Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Добро пожаловать в Ад (страница 49)


Иногда, вырвавшись из беспросветной гонки большого города, люди в первый день «отдохновения от трудов» выкидывают такие номера, что диву даешься. На второй день отсыпаются, на третий входят в норму…

Выпроводив капитана, радист заперся изнутри. Может лучше слинять от греха подальше. Мало ли что померещится спьяну братве? Пришлепнут как комара на стекле. По береговым огням он оценил расстояние — доплыть можно в два счета. Стояло бы сейчас лето — никаких вопросов. А так, судя по погоде, водичка градусов пять, не выше. Что делать, если судорога сведет?

Тем временем «гулянье» на борту продолжалось.

Стрелок ухватил за руку одну из двух подружек, пытавшихся прошмыгнуть мимо. В отличие от Крапивы, он словоохотливостью не страдал. Подержал девицу за локоть, осматривая с головы до ног. Та мысленно прокляла свои туго обтягивающие джинсы и кофту, которая позволяла оценить торчком стоящие груди.

Стрелок спокойно выпустил свою жертву — никуда не денется. Слегка подтолкнул в спину, чтобы шла вперед. Девушка оглянулась на подругу — та молча опустила голову. Все пассажиры уже знали, что у компании при себе ножи, «пушки» и Бог знает что еще.

— Я тебя умоляю… — начала она.

Стрелок только улыбнулся. Она с ужасом разглядела цветную татуировку, начинающуюся от самой шеи. Толчками в спину он довел ее до своей каюты. Там дремал, закинув ноги на стол, отличившийся за обедом «боксер» с массивным перстнем. В пальцах тлела сигарета, выпуская к потолку тонкую струйку сизого дыма.

На звук защелкнувшейся двери он лениво открыл глаза.

— А-а… Ничего, пойдет под пьяную голову, — кряхтя поднялся с места.

— Да ты не мешаешь. Отдыхай, — махнул рукой Стрелок.

— Не буду тебя смущать, — слегка покачнувшись, сосед направился к выходу. — Пойду, погляжу на речку. Костяшки, сука, болят.

Он помахал в воздухе правой рукой.

— Подходи через полчасика. Я ее как раз разогрею.

— Можно.

Когда за «боксером» закрылась дверь, Стрелок стал расстегивать рубашку.

— Будешь лежать как бревно, пущу тебя по кругу, — предупредил он девчонку. — Сперва наши все тебя перетрахают, потом экипаж подключим.

Показались выколотые татуировщиком-профессионалом тигриная морда, порхающая бабочка, голая красотка в непристойной позе.

— Вот так для начала, — Стрелок ткнул большим пальцем себе в грудь.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

НОЧНОЙ ДЕСАНТ

Удовиченко вел машину по шоссе параллельно каналу. Особо гнать надобности не было — они и на скорости семьдесят километров обходили медленно плывущий в темноте «Грибоедов».

При виде четырехпалубного красавца репортерская душа не выдержала искушения. Удовиченко попросил Иваныча сесть за руль, а сам схватился за видеокамеру.

О том, чтобы высадить пассажиров и вернуться обратно больше речи не было — страхи временно отступили на второй план.

Комбат внимательно следил за берегом — требовалась обычная лодка, без движка, который обязательно расслышали бы с теплохода. Он прибавил скорости — надо оторваться как следует, иначе на веслах не угонишься.

Спокойнее всех вел себя Виктор, по его лицу в темных очках полосами пробегали отсветы прибрежных огней. Запах близкой воды не просачивался внутрь плотно задраенного салона и музыкант даже не знал, что они вышли на последний рубеж. Он сидел, не оборачиваясь, и терпеливо ждал команды.

Отсняв нужный материал — красивую заставку, Удовиченко с некоторым недоумением посмотрел на человека, ни разу не повернувшегося к реке. Этот молчаливый, неподвижный незнакомец пугал его, казался чем-то вроде робота, обтянутого человеческой кожей.

Задавать вопросы репортер не решился, только осторожно коснулся плеча сидящего впереди Комбата. Тот увидел в зеркальце озадаченное лицо с крошечным носиком под стать птичьему клюву. Рублев понял немой вопрос, но не стал ничего объяснять. Скажи сейчас журналисту, что из мизерного состава «группы захвата» один, вдобавок, еще и незрячий, и Удовиченко точно потребует свою машину, чтобы укатить восвояси. А возвращать транспорт рановато.

Комбат только пожал плечами — такой вот у меня напарник, не обессудь. «Дальний» свет раскручивал ленту дороги. Проносились какие-то складские помещения, домишки частной застройки, длинные железобетонные заборы.

— Можешь не гнать, — сказал Удовиченко. — Видишь шлюзы? Здесь они застрянут.

Но у людей на автомобиле появились свои трудности: трасса неожиданно вильнула в сторону. Сперва Комбат послушно повернул, придерживаясь асфальтовой полосы. Но она уводила все дальше от канала, словно две дороги — водная и шоссейная — резко рассорились после долгой дружбы.

Развернулись назад и, добравшись до места «размолвки», покатили по бездорожью. Комбат сбросил скорость, чтобы не растрясти на запчасти «жигуль».

— Осторожно, — Удовиченко стучал сзади кулаком по плечу, могучему, гранитной твердости плечу.

Он горько раскаялся, что уступил водительское место, теперь нечего было и мечтать занять его в ближайшее время. Подпрыгивая на очередной кочке, репортер морщился так будто его нервы проросли в железо родного автомобиля.

Но долго мучиться не пришлось; как только проскочили шлюзы. Комбат заметил то, что давно высматривал — лодки перевернутые вверх дном. Их было целых три.

Выйдя из машины, обнаружили, что весла отсутствуют — по всей видимости хозяева забрали их с собой.

Теплохода еще не было видно и Комбат дал долгий гудок. Один, потом другой, третий. Наконец, из темноты вынырнул рыжий паренек, которому жизнь еще не отбила охоту высовываться на шум.

— Ты хозяин?

— Нет. А че надо?

— Лодку одолжить.

— Не знаю… Хозяин смотал уже. Завтра утром пробуйте словить.

— Тогда весла найди. С ним мы решим все вопросы.

Тут парень заметил рукоятку, торчащую из кармана Виктора и безошибочно определил, к чему она относится.

— Сейчас. Сейчас принесу.

— Только не вздумай пропасть! — крикнул ему вслед окончательно осмелевший Удовиченко. — Все равно найдем!

Непроницаемый вид человека в темных очках внушил репортеру уверенность: за спиной такой «машины смерти» можно чувствовать себя как за каменной стеной.

Неизвестно, вернулся бы парень без такого предупреждения или нет. Через десять минут он вынырнул из темноты вместе с парой стареньких весел.

— Не боись, все вернем на место, — заверил Комбат.

Он не привык прятать свое лицо, но не стоило разочаровывать ни милицию, ни мафию, убежденных в

факте его смерти. Хотя бы тонким шарфом замотать ненадолго.

* * *

Человек с родимым пятном занимал одну из двух кают класса «люкс». Вторая пустовала — больше не нашлось никого, кто пожелал бы заплатить за билет двойную цену. Эту каюту можно было сравнить с гостиничным номером средней руки: отдельный санузел с душем, телевизор и холодильник, тусклый ковер на полу и такой же тусклый пейзаж на стене. Ее главным преимуществом была неплохая звукоизоляция: гула корабельного двигателя почти не было слышно.

Именно поэтому Меченый, занятый деловыми переговорами по сотовой связи, достаточно долго не имел понятия о происходящем на борту. Выходить ему не хотелось: толпа туристов еще при посадке раздражала. Еду в номер приносил один из бойцов, недавних участников «кровавой бани».

Как никогда раньше имелись все основания для оптимизма. Бизнес шел неплохо. Левашовцев удалось окончательно сокрушить — выкосить под корень командный состав. Были все основания думать, что Вельяминов в ближайшее время сменит гнев на милость и взаимовыгодное сотрудничество продолжится.

Только одно облачко маячило на общем голубом фоне: Иваныч. Из какой берлоги выполз этот медведь? Что общего было у него с Ритой? Кого он выслеживал в фирме? И обстоятельства гибели подозрительные — не исключено, что это толковая имитация.

Меченый привык доверять только трупу. Остальные свидетельства никогда не убеждали его до конца.

Краем уха он уловил что-то похожее на крик. Похоже ребята дали себе волю. Он приоткрыл иллюминатор — в каюту ворвались речная свежесть, стук двигателя, шипенье пены. Крик больше не повторился.

Зато постучали в дверь — забрать посуду.

— Что там за шум? — спросил Меченый. — Ребята шалят?

Здоровенный детина с соломенными патлами виновато улыбнулся:

— Нос одному тут разбили.

— Одному? — недоверчиво переспросил Меченый.

— Еще с девкой какой-то проблемы возникли…

— Нажрались уже. Вам только поводок сними — понеслась душа в рай. Прекратить сейчас же — мы не в открытом море.

Меченый оставил иллюминатор приоткрытым — ни криков, ни шума больше не доносилось, только монотонный гул перемалывающего воду винта. Потом и движок затих — началось шлюзование…

* * *

— Ото, мы, кажется, опускаемся, — Крапива выглянул в темноту. — Или поднимаемся — я чего-то не пойму.

Сергей лихорадочно перебирал в уме предлоги, чтобы вытянуть гостя из каюты.

— Может выйдем посмотрим? Кто-нибудь уже видел, как это происходит?

— Сходи, потом нам расскажешь, — махнул рукой Крапива.

Сергей прикусил язык.

— Ну что сидишь. Не доверяешь мне? Или бабе своей? — Крапива наклонился к кровати и похлопал по одеялу там, где обозначилось Ларисино колено.

— Что вы себе позволяете? — поперхнулась она от возмущения и перевела глаза на мужа.

— В самом деле, — осторожно высказался Сергей. — Давай не будем переходить определенные границы.

— Не понял, — Крапива зацепил парня за волосы на макушке и вывернул шею назад, так что лицо его задралось к потолку. — Повтори еще раз.

— Ничего особенно я не сказал, — с трудом произнес Сергей.

— Оставь его в покое, мразь! — не выдержав, крикнула Лариса.

Выпустив мужа, Крапива всеми пятью пальцами схватил ее подбородок и больно сжал рот.

— А ну тише, красавица. От крика я делаюсь бешеным.

Свободной левой рукой он вытянул из кармана охотничий нож с широким лезвием.

— Успокойся, ради Бога, — попросил сзади Сергей.

«Да стукни ты его стулом», — молча взмолилась Лариса.

Крапива словно почувствовал ее мысль через кожу и, не оборачиваясь, приказал парню:

— Сядь на место.

Отпустив молодую женщину, он сорвал с пустой койки простынь, мигом скрутил в жгут и привязал Сергея к стулу. Лариса вскочила с кровати и попыталась проскочить к двери. Споткнувшись в последний момент о выставленную ногу, она упала и больно стукнулась локтем об пол. Тяжелая подошва прижала спину:

— Я в розыске, терять мне нечего, — на ходу придумал Крапива для вящей убедительности. — Будешь плохо себя вести — уши обрежу твоему мужику. Пошла на кровать.

Она спряталась под одеяло с головой — вдруг кошмарный сон сейчас кончится. Услышала звук расстегиваемой пряжки пояса. Вспомнила фильмы с видеокассет: ложась, насильник выпускал оружие из рук, героиня завладевала им и стреляла в висок или ударяла ножом в спину.

Надо посмотреть где он оставит нож. Она выглянула из-под одеяла: голый ниже пояса Крапива вешал джинсы на второй стул. Он подошел к крепко связанному мужу и в доказательство серьезности своих угроз легонько провел острием ножа по щеке. Из длинного пореза потекла кровь.

— Если ты рот откроешь, тоже ничего хорошего не обещаю. Посиди — просмотр бесплатный.

Повертев нож в руках, он положил его на стол — если кто-то попытается открыть дверь, достаточно сделать два шага. Полез в кровать — Ларису обдало перегаром и звериным запахом пота.

Сергей закрыл глаза, чтобы не видеть ритмично двигающихся вверх-вниз складок одеяла. Но уши он не мог заткнуть — шумное дыхание работающего в постели мужчины переворачивало все внутри.

Он не смог бы сказать, сколько прошло времени.

Вдруг он услышал как тихо и осторожно поворачивается в замке ключ. Разгоряченный Крапива дышал все чаще и чаще, как разогнавшийся до предела паровоз, и явно ничего не замечал.

Дверь резко распахнулась на пороге появился незнакомая Сергею массивная фигура.

— Елы-палы, Иваныч! — удивленно воскликнул Крапива.

Эти слова оказались для него последними. Раздался хлопок, пуля, выпущенная с расстояния в несколько шагов пробила голову над левой бровью. Густая кровь вылилась из тела одновременно со спермой. «Напарнику»

Комбата пришел конец.

Из-за плеча стрелявшего высунулся телескопический объектив видеокамеры: Удовиченко успел поймать дернувшееся в последней конвульсии тело, рот молодой женщины, раскрытый в беззвучном крике…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать