Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черное сердце (страница 115)


Трейси подошел к столу и открыл коробку: нижнее белье, серые брюки, черные носки, сверкающие черные ботинки ручной работы, узкий пояс крокодиловой кожи того же цвета, тщательно разглаженная светло-голубая сорочка, все еще хранящая тепло утюга. В коробке оказались также рожок для обуви, флакон дезодоранта и пластиковая бутылочка с тальком. Трейси приступил к переодеванию.

— Лишь бы это не ударило по бюджету будущего года, — ухмыльнулся он. — Ваши бухгалтеры сойдут с ума, увидев счет.

— Не переживай по поводу одежды, которую тебе пришлось бросить в отеле, — Директор намеренно игнорировал колкость, — все улажено. Твои вещи прибывают сегодня вечером рейсом «Пан-Американ».

— А как насчет полиции?

— Забудь гонконгскую полицию.

— Чем я могу вам отплатить? — переодевшись в новую одежду, Трейси теперь был похож на человека.

Скрипнуло кресло. Директор упер немигающий холодный взгляд в Трейси:

— Как прикажешь тебя понимать, черт возьми?

— Вы прекрасно знаете, — медленно произнес Трейси. — Я бы не заинтересовал вас, если бы Фонд не задумал что-то по принципу quid pro quo.

— Ты ошибаешься. Мама. Это и есть quid pro quo.

— За что же?

Директор откинулся в кресле и провел ладонью по гладко выбритой щеке:

— Как бы мне это не было неприятно, но должен признать, ты оказался прав в отношении Кима. Парень стал очень опасен, гораздо опаснее, чем я предполагал. Он предприимчив, и это сбило его с пути. По сути говоря, он уже не с нами — по крайней мере, духовно.

Трейси опустился на стул и вытянул ноги:

— Кое-что я вам говорил еще... когда же? Году в семидесятом, верно?

Директор кивнул:

— Да, примерно в то время. Но это не все. Когда мы ужинали в «Ше Франсуа», ты дал мне понять, что замышляет Ким: тебя почему-то интересовали его планы на отпуск, и я стал размышлять.

— С любым другим у меня этот номер не прошел бы, потребовался бы открытый текст, вы же по-прежнему рассуждаете как профессиональный сыщик.

Так вот почему Директор тогда так вспылил, подумал Трейси. Он терпеть не может ошибок, особенно своих. А ведь именно он сам дал Киму максимально возможную свободу в рамках Фонда.

— Я выяснил, что он уже давно работает на один европейский синдикат со штаб-квартирой в Эйндховене. В него входят весьма консервативные промышленники.

— Эйндховен?

— Голландия, — Директор порылся в своих бумагах. — Коммунистов среди них нет, наоборот — в целом это воинствующие крайние правые.

Трейси кивнул:

— Это укладывается в схему: вы отлично знаете, как Ким ненавидит коммунистов.

Холодный взгляд голубых глаз Директора сверлил Трейси:

— Тогда, будь добр, просвети меня: что, черт возьми, он для них делает?

Трейси встал и начал задумчиво мерять шагами кабинет:

— Я не уверен... пока, — он резко повернулся к своему бывшему шефу. — Вы знаете Макоумера?

— Который Делмар Дэвис? Конечно. Его военная продукция — одна из лучших в мире. Создал потрясающий вертолет «Вампир». Я присутствовал на демонстрационных полетах, которые он устраивал для руководства военно-промышленного комплекса Америки. Старики чуть не спятили от восторга.

— Он работал на меня, когда мы размещались в Бан Me Туоте.

Директор нахмурился:

— Не припомню, чтобы ты мне об этом рассказывал.

— Ничего удивительного. Он был назначен к нам из сил особого назначения. Хотел присоединиться к Фонду, но я отверг его кандидатуру. А вообще это был человек с блестящими способностями, по проникновению на территорию противника ему не было равных — верный ученик Макиавелли, одним словом.

— Почему же ты его забраковал?

— Он неуправляем. И обожал то, чем нам приходилось заниматься скрепя сердце.

— То же самое можно сказать и о Киме.

— Верно, но есть разница: Ким напичкан идеологией — она руководит его поступками и составляет его суть. Ким опасен, это так, но он поддается контролю, им можно управлять, потому что вы всегда имеете возможность вычислить его мотивацию. То есть он стабилен. В Макоумере такой стабильности не было. Возможно, он тоже руководствуется чем-то в своих действиях — если откровенно, я в этом убежден: если судить по тому, как он планировал и проводил операции, у него есть стержень, но какой — никогда не мог понять.

— Объясни, с чего вдруг ты упомянул Макоумера?

— Мне необходимы досье по «Операции Султан».

Некоторое время Директор молчал, потом нагнулся к переговорному устройству и нажал кнопку. Понизив голос почти до шепота, он что-то сказал секретарю и бросил взгляд на Трейси:

— Какое отношение «Операция Султан» имеет к Макоумеру?

— "Операция Султан" и Макоумер — это суть одно и то же, — ответил Трейси. — Мне рассказал об этом в Гонконге Мицо.

И Трейси поведал Директору обо всем, что говорил ему Мицо.

— О Боже! Ты хочешь сказать, что оружейная империя, которую он создавал двенадцать лет, фирма, у которой правительство Соединенных Штатов приобретает средства запугивания всего мира на сумму пятьсот миллионов долларов ежегодно, — эта самая империя создана на прибыли от «Операции Султан»?!

Трейси кивнул:

— По большому счету, да. Ну и, конечно, множество сложнейших капиталовложений, через всевозможные подставные компании, а также финансовые инъекции, которые Макоумеру были сделаны в период становления его фирмы. Но подавляющее большинство инвестиции шли по каналу, возникшему в ходе проведения «Операции Султан».

— Боже праведный.

Мама! — Впервые за все годы общения Трейси видел Директора в состоянии, близком к шоку. Он бросил тревожный взгляд на Трейси. — Но нам действительно нужны и «Вампиры», и бомбардировщики дальнего радиуса действия «Дарксайд», и истребители «Летучая мышь» с компьютерно-лазерным наведением — нам нужно все, что разрабатывает и производит его фирма, я убежден в этом.

— Мы говорим о человеке, а не его продукции, — возразил Трейси.

Одно без другого невозможно.

— Ерунда, — убежденно проговорил Трейси, — в фирме Макоумера работают тысячи людей, среди них — инженеры, которые разработали все эти системы.

— Ты не понимаешь, — вздохнул Директор, — у Макоумера невероятное чутье на такого рода проекты, без этого его фирма просто сдохла бы. Совершенно верно, существуют люди, которые придумали концепцию «Вампира» и воплотили ее в жизнь, есть и другие, не менее талантливые, но все они — не более чем переводчики идей, которыми переполнен Макоумер, — в чертежи, приколотые к кульманам. Да, они преобразовали эти образы в стальную и алюминиевую реальность. Но возможным это сделал Макоумер.

— Давайте по порядку. Начнем с выдвижения кандидатуры Готтшалка на пост президента Америки: без него в роли президента правительство и пальцем не пошевелит, чтобы помочь «Метрониксу» выжить, а без этой помощи фирма окажется, как вы выразились, дохлой.

— Ты отстал от жизни, Мама, — Директор снова откинулся в кресле. — Готтшалк уже выдвинут на пост президента Америки. Сентябрь на дворе, дружок. А после покушения, считай, он уже практически президент.

— Кто-то пытался убить Атертона Готтшалка? — теперь настала очередь Трейси удивляться.

— Какой-то исламский фундаменталист, — Директор взял бронзовый нож для бумаг с выгравированной на рукоятке монограммой. — Произошло в точности то, о чем предупреждал и что предсказывал Готтшалк. Терракт на земле Америки: можешь расценивать это как попытку вторжения международного терроризма в нашу страну. Он неоднократно предупреждал о такой опасности, но очень многие считают, что слова — всего лишь слова. Реальная попытка покушения все изменила, люди стали мыслить и рассуждать иначе. И я не вижу силы, которая помешала бы его избранию на пост президента.

— Насколько серьезно он пострадал? Директор крутил в руках нож, блики света играли на его матовом лезвии:

— Не очень серьезно. Сильный удар в сердце, легкая царапина, — он взмахнул рукой. — Ничего серьезного. На его стороне сам Господь Бог: за несколько дней до покушения он заказал специальный, очень легкий бронежилет и в тот день был в нем.

Услышав стук в дверь. Директор раздраженно отбросил нож в сторону и поднялся из-за стола:

— Должен сказать, до инцидента я отнюдь не был уверен в Готтшалке. Слишком много он болтает, думал я, и задавал себе вопрос: хватит ли у него ума, а, главное, мужества заткнуться и просто делать свое дело, если он займет Овальный кабинет? Теперь я знаю ответ, и он получит мой голос на выборах, — он повернулся к двери. — Войдите.

На пороге возник секретарь, руку его оттягивал черный атташе-кейс. От стального наручника на запястье молодого человека к ручке кейса тянулась тонкая, но весьма прочная цепь. Атташе-кейс ничем не отличался от миллионов своих деловых собратьев, но Трейси знал, что под мягкой черной телячьей кожей проложен лист из молибденового сплава, а под ним — свинцовый экран, не пропускающий рентгеновские лучи и предохраняющий портфель-сейф от взрыва снаружи.

Секретарь поставил кейс на стол шефа и приготовил ключ. Второй Директор достал из кармана брюк. Они синхронно вставили ключи в сдвоенный замок и, повернув их, открыли крышку.

Директор извлек из кейса досье, секретарь закрыл замок и неслышно покинул кабинет. Досье представляло собой темно-красную папку, перехваченную закрепленной на верхней обложке черной тесьмой. Цвет папки свидетельствовал о том, что содержимое ее — оригиналы, черная тесьма означала: «только для высшего руководства».

Не открывая, Директор вручил папку Трейси:

— Досье по «Операции Султан».

Трейси вернулся на свой стул и начал перелистывать документы. Он снова читал свои сообщения: доклады, ежедневные сводки, шифротелеграммы. Тогда ему казалось, что это документальные свидетельства триумфа, торжествующий вопль победителя, первым влезшего на стену вражеской крепости. Но, как и в случае с Бобби Маршаллом, он был тогда слишком невежественен, высокомерен, излишне самоуверен. Как и сейчас, он сидел тогда на стуле у стены, в этом же самом кабинете, и не раздумывая дал согласие возглавить «Операцию Султан». За все в этой жизни приходится платить, подумал Трейси. Иногда дважды.

То, что он надеялся найти, в досье не было. «Операцию Султан» благополучно похоронили, от нее остались лишь обрывочные сведения, пыль времен — все это можно было считать не имеющим ни малейшей ценности, особенно учитывая информацию, полученную в Гонконге.

Он захлопнул папку и поднял глаза на Директора. Взгляды их встретились. Как две рапиры, мелькнула мысль. Трейси подошел к столу Директора и передал ему досье:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать