Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Дверь в Зазеркалье (страница 12)


Кристи ничего не ответила. Дата исчезновения сестры ярко отпечаталась в ее сознании. В этот день, четвертого июля, два года назад она чуть не умерла. В этот самый день! Доктора разводили руками, не в состоянии объяснить произошедшее с ней. Кристи всегда отличалась хорошим здоровьем, и в ее медицинской карте не было записей, способных пролить свет на ее состояние. Никогда — ни до, ни после — с ней не случалось ничего подобного.

Она была на работе, в больнице. Вдруг ее сердце сжалось в страхе, она почувствовала, что летит в бездну, ей страшно… Кристи закричала в предчувствии неминуемой смерти… Холодная вода… Невозможно дышать… Грудь разрывается от боли… Сознание мутнеет… Темнота…

Потом Кристи сказали, что у нее остановилось сердце и она пережила клиническую смерть. Один из коллег спас ее, сделав искусственное дыхание.

Ее положили в больницу и провели полное обследование. Она оказалась абсолютно здорова. Никаких сердечных нарушений, ни эпилепсии, ничего такого, что могло спровоцировать подобный приступ.

Теперь Кристи поняла, что дело было не в ней. В тот день, в тот миг с ее сестрой приключилась беда.

— Кристи?..

Обеспокоенный мужской голос ворвался в ее затуманенное сознание. Словно сквозь пелену она видела лицо сидящего напротив мужчины, который подался вперед и протянул к ней руку.

— Тебе нехорошо?

Кристи никак не могла сфокусировать на нем взгляд. Чувство безвозвратной потери только что обретенной сестры обездвижило ее. Напротив сидел муж Колетт, который не испытывал ни чувства потери, ни чувства вины, скорее, даже был рад ее исчезновению. У него есть Шармэн. Их браку с Колетт конец. Как и самой Колетт.

— Что с тобой, Кристи? Скажи мне.

Он хочет услышать ответ? Он его услышит. Он узнает, почему его жена не дала о себе знать в течение этих двух лет, почему ни разу не поинтересовалась своими детьми, почему не вернулась. Кристи чувствовала, что ее глаза наполняются слезами. Лучше сказать сейчас. Пока она еще может говорить. И покончить с этой историей раз и навсегда!

— Ваша жена… моя сестра… мертва. Мсье, я точно знаю это… я почувствовала ее смерть четвертого июля два года назад. — По щекам Кристи полились слезы. Она встала из-за стола, но была вынуждена ухватиться за него, потому что ноги не держали ее. — Извините… — пробормотала она. — Я больше не могу находиться… рядом с вами.

Глава СЕДЬМАЯ

Арман Дютурнье вскочил на ноги прежде, чем Кристи сделала хоть шаг. Она хотела как можно скорее уйти отсюда, но ноги отказывались повиноваться ей. Все ее тело сотрясала крупная дрожь. Сильная рука обхватила Кристи за талию, не давая упасть. Ее дрожащее тело оказалось прижато к сильному, мускулистому мужскому телу.

— Нет! — вскрикнула она.

— Тебе не обойтись без моей поддержки, — произнес Арман, еще крепче прижимая ее к себе.

У нее не было сил спорить. Перед глазами все плыло, и проход через зал ресторана был похож на проход по минному полю.

Она понимала, что Арман не хочет еще одной неловкой сцены на публике и только поэтому так заботливо поддерживает ее, ведя к выходу. Даже в этом состоянии его близость пугала Кристи, пробуждала неведомые доселе чувства, которые она не должна испытывать к мужу своей сестры. Эта близость… эти электрические импульсы, пронзающие ее тело… Между ней и Арманом Дютурнье ничего не может быть! Даже если ее сестра мертва, даже если она не виновата во всех тех преступлениях, в которых ее огульно обвинили.

Через зал к ним спешил метрдотель.

— Monsieur, я могу чем-нибудь помочь?

— Mademoiselle стало нехорошо. Вызовите, пожалуйста, лифт.

— Да. Сию минуту.

Арман вывел ее из ресторана. Даже если их уход привлек внимание и вызвал новую волну сплетен, она никогда не узнает. Впрочем, Кристи все совершенно безразлично. Это была не ее жизнь — ни роскошный отель, ни богатые люди в одежде «от ку-тюр», ни этот мужчина, чье крепкое тело она ощущала с особой остротой.

Лифт с открытыми дверьми уже дожидался их. Как только они вошли, Кристи отстранилась от Армана, отошла к самой дальней стенке и прислонилась к ней.

— Я справлюсь сама, — нетвердым голосом произнесла она, глядя на него сквозь завесу слез.

Он нажал кнопку. Двери лифта закрылись, оставляя их наедине в замкнутом пространстве кабины.

— Ты не можешь заставить меня уйти после того, что только что сказала, — тихо, но решительно произнес Арман. — Несмотря на твое состояние, я не уйду. Долгих два года я ждал хоть каких-нибудь вестей о моей жене, поэтому ты будешь вынуждена терпеть мое присутствие, пока я не удостоверюсь, что ты сказала правду.

— Я ничего не могу доказать! — сорвалась на крик Кристи. Обхватив руками живот, она пыталась унять режущую боль, которую одним своим присутствием вызывал этот мужчина.

— Откуда ты знаешь о ее смерти? — не отступал Арман. Его тон, выражение его лица убедили Кристи, что он не отпустит ее без ответа.

Кристи с трудом проглотила застрявший в горле ком. Скоро лифт остановится на их этаже, поэтому она, чтобы не пускать Армана в свой номер, начала торопливо говорить:

— Это случилось около восьми часов утра по сан-францисскому времени. Сначала был удар, по том долгое падение вниз… Потом холодная вода, разрывающая легкие… Она тонула… Это все, что я могу вам рассказать. — Лифт замедлил свое движение. — Проверьте все несчастные случаи за этот день, — дрожащим голосом посоветовала Кристи. — Сопоставьте местное время и возможное место катастрофы из расчета, что она направлялась в Женеву. Машина сорвалась с большой высоты и упала в воду.

— При чем здесь Женева? Если она уехала с американцем…

— Я ничего не знаю об американце! — закричала Кристи, не в силах видеть недоверие на его лице. — А Женева — потому, что она хотела найти меня! Меня… — Голос Кристи был полон боли и страстного желания, чтобы этот ослепший от гнева и обиды мужчина наконец поверил ей. — Я пережила ее смерть вместе с ней.

Глаза Кристи снова наполнились слезами. Как только лифт остановился, она оттолкнулась от стены и выскочила в открывшиеся двери.

— Ты бежишь не в ту сторону.

Кристи остановилась, проклиная себя за полное неумение ориентироваться и из последних сил сдерживая рвущиеся наружу рыдания. Она стала судорожно искать в маленькой вечерней сумочке ключ от своего номера.

— Я не верю тебе, — раздался за ее спиной голос. — По моему распоряжению все дорожные происшествия, случившиеся в тот день, были проверены, как, впрочем, и в другие дни…

Смахнув слезы со щек и сделав глубокий вдох, Кристи повернулась и пошла к своему номеру, теперь уже в правильном направлении. Арман неотступно следовал за ней. Дойдя до своей двери, Кристи остановилась и

посмотрела ему в лицо.

— А если авария не была зарегистрирована? Если машина сорвалась и затонула в очень глубоком месте? Если…

— Слишком много «если», — оборвал он ее.

— А может, вы просто не хотите ее искать? Арман схватил Кристи за плечо и сжал его будто железными тисками.

— Что, черт побери, ты имеешь в виду?

Яростные, обвинительные слова сами слетали с губ Кристи.

— Найди вы Колетт, появится много вопросов и проблем, а вам это не нужно. Это может развенчать вашу удобную историю о вероломной жене и нерадивой матери. А если пресловутого американца не было с ней?

— В любом случае я хочу знать правду, — решительно произнес Арман. — Какой бы она ни была.

— Неужели? — Кристи не скрывала своего сарказма. — А сможете ли вы тогда оправдать себя? Если окажется, что это Колетт оказалась жертвой, а вовсе не вы? Если она приняла мученическую смерть еще два года назад и все это время ее считали подлым, вероломным, бессердечным существом? Как вы будете жить с этим?

— У тебя нет доказательств, что все было именно так, как ты говоришь.

Кристи видела, что ее слова больно задели его, что Арман в ярости и растерянности.

— Думайте, как хотите. Но позвольте сказать вам, мсье Дютурнье, что я ни за что не поверю, будто моя сестра бросила детей, семью. Тот, кто пережил то, что мы с ней пережили в детстве, никогда не сделает ничего подобного. И вы, ее муж, как никто должны были понимать это.

От этих страстных обвинительных слов Арману сделалось не по себе. Кристи вырвалась из его сильных пальцев и отвернулась, чтобы открыть дверь.

— Вначале я тоже не верил в ее вероломство, — произнес он ей в спину.

Кристи обернулась и покачала головой.

— Ей надо было погибнуть, чтобы доказать свою невиновность? Что ж, она ее доказала. Моя сестра мертва.

Непрошеные слезы вновь полились из ее глаз. Как назло, ключ никак не открывал дверь, а рядом возвышался Арман Дютурнье, неумолимый в своей настойчивости. Он взял, вернее, вырвал ключ из ее пальцев. Находящаяся на грани нервного срыва Кристи закричала:

— Я справлюсь сама! Оставьте меня в покое!

— Нет! Я не оставлю тебя в покое, пока мы не заключим соглашение.

— Что вы имеете в виду? Я сделала все, как вы хотели. Больше нам не о чем говорить!

— Завтра ты поедешь со мной в Креси и поможешь выяснить правду.

Это была не просьба, а приказ.

— Мне нечего вам больше сказать. Я больше ничего не знаю, — горько прошептала Кристи.

Арман оставался неподвижен, как скала.

— Если мне сказали неправду… Если Колетт оклеветали… С твоей помощью я хочу расставить все точки над «I». Ты займешь место Колетт…

— Вы хотите, чтобы я заняла место Колетт в качестве вашей жены?! — Кристи в ужасе отпрянула. — Никогда!

— Я неправильно выразился, — поторопился ус покоить ее Арман. — Речь идет не о подлоге. Ты — это ты. — Он наклонился и пристально посмотрел прямо в глаза Кристи. — Но в любом случае ваше сходство с Колетт возымеет эффект разорвавшейся бомбы. Я хочу посмотреть на их реакцию.

Кристи была в смятении, в ярости. Как этот человек смеет просить ее о помощи, если она знает о нем неприглядную правду?

— Почему я должна помогать вам? Моя сестра мертва. И я точно знаю, что прямо или косвенно, но вы виновны в этом…

— А дети? — тихо спросил Арман. — Ведь теперь они — твоя семья. Разве ты не хочешь познакомиться с племянниками?

Дети… Пьер и Элоиза! Это был запрещенный прием.

Бог мой! Ведь Арман прав — у нее есть племянник и племянница. Она больше не одна на этом свете. Колетт оставила после себя две маленькие жизни, которые теперь часть и ее, Кристи, жизни.

Дети, оставшиеся без матери…

Осознание этого пронзило сердце Кристи острой болью и в то же время наполнило ее жизнь смыслом. Она теперь тетя\ Она может постараться заменить им мать. Любить их, заботиться, защищать. Если ей позволит… их отец.

Ее взгляд сфокусировался на лице Армана Дю-турнье.

— Куда вы хотите, чтобы я поехала с вами?

— Ко мне домой, У меня замок в Креси, недалеко от Бордо.

Замок. Кто бы сомневался? То, что Арман Дютурнье — богатый аристократ с многовековой родословной, Кристи заподозрила с самого начала. Теперь ее подозрения подтвердились.

— Дети там?

— От. Да.

Конечно. Пока он в Париже развлекается с Шармэн, дети сидят в замке под присмотром нянек. Кристи сама не ожидала от себя такой злобности.

— Кто за ними присматривает, пока вас нет? — спросила она ровным голосом.

— Это родовой замок. Там живут моя мать, мой брат с женой, моя сестра. Естественно, там большой штат прислуги.

Для кого естественно! Конечно, у детей есть няня. Но ведь Кристи — их родная тетя, у нее тоже есть права на детей.

— Я смогу остаться там на какое-то время, чтобы познакомиться с детьми? — спросила Кристи, надеясь, что Арман не уловил жалобную нотку в ее голосе.

Он кивнул.

— Они должны знать родню со стороны матери так же, как и со стороны отца. — Арман старался быть справедливым.

Кристи облегченно вздохнула.

— Это очень много значит для меня. Спасибо, мсье.

Чувственные губы Армана искривились в ироничной усмешке.

— Рад, что сделал хоть что-то, что ты одобрила.

Кристи смутилась. Ей было легче, когда она ощущала враждебность по отношению к этому мужчине. Он плохо обошелся с ее сестрой. И еще это запретное влечение, которая она сама испытывает к нему…

— Вы сказали — ехать надо завтра? — отрывисто спросила Кристи.

— Я хочу начать новое расследование как можно скорее. Чем быстрее все выяснится, тем лучше. — Лицо Армана стало суровым, голос резким. — Если ты присоединишься ко мне за завтраком в моем номере, мы разработаем план. Если ты забыла, мой номер рядом с твоим и их соединяет дверь.

Забыла ли она?! Номер, где он ее целовал? Это невозможно!

— Во сколько?

— В девять устроит?

— Да. Спокойной ночи, мсье, — сдержанно пожелала Кристи. Она заставила себя отвести взгляд от его красивого лица. Сексуальное воздействие, которое оказывала на нее близость Армана, все больше пугало ее.

— Я думаю, будет лучше, если ты станешь звать меня по имени и на «ты», ведь я твой зять. — Голос его стал неприятным, скрипучим.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать