Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черное сердце (страница 101)


Он поглядел на сияющий словно бриллиант Лоонгшан и подумал о словах Золотого Дракона: «Смерть, мистер Ричтер. Мы увидели там смерть». Чью смерть он имел ввиду, Мицо или его, Трейси?

Справа начинался горный склон, профиль его был изящен и кокетлив, словно линия женского бедра. В воздухе пахло апельсинами и кардамоном, легкий ветер с моря тихо шелестел черными листьями деревьев. Гонконг полумесяцем раскинулся в лагуне, как изогнутый тонкий клинок, он светился под луной, сверкали бриллианты и изумруды на его эфесе. Сейчас ничто не напоминало об удушливой вони грязных улочек, о джонках покачивающихся на покрытых пятнами мазута водах залива. Об этом могли не думать обитатели Лоонгшана, но только не он, Трейси. Джунгли Камбоджи и Лаоса выжгли клеймо в его душе, они кричали на разные голоса, как люди перед лицом смерти.

Трейси подошел ближе. Это был двухэтажный особняк в форме буквы L, на крыше более длинного крыла виднелось что-то вроде теннисного корта. Широкие белые колонны окружали бассейн, который сейчас, в призрачном свете луны, напоминал ломтик какого-то экзотического фрукта. Водоем на скалистых склонах Колонии был редкостью, сам факт существования бассейна свидетельствовал о невероятном богатстве владельца особняка.

Трейси подобрался еще ближе. Где-то над головой пронзительно крикнула ночная птица, и он замер. Он прислушивался к звукам в доме, но все заглушала мягкая музыка, лившаяся из открытых окон особняка.

Он решил проникнуть в дом с задней стороны. Стены были практически полностью застекленные, в этом были как свои плюсы, так и минусы: его могли увидеть изнутри, но и он с таким же успехом мог наблюдать за всеми перемещениями обитателей особняка.

Он осторожно обошел бассейн справа, стараясь держаться в тени деревьев. Примерно в ста футах от дома начинались густые кусты, представлявшие собой сравнительно неплохое укрытие.

Подобравшись к кустам, Трейси медленно повернулся на триста шестьдесят градусов: он прислушивался к звукам ночи, в них произошло некоторое изменение, но какое именно? Несмотря на дефицит времени, он должен был выяснить, в чем дело — до боли в ушах вслушиваясь в ночь, Трейси понял, что почти затих треск кузнечиков.

Затем раздался звук совершенно иного характера, Трейси припал на колено, увернувшись в последнее мгновение от надвигавшейся на него сверху тени. Из низкой стойки он нанес удар правой ногой, одновременно сбалансировав корпус, — великолепно растянутые связки позволили ему поднять удар в средний уровень, поразив нападавшего в живот.

В отблеске света от бассейна он узнал монгола.

От удара зубы его клацнули, сквозь плотно сжатые губы с шипением вырвался воздух. Удар сбил его с ног, но он почти сразу же вскочил и приготовился к новой атаке.

Трейси подтянул правую ногу и снова занял низкую стойку. Еще один удар той же ногой, практически двойник первого — монгол с трудом блокировал выпад Трейси и тихо выругался. Затем стремительно ринулся вперед, пытаясь схватить Трейси за горло.

Трейси откатился в сторону и едва не задохнулся от боли, ударившись спиной об острый камень. В ту же секунду монгол прыгнул на него: он был очень силен, и на его стороне была инерция падения. Трейси пытался найти уязвимое место для удара и, подогнув ногу к самой груди — когда противник немного прогнулся в талии, — изо всех сил обрушился коленом на грудину противника.

Монгол вскрикнул, раскинул руки в стороны и, перевернувшись в воздухе, неестественно согнулся и отлетел назад. Раздался похожий на ружейный выстрел треск, и Трейси понял, что монгол при падении сломал ногу.

Он немного расслабил мышцы, приподнялся, занимая более высокую стойку, и едва не пропустил рубящий удар в гортань: он не видел первой фазы этого стремительного удара рукой, он его почувствовал по изменению движения воздуха. Сила удара была чудовищной, и Трейси понял, что если он окончательно не обезвредит противника, тот не отвяжется от него даже со сломанной ногой.

Сместившись зигзагом вперед, он левой кистью поставил мягкий блок, погасив смертельный удар ребром ладони, и, уйдя всем корпусом влево и вниз, провел серию ударов нуките, поражая грудную клетку, брюшину и носовой хрящ монгола.

Трейси вновь опустился на колено, давая отдых напряженным пальцам: постепенно выравнивалось дыхание. Он снова прислушивался к звукам ночи, которую они с монголом всего лишь несколько мгновений назад потревожили короткой, почти безмолвной схваткой. Припав к самой земле, Трейси внимательно обследовал территорию вокруг, но никого не обнаружил.

Деловито стрекотали трудолюбивые цикады. Времени у Трейси становилось все меньше и меньше.

Он обогнул здание и наконец нашел раздвижную стеклянную дверь, сквозь которую колеблющийся зеленый свет заливал неподвижную гладь бассейна.

Последние сто метров до двери он преодолел одной стремительной перебежкой. Замок здесь был очень простой, но открывать его не потребовалось: дверь оказалась незаперта. Трейси осторожно сдвинул одну створку и проскользнул внутрь, застыв, как изваяние, за длинными, до самого пола светло-бежевыми шелковыми занавесями. Сквозняка здесь не было, шторы не колыхались. Трейси задрал промокшую от пота майку, расстегнул «молнию» на кожаном поясе и достал баллончик с кремом для бритья — правда, баллончик Трейси был заправлен отнюдь не бритвенной пеной: в отеле «Принцесса» он для этой цели вполне успешно использовал обыкновенное мыло. Зажав баллончик в левой руке, он осторожно отодвинул

край занавески.

Комната словно светилась изнутри серебром. Трейси сделал шаг вперед. Он был один. Судя по всему, он попал в столовую: на небольшом возвышении здесь стоял стол с прозрачной крышкой из толстого стекла, по основанию каменного пьедестала бежали зеленые и красные выгравированные драконы. Вокруг стола расположились стулья, их было двенадцать, с аналогичной гравировкой на ножках. В центре возвышалась дивная фарфоровая ваза, стенки ее были такими тонкими, что сосуд казался полупрозрачным.

Справа открывался вид на громадных размеров гостиную — в дальнем конце ее виднелась лестница из кованого железа, которая вела на второй этаж, где, вероятно, находились спальни. Слева — небольшой коридор, через который можно было попасть в кухни и гараж.

Трейси не раздумывая двинулся вправо, мимо длинной ширмы, отделявшую жилое помещение от столовой. Он не знал, что за ширмой есть дверь и, естественно, не предполагал, что кто-то может появиться у него за спиной. Или выйти прямо на него.

Трейси уже было миновал ширму, как вдруг замер, словно пораженный молнией: прямо перед ним, словно из-под земли, выросла маленькая, изящная китаянка. Она была гораздо ниже Нефритовой Принцессы. Судя по чертам лица — жестким и идеально правильным, — она родилась в Шанхае, в этой женщине не было той мягкости и чувственности, которые исходили от Нефритовой Принцессы. Но она была красива и в высшей степени сексуальна, Трейси мгновенно отметил это.

Она удивленно смотрела на него широко открытыми раскосыми глазами, чуть склонив голову набок. Они внимательно наблюдали друг за другом, словно два хищника, внезапно столкнувшиеся нос к носу в джунглях. Женщина вскрикнула, Трейси бросился к ней и, обхватив за талию, крепко прижал к себе и сразу же почувствовал тепло ее маленьких упругих грудей.

В дальнем конце комнаты возникло какое-то движение. Два китайца. Оба с пистолетами в руке. Они расположились достаточно далеко друг от друга, поэтому, будь даже у Трейси оружие, стреляя в одного, он неизбежно попадал бы под пулю другого. Значит, это профессионалы. Трейси повернулся таким образом, чтобы женщина находилась между ним и охранниками.

Краем глаза он уловил движение над собой — не меняя позиции, Трейси поднял голову и увидел на балюстраде второго этажа Мицо.

— Мистер Ричтер, — медленно проговорил японец, — вы создали мне массу проблем.

На нем была просторная черная рубаха и темные брюки.

— Пора заканчивать эту игру. Не представляю, как вам удалось проникнуть сюда, но сейчас вы должны признать, что проиграли свою скачку. Сдайтесь добровольно, или мои люди застрелят вас.

— Почему же они не сделали этого до сих пор? — равнодушно осведомился Трейси.

Мицо нахмурился и разгладил пальцем усы.

— Да, вы правы. Я не хочу, чтобы Маленький Дракон пострадал. Но вас, мистер Ричтер, необходимо устранить.

— Кто отдал вам такой приказ?

Мицо улыбнулся:

— По крайней мере этого вы не знаете, — лицо его снова сделалось непроницаемым. — Признаюсь, вы изумляете меня. Совершенно очевидно, что вы осведомлены о моей наркосети, но связи вам неизвестны. Любопытно. И вот теперь я пытаюсь понять, каким образом вам вообще удалось выйти на меня.

Он шагнул вперед и взялся за кованые перила лестницы.

— Система моей безопасности работает очень четко, поэтому хотелось бы знать об источнике утечки информации.

— Вот видите, у нас есть информация, которой мы можем обменяться.

Мицо снова улыбнулся, но вскоре опять нахмурился.

— Увы, нет. Вы, мистер Ричтер, сейчас не в том положении, чтобы предлагать какие бы то ни было сделки. Пока мы с вами здесь беседовали, два моих человека вошли в дом с другой стороны и сейчас находятся у вас за спиной. Если только вы причините Маленькому Дракону хоть малейший вред, они убьют вас.

— Допустим, я вам поверил, — почти весело парировал его угрозу Трейси, — но у меня есть для вас кое-что еще.

Он опустил левую руку, чтобы Мицо видел, что в ней.

— Крем для бритья? — в голосе Мицо звучало неприкрытое презрение.

— Подарок от моего отца, — Трейси наблюдал за выражением лица японца. — Помните? Эта штука разнесет всех нас в клочья.

— Крем для бритья?

— А как вы думаете, я протащил бы это через таможню?

Лицо Мицо посерело. Он замер, щека его еле заметно подергивалась.

— Похоже, я снова недооценил вас, — тихо сказал он. — Но, обещаю, это в последний раз.

Мягко ступая обутыми в тапочки ногами, он спустился по лестнице и сделал знак охране. Они сразу же убрали пистолеты и вышли из комнаты.

— Игру действительно пора кончать, — устало проговорил Мицо. Сцепив руки за спиной, он подошел к Трейси. — Вы уже нанесли мне значительный урон. Того, что вы сделали, более чем достаточно. Вот уже почти двадцать лет я живу в Гонконге и делаю здесь все, что хочу, — он задумчиво пожал плечами. — В конце концов, что мне еще надо? — Он кивнул своим мыслям. — Только Маленький Дракон. А что останется? Может, Маленький Дракон, и вереница дней, как две капли воды похожих один на другой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать