Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черное сердце (страница 139)


Готтшалк попытался объективно оценить положение — и не нашел аргументов в свою пользу. Полиция непременно доберется до него, это лишь вопрос времени. А как работают комиссии по расследованию, он знал очень хорошо. Если бы о его делах ничего не пронюхали, полиция вообще не сунулась бы в дом Макоумера.

Все это могло означать лишь одно: крах «Ангки». И, следовательно, его тоже. Смерть Макоумера ничем ему не поможет. В цепи оказалось слишком много звеньев, при тщательном расследовании только полный идиот не поймет, какую роль играл Атертон Готтшалк. А настоящие полицейские не имеют ничего общего с кретинами из голливудских комедий, это Готтшалк знал лучше, чем кто бы то ни было.

Готтшалк плотнее завернулся в шелковый халат, подошел к двери ванной и нерешительно постучал.

Послышался голос жены. Он повернул ручку и вошел внутрь. В клубах пара он с трудом различил ее лицо. Она заколола волосы на макушке, из воды торчали лишь коленки.

— Привет, дорогая, — улыбнулся он. — Собственно, я зашел лишь для того, чтобы сказать тебе это.

— Как мило, — улыбнулась она и принялась намыливать руки. — Через пару минут выйду.

— Не торопись, у нас полно времени.

Он вышел и плотно прикрыл за собой дверь. Пресс-конференция наконец закончилась, возобновились прерванные по ее случаю передачи. По одному из каналов шла программа новостей. Дважды было упомянуто его имя. Готтшалк протянул руку и выключил телевизор.

Он открыл окно и подумал: как хорошо, что он зарезервировал номер в одном из элегантных старых отелей, где по-прежнему открываются окна.

Готтшалк сделал глубокий вдох и, легко оттолкнувшись от пола, нырнул в окно. Он не чувствовал страха, теплый ветер трепал его волосы, со всех сторон озорно подмигивали огоньки рекламы, на него стремительно надвигалось что-то темное и огромное. Как море, подумал Готтшалк.

Еще он успел подумать о Кэтлин, о ее восхитительном теле.

Асфальт принял его тело, а он так и не успел закрыть глаза.

* * *

Особняк на Греймерси-парк наконец погрузился во тьму. Первыми разъехались судмедэксперты, за ними — патрульные, последними особняк покинули детективы из группы сержанта Туэйта.

Проход к дому полиция обнесла обычной в таких случаях изгородью, на которой, как и на входной двери, были развешаны желтые ленты с надписью «Не входить, ведется расследование». У роскошных дубовых дверей оживленно обменивались впечатлениями два молоденьких полицейских — ночной пост.

Ветер раскачивал высокие деревья, ветви которых нависали над домом. По одной из них бесшумно скользнула черная тень. Полицейские не видели, как тень спрыгнула с ветки и легко опустилась на крышу. Спустя мгновение тень исчезла, словно растаяла в прогретом за день воздухе.

Напряженно вслушиваясь в звенящую тишину, Киеу спустился с чердака. Убедившись, что в доме больше никого нет, он быстро прошел по коридору второго этажа и открыл дверь в комнату Эллиота.

Он нашел место, куда упал Эллиот, встал на колени и почти неслышно вознес молитву. Душа его пыталась обрести мир и покои, но разве такое было возможно? Он отомстил за смерть одного брата, погубив ради этого другого.

По-другому он поступить не мог. Его действиями руководил жаждущий покоя дух Саманга. Но гибель Эллиота опечалила Киеу, он и представить не мог, что будет так скорбеть. Чтобы подавить непроизвольную дрожь, он обхватил плечи руками.

В душу его прокрался могильный холод. Киеу вновь ощутил себя сиротой, без дома, без мудрого совета учителя и наставника. И вдруг он вспомнил, что так и не выполнил последний приказ Макоумера. Он уже почти сделал это на лестнице — Киеу ни на мгновение не сомневался, кто был его противником, но помешала вломившаяся в дом полиция.

Послушный и преданный сын должен беспрекословно подчиняться отцу, так его учили, а традиции составляли основу, суть Киеу. Отцом его был Макоумер. Что такое Киеу без него и без «Ангки»?

Он понимал, что надо покинуть дом, но знал, что тогда уже больше сюда не вернется. Это был его дом, а это означало нечто большее, чем даже вилла в Пномпене, большее, чем все лагеря в джунглях близ Баттамбанга. Дом. Слово приятно для рассудка, в нем чистота и святость жемчуга.

А потом все заслонил образ мертвого Эллиота, и Кису заплакал.

* * *

Трейси гнал «ауди 4000» через тоннель Линкольна и, вынырнув из него, прибавил скорость и плавно ушел в крайний левый ряд. Не отрывая взгляда от дороги, он вспоминал последний разговор с Туэйтом.

— Единственный способ заполучить Киеу, — сказал он тогда детективу, — это поручить его поиски лично мне. Макоумер заявил, что дал Киеу приказ убрать меня. На лестнице ему это не удалось... Поэтому он будет искать возможности довести дело до конца. Собственно говоря, его и искать-то не придется, он сам на меня выйдет. Я в этом не сомневаюсь. Влияние Макоумера оказалось сильнее детского восхищения буддизмом. И, кроме того, выжил Киеу отнюдь не благодаря буддизму. Так что он начнет охоту за мной.

Туэйт задумался.

— Поэтому она и ушла, — констатировал он наконец, имея в виду Лорин.

— Да, — согласился Трейси, — именно поэтому. Туэйт внимательно посмотрел на него, глаза его поблескивали.

— Знаешь, — тихо произнес он, — а ведь я тебя не пущу. Трейси не обратил внимания на его слова: он уже мысленно приступил к выполнению задания.

Туэйт наклонился и тронул его за колено:

— Послушай, приятель, после того, что ты

там натворил, я преспокойно могу засадить тебя на пару суток за решетку. Ну, скажем, объявлю тебя ценным свидетелем по делу об убийстве в подвале у Макоумера. В общем, придумаю что-нибудь, лишь бы упрятать тебя понадежнее. Ты свое дело сделал, позволь теперь мне заняться своим.

Трейси предвидел такой ход и решил воспользоваться своим последним козырем, который приберегал как раз для подобного случая:

— У тебя нет иного выбора. — Он поднял глаза на Туэйта. — Киеу безумец.

Он вспомнил искры в его глазах и поежился.

— Что ты хочешь этим сказать? — недовольно буркнул Туэйт. — Безумец — потому что убийца?

— Я хочу сказать, — устало вздохнул Трейси, — что он тронулся. Я понял это по его глазам, когда мы схватились на лестнице.

— Ты не психоаналитик, уволь меня от подобных заключений.

Трейси резко выпрямился и в упор посмотрел на Туэйта.

— Могу тебе сказать только одно, — изменившимся вдруг голосом произнес он, — я единственный, кто может попытаться справиться с ним. Пойми же ты наконец, это не человек, это машина убийства в облике человека! Какие тебе еще нужны доказательства? Неужели ты всерьез полагаешь, что разыщешь его? Да он всю жизнь учился убивать и ускользать от возмездия. Тебе его не одолеть.

— Означает ли это, что его одолеешь ты?

— Черт бы тебя побрал, это не битва двух самолюбии! Мы знаем, что он идет по моему следу...

— Но мы же не в замкнутом пространстве, я не могу обеспечить тебе надежную охрану на улицах огромного города! Нет, я не могу тебе этого позволить, слишком велика опасность, и дело не только в тебе: могут пострадать невинные люди.

Трейси кивнул.

— Вот здесь ты попал в самую точку. — Он снова откинулся на сиденье. — Поэтому-то я и собираюсь отправиться в графство Бакс, там я смогу контролировать ситуацию. — Он помолчал. — Место там достаточно изолированное, у твоих людей не будет никаких проблем.

Он пытался прочитать реакцию Туэйта, но в неверном свете уличных фонарей лицо его казалось непроницаемой маской. Наконец детектив пожал плечами и повернулся к Уайту.

— Айвори, — негромко приказал он, не сводя глаз с Трейси, — немедленно звони в справочную. Узнай номер управления полиции штата Пенсильвания и соедини меня с шерифом графства Бакс. Я хочу поговорить с ним. Мне надо дать ему черт знает сколько инструкций, а со временем у нас туго.

Трейси свернул на частную дорогу и оплатил на пропускном пункте проезд. Он уже не думал о Туэйте: на финальной стадии плана Макоумера было задействовано очень много действующих лиц. Трейси уже поставил в известность Директора, и тот направил в Нью-Йорк группу специалистов по компьютерам, которым предстояло войти в программную сеть «Метроникса». Эти парни знали, как обойти блокирующие системы и закодированные цепи; рано или поздно им удастся докопаться до главного.

Трейси вспомнил, что сказал Директор о будущем «Метроникса» без Макоумера: полный развал. Трейси надеялся, что этого не случится. По крайней мере не раньше чем специалисты расшифруют компьютерную сеть фирмы.

А потом он подумал о Киме. Накануне он весь вечер пытался с ним связаться, названивая поочередно в его квартиру в Вашингтоне и по нью-йоркскому номеру, который тот ему оставил.

Трейси очень не нравилось исчезновение Кима. Уже на рассвете ему позвонил Директор и сообщил, что в одном из далласских отелей полиция обнаружила трупы трех агентов КГБ, причем один из них был весьма крупной фигурой, в прямом и переносном смысле.

— Это Ким, точно. — Голос Директора был напряженный. — Я не знаю пока, что происходит, но будь осторожен. Если я тебе вдруг понадоблюсь, имей в виду, ближайшие трое суток я буду занят на переговорах с госдепом, так что лови меня, если сможешь. Мы попытаемся замять шумиху, которую пресса вознамерилась устроить по поводу русских шпионов.

Трейси въехал в графство Бакс и свернул на Ривер-роуд, которая через полкилометра превратилась в ухабистую проселочную дорогу. В придорожных кустах надрывались цикады, исполняя гимн уходящему лету. Их песня вызвала в памяти образ Лорин, их поездку на пляж.

Он увидел ее глаза, в которых отражалось море, одно только море.

Справа появился знакомый дом, и Трейси съехал с дороги. Здесь пахло соснами, мятой и диким тимьяном. По другую сторону дороги лежало поле, пустое и безжизненное: фермеры уже успели убрать урожай. Ласково светило солнце, но лучи его почти не согревали. Скоро сюда пожалует зима, думал Трейси, будет гореть камин, весело трещать сухие поленья, на которых выступят прозрачные слезы смолы. Он не хотел встречать здесь зиму без Лорин.

Трейси поднялся по ступенькам и открыл замок. Шесть минут пятого.

В холодильнике на кухне он обнаружил лишь полбанки майонеза, почерневшее от времени яблочное масло и открытую банку сардин.

Ему все же удалось откопать под пустыми пакетами нетронутую баночку кокосового масла, которая пришлась как нельзя кстати. Держа в одной руке банку, Трейси прошел в гостиную и бросил взгляд на деревянную фигурку Будды на каминной полке.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать