Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Жребий принцессы (страница 14)


— Ах ты, маленький жеребец! — проревел он. — Что, понравилась моя дочка, а, золотая головушка? Эй, женщина, будь любезна, наполни кубок для мужчины Зхиани.

С трудом овладев собой, Хирел принял массивный золотой кубок. Его содержимое отдавало кобыльим молоком. Сделав каменное лицо, он отпил глоток, отставил кубок в сторону с самым благопристойным видом и взглянул на Азхурана. Даже сидя на земле, великан был выше Хирела. Юноша почувствовал, как краска заливает его щеки. Он был уверен, что покраснел с головы до пят, хотя и не осмеливался опустить глаза, чтобы проверить это.

— Ты ей нравишься, — во всеуслышание заявил Азхуран. — Она говорит, что ты просто мастер. Лев. Бык. Жеребец. Безбородый, сладкоголосый парень с короткими кудрями — просто чудо! В твоей стране все мужчины похожи на тебя?

То, что он не умер тут же на месте. Хирел был склонен отнести на счет происков несуществующих богов. Мужчины зхил'ари таращились на него, а женщины норовили подобраться к нему поближе и пожирали его голодными глазами. Предательницы Зхиани среди них не оказалось. Гибкая, словно змея, с ядовитым, как у змеи, языком, Зхиани развлекалась с ним всю ночь возле озера, а на рассвете покинула его, подарив тысячу поцелуев. На смену ей явились шесть дев, почти таких же красивых, как она сама, которые кормили, украшали и всячески ублажали его. А с наступлением ночи они снова были вдвоем и до рассвета резвились в траве при свете лун и звезд. Она была ненасытна. Она была сладкая как мед. Она была рождена для высокого искусства любви. И она предала его, поведав о его доблестях всем и каждому. Если Хирел выйдет из этой палатки живым, то убьет ее.

Ее отец смеялся и самым непристойным образом подталкивал Хирела.

— Ну-ну, маленький жеребец! Ты что, оставил свой язык в беседке у воды? Расскажи мне, что привело тебя сюда. Ты хочешь золота? Сенелей? Или еще одну женщину, чтобы научить ее своим западным танцам? Хотя это будет делом нелегким, потому что у моей дочери острые когти и она выпустит их, как только кто-нибудь попробует понравиться тебе. К изумлению Хирела, его голос прозвучал слишком уверенно. — Сареван, — сказал он. — Сареван хочет говорить с тобой.

Хирел рассудил правильно. Азхуран вскочил на ноги без вопросов и возражений. Неспешным шагом, чтобы Хирел мог поспевать за ним, он направился к палатке Саревана, расталкивая любопытных, толпившихся вокруг. Сареван сидел в кровати, а старуха стояла поодаль, и воздух между ними накалился от напряжения. Хирел протиснулся внутрь.

— Вождь здесь, — сказал он Саревану. — Постарайся договориться с ним побыстрее. Тебе надо отдохнуть.

Он не сомневался, что ведьма наложит на них всех свое проклятие. Но она так и стояла в сторонке, скрестив на груди руки, и молча сердито смотрела на них. Азхуран склонился над принцем Аварьяна и громко заговорил на своем языке.

Обсуждение сделки заняло довольно много времени. В самый разгар торговли, когда старуха присоединила свой голос к общему хору, в палатке появился Юлан. Кот невозмутимо развалился на полу и задремал, однако одно его ухо оставалось бдительно приподнятым. Устроившись возле его теплого надежного бока, Хирел пытался хоть что-нибудь разобрать в словесной перепалке, разразившейся над его головой. Это помогало ему забыть о пережитом стыде и удерживало от немедленного убийства.

* * *

Когда вождь вернулся к своим делам, а старуха ушла в крайнем возмущении, Сареван сказал: — Быстрые сенели, провизия и одежда для нас обоих! Он говорил с трудом, но выглядел очень довольным.

— И какова же цена? — спросил Хирел. — Кое-какие уступки со стороны моего отца, главным образом касающиеся свободы этого племени охотиться в королевских угодьях, а также службы некоторых юношей Азхурана в моей дружине.

— Я имел в виду не это. Твой отец с радостью выполнит любую его просьбу. Но чего это будет стоить тебе? — Ничего, — ответил Сареван. — Завтра мы отправляемся. Хирел присвистнул. Он всего лишь хотел положить конец протестам старухи, но не собирался участвовать в новом безумстве.

— Я вижу, что ошибся, — насмешливо произнес он. — Мне казалось, у тебя есть хотя бы крупица здравого смысла. — Я должен ехать, — сказал Сареван. — Отправь вместо себя юношей Азхурана, а когда наберешься сил — поезжай следом за ними. Здесь наверняка найдется хотя бы один человек, которому можно доверить твое послание.

— Только не это послание. — Сареван вздохнул и прикрыл глаза. — Все будет так, как я сказал, львенок. Я сделаю то, что должен сделать. — Ты просто чокнутый.

Сареван едва заметно улыбнулся. Воцарилась тишина, и Хирел решил не нарушать ее. Ему показалось, что Сареван вновь погрузился в забытье, однако тот стал объяснять:

— Условия сделки распространяются и на тебя. В Эндрос мы отправляемся вместе. Хирел посуровел.

— Ничего подобного. Я тоже могу ставить условия. Я сам найду дорогу в Кундри'дж. Теперь я свободен от тебя, а ты — от меня.

Глаза Саревана открылись. Спокойные и глубокие, они выражали сожаление и стальную волю.

— Мне очень жаль, львенок. Я действительно хотел доставить тебя домой и покончить с этим. Но теперь ты знаешь, кто я такой, и можешь предположить, что я собираюсь сказать отцу. Я не могу допустить, чтобы ты добрался до Кундри'дж-Асана прежде, чем я попаду в Эндрос.

— А что дает тебе право или власть принуждать меня? — спросил Хирел с мягкостью, подобающей принцу, которого

предали.

— Необходимость, — сказал Сареван. — И зхил'ари. — Важные причины, — заметил Хирел все так же мягко, но без малейшей тени уступки. — Однако здесь не прозвучало ни единого слова о праве, а о чести ты вообще ничего не знаешь, ты, который так долго обманывал меня, водил за нос и наслаждался собственной ложью. Во вздохе Саревана прозвучала усталость всего мира. — Может быть, я и в самом деле получил слишком большое удовольствие, мороча тебе голову. Но это в прошлом, и я заплатил. Теперь необходимость заставляет меня отправляться в путь, а тебе волей-неволей придется следовать за мной, потому что ты — тот, кто ты есть. Но тебе ничто не угрожает. К тебе будут относиться с подобающим почтением. Я прослежу за тем, чтобы тебе представился случай высказаться от лица твоей империи.

— Мой отец придет с армией и освободит меня. — Скорее всего он вступит с нами в переговоры о твоем благополучном возвращении.

— К тому все и шло, не так ли? Ты просто играл со мной, пока шпионил в Асаниане. А теперь наконец сказал правду. Ты всегда хотел взять меня в заложники. Господи, и почему я не убил тебя, когда у меня была возможность!

Сареван приподнялся на руке; она дрожала, но все-таки поддерживала его.

— Я клянусь тебе. Хирел Увериас, что это не предательство. Ты снова увидишь свой дом и свой народ, снова вернешься в Кундри'дж-Асан. Но сперва я должен передать послание моему отцу.

— Должен, — эхом отозвался Хирел, — всегда должен. Но что вынуждает тебя? Ведь ты не единственный шпион твоего отца. И наверняка другого не поймают так, как поймали тебя.

Удар попал в цель: Сареван напрягся и чуть не упал. Но его слова прозвучали как всегда хладнокровно.

— Никто из них не видел во сне того, что видел я. И никто из них не является сыном моего отца.

— Ну так и поговори с ним на расстоянии. Воспользуйся магией, которой ты так гордишься.

— У меня ее нет. — Локоть Саревана подогнулся, он упал прямо на раненое плечо и задохнулся от боли. — Я уже сказал тебе, что мои силы иссякли. Ты поедешь со мной. Не пытайся бежать. Воинам Аэхурана приказано охранять тебя.

Они не были навязчивы. Однако, куда бы Хирел ни шел, на его пути неизменно оказывались несколько неуклюжих дикарей: они слонялись безо всякого дела, собирались небольшими группками, перекрывали каждую тропинку, которой он мог бы воспользоваться для побега. Когда он купался в озере, к нему присоединилась половина племени зхил'ари, как мужчины, так и женщины, щеголявшие своей наготой. Внезапно кто-то так бесстыдно и дерзко потащил его за собой, что он вскрикнул, но не от боли, а от неожиданности. У него над ухом раздался радостный лепет Зхиани. Ей захотелось порезвиться прямо здесь, при всех. Тут он вспомнил, что хотел убить ее. После того, как убьет Саревана.

Ее пальцы тем временем творили что-то невообразимо восхитительное. Он громко застонал, но никто его не услышал. Совсем рядом, недалеко от берега, двое мужчин — седобородый великан и румяный юноша — сплелись в страстном порыве. По их телам и вокруг них прыгали маленькие дети. Это было отвратительное зрелище. Но оно удерживало Хирела почище любой решетки. Весь мир превратился для него в тюрьму, где цепями служили руки и губы Зхиани.

Эти люди были совсем не такие, как его братья и их сообщники в При'нае. Здесь все были осторожны, никто не осмеливался недооценивать Хирела из-за его молодости, красоты или пресловутой невинности. Когда настало утро, он все еще находился в лагере, а Зхиани собирала его в дорогу, вздыхая, целуя и заваливая подарками. Он решил оставить ее в живых. Ведь она всего-навсего дочь дикаря и даже не поняла, что оскорбила его.

Он мог бы взять ее с собой. Конечно, она неподходящая жена для Высокого принца, однако любовница из нее получилась бы замечательная. Во всем Кундри'дж-Асане ей не нашлось бы равных.

Если он вообще увидит Кундри'дж. И все-таки он взял бы ее. Ради собственного удобства. Ради компании.

Зхиани выкупала его, целуя там, где ей хотелось, пощипывая его тут и там, но, когда в нем снова возникло желание и он потянулся к ней, она увернулась и очень грустно сказала: — Больше нельзя.

Одевая его, она прикасалась к нему уже не так бесстыдно, причем с явным неодобрением отнеслась к его намерению надеть штаны.

— Женские слабости, — пробормотала она. Однако помогла Хирелу влезть в штанины, показавшиеся ему уютными, как собственная кожа, с игривым удовольствием застегнула гульфик и щелкнула тяжелой плоской застежкой на ремне. Затем она накинула на его плечи расшитый плащ, распахнув его так, чтобы было видно, как ее первый золотой подарок сияет на груди юноши. Наконец, она принесла высокие мягкие сапоги, которые стали в ее глазах некоторым извинением его непростительной склонности носить штаны. Точеные стройные ноги высоко ценились в краю этих великанов с могучими телами. Ступни Хирела были узкими, изящными и почти не загрубели. А шрамы, которые появились на его теле во время скитаний и уже стали бледнеть, восхитили Зхиани почти так же, как золотое сияние его волос.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать