее губы.

– Нет больше у тебя сына, – женщина с сердитыми глазами сдирала с рук резиновые перчатки. – Едва саму с того света вытянули. Лиля снова закрыла глаза. Но там была одна пустота.

(А. Рух. // Частный детектив. – 1996. – №11/109/)



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать