Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черное сердце (страница 92)


Смерть и ее орудие. Он снова пробежал список не в силах прервать поток воспоминаний. Это будет очень легко, он уже знал, что надо сделать, и как. Ради отца, ради «Ангки», ради всего, над чем они оба работали четырнадцать лет.

И он выбрал единственно верный способ и приблизился к ней, как струйка дыма в летний день. Никем не замеченный.

Он приготовился, он уже знал, что сделает, машина смерти запущена. Мозг посылал сигналы нервам, они докладывали о полной готовности выполнить предначертанное. Все органы чувств его сосредоточились на ее нежной шее. Волосы были подняты вверх и заколоты пучком на макушке. Все, что ему нужно — один квадратный миллиметр ее плоти. И сейчас он был прямо у него перед глазами. Еще мгновение...

Малис! Малис! Малис!

Мощный и страшный удар в недрах его сознания едва не сбил Киеу с ног. Он почувствовал, что задыхается, и едва не схватился за плечи стоявшей перед ним Лорин. Лишь мгновенная как молния реакция и обостренные до предела рефлексы удержали его от этого.

Но он должен ликвидировать ее. Обязан! О чем это он думает? Почему колеблется? Сделай это! Легкие его разрывались от безмолвного крика. Сделай же!

Но он не мог, что-то там внутри не позволяло ему. Удар оглушил его, его подташнивало, ноги стали как ватные. Не отводя взгляда от ее шеи, он попятился.

И вдруг он с абсолютной ясностью понял, почему не может этого сделать. В тот момент, когда его рука лишь сделала первое движение, в сознании возник мостик: он собирался убить Малис!

Пораженный страшным открытием, он снова увидел апсару — кружась в астральном танце, она отделилась от тела Лорин, обернулась к нему, пальцы ее, извивавшиеся, как змеи, снова грозили ему. Сделавшись двойником Лорин, апсара пошла ему навстречу, а Лорин удалялась в противоположном направлении.

Медленно, соблазнительно она приближалась к нему, сразу же заставив его вспомнить буддийский обет безбрачия, который он недавно дал.

Она повела плечами, движения ее были эротичны, бедра покачивались, ноги, словно предвкушая плотские радости, раздвинулись.

Киеу почувствовал знакомую боль в паху. Когда он мог противостоять Малис? Член его напрягся, и в этот самый момент он почувствовал легкое дуновение воздуха, словно его коснулась какая-то неведомая стихия — он снова поглядел на Малис, и теперь она была обезглавлена, вся в крови, тело ее приобрело цвет утопленницы, из глазниц сочилась слизь и, извиваясь, ползли речные водоросли.

Виненакан. Дух ее неотступно следовал за ним.

* * *

Ночь не принесла желанной прохлады. Трейси вынырнул из глубокого, почти наркотического сна, который бывает у тех, кто дошел до предела своих физических и эмоциональных возможностей. Он с трудом поднялся на ноги: поединок в больнице отнял у него гораздо больше сил, чем мог себе позволить специалист его квалификации.

Я утратил форму, подумал он сердито. Или же это последствия удара, от которого я потерял сознание. Как бы то ни было, Трейси злился на себя. Он пожал плечами. Талисман? Здесь это называется так. На Западе сказали бы «рок» или «судьба», японцы определили бы это как «карма». То, чем невозможно управлять, поэтому настрой свое сознание на что-нибудь полезное, уговаривал себя Трейси, идя по проходу между каютами.

На палубе джонки горели ходовые огни, со всех сторон в ночи светились желтые, красные и зеленые фонарики, словно плавучий город уносил в неведомую даль многоглазый дракон, фен шуй, по древнему поверью охраняющий Гонконг.

Они миновали Раунд-Айленд и изменили курс, направляясь к Вонг Ма Кок, южной оконечности острова Гонконг. Крепкий северо-восточный ветер надувал паруса. По правому борту показались огни Ло Чау, а прямо по курсу лежал Кейп д'Агилар, на траверзе которого они снова изменят курс и пойдут на север, к каналу Тахонг. Трейси понял это, как только по левому борту возникла черная громадина Тунг Лунг-Айленда.

На палубе тоже стояла духота — Трейси прислонился к перилам, прислушиваясь к монотонному поскрипыванию снастей и вглядываясь в мигающие со всех сторон огоньки. Ночь накрыла его своим черным пологом, надежно спрятав от посторонних глаз. Джонка лениво покачивалась на волнах, время от времени Трейси видел белые барашки пены у борта.

Ночь постепенно завладевала его сознанием, проникая через барьеры, поставленные временем, возвращая Трейси к его воспоминаниям. Он во всех подробностях вспомнил свое первое задание в Камбодже. Это было сразу же после выпуска из Майнза.

Теперь ты овладел тысячей способов убийства, говорил ему Джинсоку перед тем, как Трейси покинул зеленые холмы Виргинии. Но ты еще ни разу не убивал. Будь постоянно начеку. Не забывай то, чему я тебя научил, и убивай, не задумываясь.

Это первое задание, наверное, и было самым трудным:

Трейси должен был в одиночку ликвидировать командира лагеря красных кхмеров. Потому что те трое, которые входили в группу Трейси, погибли в ходе операции. Туилли подорвался на противопехотной мине, Дику попала в пах отравленная стрела, и он умер в страшных мучениях, а Тимоти разрывная пуля разворотила грудную клетку.

К тому моменту на этом участке джунглей в живых оставались только двое: Трейси и его цель. Они кружили друг вокруг друга, как два хищника, готовые к смертельной битве.

В конце концов все оказалось очень просто. В рукопашном бою красный кхмер ничего не мог противопоставить Трейси: машина

смерти, которую идеально отладил Джинсоку, действовала не размышляя и в конце концов вышла на завершающий — он же смертельный — удар.

Но на какую-то долю секунды Трейси все же задумался — задумался о том, что он собирается сделать, он вдруг подумал о той божественной искре жизни, которую вдохнул в противника Создатель и которую он, Трейси, сейчас погасит. Ему оставалось жить меньше секунды.

В этот момент мысли Трейси не были заняты политикой или философией, ему было плевать на то, что перед ним стоит враг, он видел перед собой просто человека. И заколебался.

И едва не погиб сам.

Противник воспользовался замешательством Трейси, резко повернулся и высоко выпрыгнул над землей, словно ночной дух из оскверненной могилы. Он был очень быстр, а сейчас вообще действовал со скоростью молнии, потому что испугался до смерти и приготовился защищать свою жизнь до последнего вздоха.

Он сумел ранить Трейси, едва не убил его. Отбросив колебания, Трейси вернулся к тому состоянию, о котором говорил Джинсоку, и парировал следующий удар, наверняка оказавшийся бы смертельным, если бы Трейси не предоставил принимать решения телу, исключив из процесса мозг.

Трейси сделал то, чему учил его старый японец: поставив на ногу противника жесткий блок локтем, он использовал сообщенное руке начальное ускорение, и ударная точка его левой кисти со страшной силой обрушилась на нос соперника.

Голова кхмера дернулась, глаза закатились и подернулись белой пленкой смерти: носовой хрящ вонзился в податливое серое вещество мозга.

Трейси без сил повалился на траву, на груди его лежал труп врага. Морщась от боли, Трейси выбрался из-под мертвого тела и поднялся на ноги.

И только сейчас он осознал, что же произошло, он наконец почувствовал вкус убийства и, что не менее важно, понял, какие в этот момент возникают мысли и чувства. Сила этих ощущений буквально потрясла его, в те мгновения по жилам его мчались потоки энергии, которой вполне хватило бы для освещения целого города, волны ее накатывали как могучий океанский прибой.

Трейси понял, что это ощущение провело границу между ним и всеми остальными людьми. И теперь он наверняка знал, что убить его, Трейси, практически невозможно: он прошел все стадии подготовки по методике Джинсоку и теперь вышел на качественно иной уровень, на высший уровень, где единственная ставка — чужая жизнь. И никогда его собственная. Во благо или во зло, он этого не знал, но теперь убийство стало его внутренней сущностью: он повернулся к своему первому трупу спиной и двинулся сквозь душную, влажную ночь. Он уже знал, что к прежней жизни возврата нет.

Он поднял глаза, джонка вышла на траверз Бигуэй-бей и ТунгЛунг. Теперь уже близко. С северо-востока к нему приближался Хай Джанк-пик. Еще не время, подумал он. Он впился взглядом в темноту, готовый в любую минуту увидеть знакомые очертания берега.

Он перешел на противоположную сторону палубы — несмотря на духоту, ему вдруг стало холодно. У грузового люка он заметил какой-то небольшой темный предмет. Ли. Вначале он решил, что она спит, но подойдя ближе, увидел, что глаза ее открыты. Она внимательно наблюдала за ним.

Трейси сел рядом.

— Что случилось, малышка? Не можешь заснуть?

Не сводя с него глаз, она молча покачала головой.

Трейси протянул руки, и она взобралась к нему на колени. Он обнял ее, поцеловал в затылок, она что-то пробормотала и сразу же заснула. Через минуту Трейси тоже сморил сон.

Он проснулся от звуков голоса. Трейси открыл глаза, ни одна мышца его не дрогнула при этом. Ли спала у него на груди, обхватив одной рукой его за локоть. В темноте белело лицо Пинг По.

— Ты крепко спал, Младший Брат, — кивнул он Трейси. — И мою малышку убаюкал.

Трейси насторожился и пристально поглядел на Пинг По: ради того, чтобы просто поболтать, он бы не стал его будить.

— Я прекрасно отдохнул, — просто ответил Трейси.

Пинг По снова кивнул:

— Очень хорошо, — он поглядел на небо. — Тихая ночь. Очень тихая. Бьюсь об заклад, с первыми лучами солнца задует крепкий ветер. — Он хитро поглядел на Трейси: — Ты готов со мной поспорить?

— Через полчаса, — Трейси даже не посмотрел на часы. Он понимал, что от него требуется немедленный ответ. Китайцы обожали заключать пари, они делали ставки на все, что движется, шевелится, ползает, скачет, поднимается или падает. Малейшее колебание Трейси было бы истолковано в пользу предложившего пари, а сам Трейси из талисмана был бы переведен в разряд куай лох, или дьявола, который, как подозревали мудрые китайцы, сидит в каждом человеке с Запада.

— О-хо-хо! — на лице Пинг По появилось удивленное выражение. — Это будет позже. Гораздо позже, — он покачал головой. — Ставлю сто гонконгских долларов.

— Согласен.

Пинг По улыбнулся и довольно потер руки.

— Отлично. Скоро увидим.

Он плюнул за борт. Глаза его были полуприкрыты, в них отражались холодные огни, и из-за этого зрачки казались непроницаемо черными.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать