Жанр: Юмористические Стихи » Александр Иванов » Плоды вдохновения (страница 6)


Дитя вокзала

(Станислав Куняев)

Полжизни прошло на вокзалах –

в Иркутске, в Калуге, в Москве,

и несколько мыслей усталых

осело в моей голове.

Станислав Куняев

Висит в переполненном зале задумчивый дым папирос. Мне кажется, я на вокзале родился, учился и рос.

С баулами и рюкзаками из тамбура в тамбур сигал. И то, что добро с кулаками, должно быть, я здесь постигал.

И что бы мне там ни сказали, я знаю, и верю, и жду, что именно здесь, на вокзале, я личное счастье найду.

Я в самом возвышенном смысле работу даю голове, считаю осевшие мысли: одна, и еще одна… Две!


Долюшка

(Иван Лысцов)

Ворога вокруг пообъявились, Знай снуют, орясины, твистя. И откуль она, скажи на милость, Привзялась, такая напастя?

Что им стоит, супостатам ярым, Походя наплюнуть в зелени… Я насустречь вышел не задаром, – Ольняного, не постичь меня!

Слово самоцветное сронили, Встряли нам, певцам, напоперек. Помыкнули нами, забранили… Я ж их – хрясь! – дубиной. И убег.

Я сам-друг на страже. Не забуду За глухими в оба доглядать. Не сыпая ночи, дрючить буду, Чтобы не вылазили опять.


Лесная буза

(Юнна Мориц)

Был козлик тощий и худой, И жил он у старухи нищей, Он ждал соития с едой, Как ангел – с вифлеемской пищей.

Он вышел в лес щипать траву, Бездомен, как герой Феллини. Алела клюква в черном рву, Господь играл на мандолине, И рай явился наяву!

Козла трагичен гороскоп, Раскручена спираль сиротства. Жил волк, бездушный мизантроп, Злодей, лишенный благородства.

По челюстям сочилась брань Картежника и фанфарона. Он ждал! Была его гортань Суха, как пятка фараона.

Он съел козла! Проклятье злу И тем, кто, плоти возжелая, Отточит зубы, как пилу, Забыв о том, что плоть – живая! Старуха плачет по козлу, Красивая и пожилая.

А волк, забыв о Льве Толстом, Сопит и курит «Филип Моррис», Под можжевеловым кустом Лежит, читая Юнну Мориц, И вертит сумрачным хвостом.


Письмо Франсуа Вийону

(Булат Окуджава)

Добрый вечер, коллега! Здравствуйте, Франсуа! (Кажется, по-французски это звучит «бон суар».)

Скорее сюда, трактирщик, беги и вина налей. Мы с вами сегодня живы, что может быть веселей!

Но в темную полночь именем милосердного короля На двух столбах с перекладиной приготовлена вам петля,

И где-то писатель Фирсов, бумагу пером черня, Был настолько любезен, что вспомнил опять про меня.

Все барабанщики мира, пока их носит земля, Пьют за меня и Киплинга капли Датского короля,

И сам Станислав Куняев, как белый петух в вине (Правда, красивый образ?), речь ведет обо мне.

Мы с вами, мой друг, поэты, мы с вами весельчаки; Мы-то прекрасно знаем, что это все – пустяки.

Кому-то из нас (подумаешь!) не пить назавтра бульон… Да здравствуют оптимисты! Прощайте, месье Вийон!




Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать