Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Дверь в Зазеркалье (страница 17)


Он стал расспрашивать брата о поездке в Париж. Кристи села на диван рядом с Арманом, напротив Иветт и Стефани. Мадам Дютурнье уже убрала руку с руки дочери и молча наблюдала за происходящим, избрав, по всей видимости, тактику невмешательства. Стефани тоже молчала, но весь ее вид говорил о том, что она ждет своего часа и просто так не сдастся. Робкая Николь ради собственного спокойствия смотрела только на своего мужа.

Когда в разговоре мужчин образовалась пауза, Иветт воспользовалась ею и стала расспрашивать Кристи о ее жизни. Вопросы задавались с заинтересованным видом, поэтому Кристи отвечала искренне и обстоятельно. Когда речь зашла о ее работе, вмешалась Стефани.

— Сиделка? — Она произнесла это с такой брезгливостью, как будто в этой профессии было что-то постыдное.

Это была явная провокация, но Кристи решила проигнорировать выпад. Она с улыбкой повернулась к Николь:

— Я работала медсестрой в родильном отделении, так что, если тебя что-то интересует, кое на какие вопросы я смогу ответить.

Молодая женщина вспыхнула и застенчиво поблагодарила:

— Спасибо. Это очень любезно с твоей стороны.

— Никогда не думала, что медсестры так хорошо зарабатывают, — насмешливо протянула Стефани. — На тебе ведь платье от Эрве Леже, не правда ли, милочка?

— Да, — подтвердила Кристи, не моргнув глазом, решив не объяснять, откуда оно у нее.

— И оно ей очень идет, — промурлыкал Арман рядом с ее ухом, отчего по телу Кристи разлился жар.

— Спасибо, Арман. — Кристи повернула к нему лицо и увидела, как его пристальный взгляд скользит по ее телу, задержавшись на ногах. В его глазах светилось восхищение — то ли подлинное, то ли нарочитое.

Стефани вскочила на ноги.

— Пора садиться за стол, — резко сказала она.

— Да, можно подавать обед, — поддержала ее Иветт, поднимаясь с дивана.

Стефани, а вслед за ней и Иветт направились к двери, ведущей в столовую. Люсьен помог подняться жене. Арман продолжал сидеть, и Кристи показалось, что он специально дожидается, чтобы идти последним.

Наконец он тоже поднялся и протянул руку Кристи. Когда она поднялась, он положил ее руку на сгиб своего локтя. Она попыталась освободиться, но он крепко прижал локоть к боку. Кристи ничего не оставалось, как убедить себя, что этот физический контакт — всего лишь традиционная для старинного дома форма вежливости. Но прикосновение Армана, ощущение тепла его сильного тела не стали менее волнующими.

Обстановка столовой гармонично сочеталась с убранством салона. Бледно-зеленые, кремовые и персиковые тона контрастировали с темным деревом, из которого был сделан стол и изящно изогнутые стулья. И хотя Кристи впервые оказалась в столь роскошной обстановке, богатство и элегантность этого дома уже перестали удивлять ее.

Стол, сервированный серебром и хрусталем, был накрыт на шестерых. Все члены семьи направились к своим привычным местам. Люсьен и Ни-коль сели с одной стороны стола, Иветт — в торце, Стефани отодвинула стул рядом с другим торцом. Единственный свободный стул остался между ней и Иветт, поскольку подразумевалось, что Арман сядет во главе.

Однако он не подвел Кристи к оставленному для нее месту.

— Стефани, я хочу, чтобы Кристи сидела за обедом рядом со мной, — сказал он тоном, не терпящим возражений.

Стефани резко повернулась к нему с лицом, искаженным яростью.

— Она не твоя жена, Арман. И я имею право занимать это место.

— Я хочу, чтобы этим вечером Кристи сидела на месте моей жены. Освободи стул.

Это была не просьба, а приказ, высказанный холодным, категоричным тоном. Было очевидно, что мнение окружающих об этой ситуации Армана не волнует. Он вел свою игру жестко и целенаправленно.

В какой-то момент Кристи испугалась той ненависти, которая горела в глазах Стефани, устремленных на брата. Разве такое может быть между родными братом и сестрой? Тем не менее Стефани поднялась и пересела на стул рядом с матерью.

— Не понимаю тебя, Арман, — насмешливо сказала она. — Ты ставишь Кристи в неловкое положение.

Будь я на ее месте, мне было бы неудобно занимать место сестры.

Ядовитая стрела попала прямо в сердце Кристи, и без того измученное сомнениями.

— А я считаю, что это честь, которую Кристи, как сестра моей жены, безусловно заслуживает, — вкрадчиво ответил Арман, учтиво усаживая ее. Затем он занял свое место во главе стола. — При этом я хочу подчеркнуть, что Кристи есть и всегда останется самостоятельной личностью, а не отражением своей сестры. — Он посмотрел на Кристи и улыбнулся. В его улыбке было неприкрытое восхищение и одобрение, что смутило Кристи и заставило порозоветь.

Она запуталась в этой игре, где была всего лишь пешкой. Был ли Арман искренен или это часть его дьявольского плана?

Напряжение, достигшее апогея, было нарушено появлением нескольких слуг, начавших подавать еду и разливать вино. На первое был подан вишийский суп с хрустящими булочками.

Кристи не рискнула есть булочку, опасаясь, что та раскрошится. Ей еще не хватало попасть в неловкую ситуацию и привлечь к себе насмешливое внимание! Но тут заговорила Стефани…

— Ты похожа на сестру больше, чем думаешь, Кристи. Колетт тоже никогда не ела булочек, — ехидно заметила она и впилась белыми зубами в свою.

— Я просто решила съесть сначала суп, а потом булочку, — небрежно ответила Кристи. — Ведь у каждого свои предпочтения в еде, не так ли?

Она начала есть суп, содрогаясь от мысли, какое же давление

оказывала эта женщина па ее сестру.

В ожидании второго блюда мужчины заговорили о качестве вина. Николь набралась смелости и попросила Кристи рассказать о своей работе медсестрой. Перерыв между двумя блюдами прошел относительно мирно. Основным блюдом, как объяснил Арман, был антрекот, приготовленный с луком-шалотом, красным вином и приправами и поданный с тушеными овощами.

Кристи отдала должное вкусной еде, в то же время кожей чувствуя, что Стефани готовится к новой атаке. Любопытно узнать, она так печется об интересах Шармэн или это проявление застарелой враждебности по отношению к старшему брату? И в том и в другом случае крайней в этой борьбе была бедная Колетт. Мысль о сестре, попавшей в эти жернова, настроила Кристи на воинственный лад.

Слуги убрали посуду и принесли блюда с сырами. Они еще не успели покинуть столовую, как Стефани спросила с невинным любопытством:

— Ты еще не сказала нам, что привело тебя в Париж, да еще именно в тот отель, где остановились Арман и Шармэн.

— Меня всегда удивляло, как тесен мир, — заметила Кристи, прежде чем ответить. — Я решила остановиться на один день в Париже по пути в Женеву, поддавшись сентиментальному импульсу. Люди, удочерившие меня, провели здесь свой медовый месяц и навсегда сохранили трепетную память об этом.

— Женева… — протянула Стефани насмешливо. — Если бы ты доехала туда, вместо того чтобы торчать здесь, может, и повстречала бы свою сестрицу.

Кристи вспыхнула от гнева, но сдержалась. Она не могла доказать, что ее сестры нет в живых, хотя даже это вряд ли остановило бы злобную фурию.

— Арман заверил меня, что он делал запрос и ответ был исчерпывающим.

— Да, — небрежно подтвердила Стефани. — Впрочем, думаю, твоя сестрица, скорее, где-то на просторах твоей родной Америки вместе со своим любовником.

Кристи поняла, что больше не в силах терпеть клевету в адрес Колетт. Все ее существо восстало против такой несправедливости. Она пристально посмотрела в глаза Стефани.

— Ни вы, ни кто-либо другой не убедят меня в том, что моя сестра оставила детей сбежала с любовником, — категорически заявила она.

— Ты такая же ограниченная, как и твоя сестра, — усмехнулась Стефани. — Колетт никогда не была способна смотреть правде в глаза.

— Той правде, которой ты ее пичкала, Стефани? — В ярости Кристи даже не заметила, что перешла на «ты». Слова сорвались с языка прежде, чем она успела подумать.

Стефани рассмеялась ей прямо в лицо.

— Что это? Попытка переложить вину на других, найти козла отпущения и обелить сестрицу?

— И в чем же виновата моя сестра? — с вызовом спросила Кристи, отбросив вежливость и прочие лживые условности.

Стефани злобно взглянула сначала на Кристи, затем на брата.

— Только не говори, что ты ничего не рассказал ей!

— Кристи уверена, что ее сестру оболгали, — последовал холодный ответ.

— Как удобно! — ерничала Стефани. — А как же ее отъезд вместе с этим американским плейбоем?

— А ты уверена, что они уехали вместе? — тихо спросил Арман. Его голос был вкрадчивым и мягким, как шелк, отчего по телу Кристи прошла дрожь. В этом голосе таились угроза и предупреждение.

Стефани взвилась как ракета.

— Да! Я тебе говорила об этом.

— Говорила, помню. При этом он ведь был твоим другом, не так ли? Это ты пригласила его сюда одновременно с Шармэн. Я ничего не путаю?

В мозгу Кристи вихрем закружились предположения. Не было ли заранее подготовленного заговора против Колетт, в котором участвовали Стефани, Шармэн и американец?

Стефани вскинула голову.

— Он не был моим другом, просто знакомым.

— Которого ты с тех пор не видела.

— Я бы обязательно сказала тебе об этом.

— Да, не сомневаюсь. — Последние слова повисли в воздухе, отчего невозможно было не заметить сарказма, заключенного в них. После паузы Арман добавил: — Но прошу не забывать, что Кристи никоим образом не замешана во всем этом.

— Она воскресила все эти неприятности, — раздался быстрый, возмущенный ответ.

Атмосфера в комнате накалилась до предела. Кристи больше не сомневалась, что Стефани Дю-турнье была злейшим врагом ее сестры.

— Арман прав, — раздался властный, спокойный голос Иветт Дютурнье. — Кристи не имеет отношения к прошлому. Это несправедливо…

— Зато как интересно, Матап, — протянул Арман тем же шелковым, опасным голосом. — Стефани ведет себя так, как будто во всей этой ситуации именно она — обиженная сторона. — Его взгляд впился в сестру. — Даже зная, как ты меня любишь, Стефани, не стоит все принимать так близко к сердцу.

— Мы все принимали близко к сердцу неспособность Колетт исполнять роль твоей жены. — В ответном взгляде сквозила презрительная насмешка. — Ты был рад избавиться от нее, пора признать это, братец!

Это грубое, жестокое заявление переполнило чашу терпения Кристи.

— Избавиться?!

Она вскочила со стула и устремила пылающий негодованием взгляд на отвратительную змею, сидящую напротив. Слова, недавно произнесенные Арманом в адрес Колетт, сорвались с ее губ:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать